Г. К. Гинс
04.12.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"




ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Солидаризм, как продукт и фактор прогресса

ГЛАВА XI

СОЛИДАРИЗМ, КАК РУКОВОДЯЩАЯ ИДЕЯ


          1. Солидаризм, как прогрессивное начало. 2. Смена правопорядков. 3. Преимущества солидаризма и его юридическая сущность. 4. Признаки правовой культуры. 5. Сопоставление с социализмом: примирение индивидуального и коллективного начала в солидаризме. 6. Этические основы солидаризма.

          1. Формула — «от либерализма к солидаризму», составляющая подзаголовок нашей книги, означает движение, переход от одного порядка к другому. Означает ли это движение прогресс, выигрывает ли что-либо человечество от такого перехода, или здесь простая неизбежность, в связи с изменением внешних условий жизни?

          Речь идет о явлениях этического порядка. Выигрыш сказывается в том случае, если силу сменяет право. Сила лишена этических начал, здесь действует стихия, вместо критерия «должного» применяется критерий «возможности»142. Если солидаризм распространяет право и на те отношения, где господствовала сила, то это этический выигрыш. Здесь можно говорить о прогрессе.

          Принципы права не одинаковы. Право сопровождается принуждением. Вытесняя силу, оно само, однако, прибегает к ее помощи. Чем меньше требуется принуждения для поддержания правопорядка, тем совершеннее он, тем выше его этическая сторона. Если солидаризм расширяет свободу и сокращает объем принуждения, то это тоже выигрыш.

          Право вносит гармоническое начало в человеческое общежитие, оно уравновешивает действующие силы, распределяя права и обязанности. Здесь происходит постоянное изменение. Сказываются новые силы, ранее не проявлявшие своей активности, им надо предоставить простор. Распределение прав и обязанностей требует постоянных коррективов. Если солидаризм вносит большую равномерность в распределение прав и обязанностей, подчиняет началу гармонии все живые общественные силы, не подавляя ни индивидуального, ни коллективного творчества, и тем способствует подъему и расцвету культуры, то можно сказать, что солидаризм — завоевание прогресса.

          2. Многие явления истории вызывают теперь единодушную отрицательную оценку. С точки зрения современности они представляются не иначе, как торжеством силы, и получают название «кулачного права». В семье — безграничная власть домо-владыки — право жизни и смерти над детьми и женой. В труде — рабство и кнут. Внутри государства — деспотическое начало. Неоплатный должник отдается во власть кредитора. Символом собственности является копье (hasta), символом залога — кулак. Граждан нет, есть подданные, от которых требуется безграничное повиновение власти, объединяющей в своих руках и войско, и управление, и суд. Привилегированные сословия и высокопоставленные лица в свою очередь обладают могуществом, которое позволяет им безнаказанно обирать других. Суд не обладает в это время достаточным авторитетом. Стороны решают вопрос поединком, в котором побеждает случай, а чаще сила и ловкость. Такова картина «кулачного права» внутри государства.

          Во внешних отношениях еще хуже. Торговля соединяется с грабежом. Беззастенчивый обман и принуждение слабого к сделке не считаются предосудительными. Иностранец — враг, он не пользуется никакими правами, а соседнее государство сохраняет независимость, лишь поскольку оно способно защищать себя.

          Все это постепенно изменяется. В семье не допускается безграничного произвола, он ограничивается контролем семейного совета; родительская власть приобретает характер обязанности. Долговое право смягчается. Труд регулируется договором. Государственная власть ограничивается конституциями, ограждающими неотъемлемые права. Суд приобретает независимость. Международные отношения регулируются правом.

          Казалось бы, право может праздновать окончательную победу, но торжество его вновь омрачается воплями недовольных. Они указывают на возрастающее влияние капитала. Экономическое могущество давит и принуждает невидимо, но ощутимо. Рабочие, якобы свободно заключающие договор, в действительности вынуждены соглашаться на определенные условия труда, так как они находятся во власти капитала. Государством правят политические партии, которые поддерживаются капиталистами и выражают их интересы. Классовое господство обращает право в замаскированное насилие над неимущими, достигаемое и поддерживаемое экономическим могуществом капитала. В международных отношениях господствуют могущественные державы, достигшие наибольшего развития промышленности и обладающие крупными финансами. Таким образом, строй так назы-ваемого «правового» государства, который представляется на первый взгляд высшим достижением правовых стремлений, подвергается жестокой критике и изображается, как господство силы, хотя и иного характера, чем господствовавшей раньше, но делающей все же право своим орудием143.

          Другие представления о насилии, другие требования к праву и вечное искание новых начал — такова жизнь. В оценке существующего сказывается психология века. Правовые принципы и воззрения выражают психологию, которая, в свою очередь, определяется состоянием культуры и внешними условиями.

          3. С этой точки зрения и солидаризм является продуктом развивающейся культуры. Он содействует укреплению и усовершенствованию правового порядка, отвечая современным условиям. Мы указали выше три признака прогресса правовой культуры: вытеснение правом силы, сокращение принудительных начал, гармонизацию всех живых творческих сил.

          Солидаризм ослабляет классовую борьбу, вытесняя силу из сферы взаимоотношения труда и капитала. Он уменьшает также возможность насилий в международной сфере, и здесь способствуя укреплению правовых начал. Таким образом, он отвечает тенденции культуры — заменить силу правом.

          Солидаризм не исключает принуждения. Но принуждение, которое он применяет, основывается на самоограничениях во имя общих интересов, — нередко сами заинтересованные определяют объем и случаи его применения. Таким образом, этот элемент силы на службе права приобретает значительно смягченный характер. И здесь правовая культура выигрывает.

          Наконец, и с точки зрения гармонизации активных начал общественной жизни, солидаризм наиболее соответствует современным условиям. Избегая крайностей либерализма, он не устраняет индивидуального начала. Индивидуализм и социальные тенденции наиболее гармонично примиряются в солидаризме, который рассматривает каждого индивида, как часть целого, исходя из принципа, что индивид многим обязан тому обществу, в котором он живет144. Но солидаризм считает в то же время, что общество, которое не обеспечивает индивиду возможности развить его творческие силы, неизбежно идет к упадку. Таким образом, и индивид и общество в системе солидаризма выигрывают. Каждая сторона получает права и обязанности, соответствующие обоюдной выгоде.

          Государство, по принципам солидаризма, слагается из сложной сети коллективов. Солидаризм поощряет корпоративную активность. Индивид входит в корпорацию, которая увеличивает его возможности и достижения. Корпорация получает права по отношению к государству, становится активным участником его жизни. Власть корпоративного государства черпает свою силу из организованного общества, здесь достигается сложная гармония многообразных объединений, представляющих все творческие силы нации.

          Таким образом, солидаризм отвечает требованиям прогресса правовой культуры. Он является продуктом передовой психологии, воспитанной на правосознании развитой личности и социальных тенденциях нового времени.

          4. На первый взгляд представляется непонятным, что правом называют то, что впоследствии называют насилием и неправдою, что гармоническим (если согласиться с тем, что право вносит гармоническое начало в человеческий обиход) должен быть признан и деспотический режим патриархального времени, и полицейское государство, и парламентаризм. Но, в действительности, здесь нет противоречия. Каждый правовой режим следует оценивать с точки зрения психологии и условий эпохи. Деспотический режим предполагает отсутствие развитого индивидуального сознания и организованных общественных групп. Полицейское государство невозможно там, где общество привыкло к самоуправлению. Каждый правовой строй может быть гармоничным для своего времени, в зависимости от того, какие активные силы в нем действуют. Деспотия, если она выражается не в уродливых формах тирании, а в виде неограниченной центральной власти, подчиняет себе и неорганизованную, но опасную в своей стихии толпу, и войско, и высших сановников. Она создает порядок внутри и охраняет внешний мир, и для своего времени она может быть наилучшим строем. Парламентаризм может быть идеальным государственным порядком, когда в стране существуют дисциплинированные политические партии, когда прочны традиции и не слишком разнообразны и противоречивы интересы различных групп населения.

          Словом, ни «право», ни «социальная гармония» не предоп-ределяют заранее к. л. установленного содержания. Оба эти понятия формальны и если их применяют для характеристики к. л. порядка, то они означают лишь известные тенденции — наибольшего устранения силы при существующих условиях, наилучшего согласования всех существующих интересов.

          Не следует также забывать и того, что правовое начало далеко не охватывает всех явлений общественной жизни. Когда говорят о «кулачном праве», то этим хотят выразить, что права нет, что господствует вместо него сила. И действительно, о каком праве можно говорить, когда владетельному феодалу предоставляется грабить всех проезжающих или войску самому себя содержать. Право лишь постепенно проникает во все явления общественной жизни, охватывая ее и подчиняя себе. В этом одно из завоеваний культуры.

          Другое завоевание — усовершенствование самой правовой культуры, переход к более высоким этическим принципам. Скажем, семья от безграничной власти отца переходит к смягчению ее и ограничению семейным советом и правами подвластных, а потом к свободе и независимости членов семьи и существованию ее на началах солидарности, добровольного сотрудничества, в целях взаимопомощи и поддержания домашнего очага.

          Солидаризм — продукт передовой, более высокой этики. Если задать себе вопрос, каким должно быть право будущего для того, чтобы оно не казалось насилием современному человеку, то таким требованиям отвечает только солидаризм. Только он не подавит личного начала и не поставит препятствия укреплению социальных принципов и корпоративной самодеятельности.

          Психологически солидаризм представляет собою облагороженный эгоизм: юридически это система норм, подчиняющих индивидуальные права ограничениям во имя общего интереса или укрепляющая высшим авторитетом самоограничение объединяющихся лиц и организаций, в обоих случаях не только в интересах организованной группы, но и в интересах самих же носителей прав.



142) Г. К. Гинс — Право и сила. Харб. 1929 г. стр. 3, 6, 42.

143) Dr. К.О. Petraschek Die Rechtsphilosophie des Pessimismus. Munch. 1929 г. cp. особ. стр. 193 — 255. Сам Петрашек указывает, что человеческое общество не может удовлетвориться равновесием сил и системой отношений, подобной соотношению планет, но стремится противопоставить этически нейтральному началу силы принцип нравственности и специально справедливости (255).
 
144) О солидаризме, как гармонии начал индивидуалистических и коллективистических делал сообщение в Institut de France бельгийский министр и профессор Baron Descamps, напечатавший свой доклад под заглавием Le monde du droit (Essai sur la gravitation juridique et revolution civilisatrice) 1922 г. Удачное разрешение проблемы солидаризма автор справедливо считает задачей социального и правового прогресса (стр.33).

Предшественником его можно считать А. Фулье, называвшего синтез индивидуализма и социализма «социальным реформизмом. A.Fuillee, Le socialisme et la sociologie reformiste 3-ed 1926. p. 357 и сл.).


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить