Г. К. Гинс
03.12.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"





          5. Великая война, объединившая силы двадцати девяти государств (включая английские доминионы) против центральных держав, послужила толчком к осуществлению той идеи постоянного международного объединения для обеспечения мира, которое раньше рисовалось воображению, как туманный идеал.

          Лига Наций, созданная Версальским трактатом, по идее первоначального соглашения, должна охватить все государства мира и наложить на них обязанность сотрудничества и подчинения правовому порядку, обеспечивающему поддержание мира.

          Лига Наций солидаризирует интересы объединяемых ею государств, подчиняя их организованному порядку, который соответствует интересам участников. Это первый опыт постоянной организации международного общения на правовых началах без нарушения принципа независимости государств, но с несомненным ограничением его133.

          В частно-правовых отношениях солидаризм создает контроль публичной власти. В международных отношениях он производит такое же изменение. Если до сих пор столкновение двух государств оставалось их частным делом, то теперь это рассматривается, как нарушение публичного порядка, как угроза миру134. Соглашение о Лиге Наций стремится предупредить войну. Лига Наций должна предупреждать опасность войны, как добрая полиция предупреждает опасность столкновений и драк на улице. С этой целью Лига Наций ограничивает вооружения, подобно тому, как полиция запрещает частным лицам носить или хранить оружие без разрешения. Лига контролирует также заключение договоров, устанавливая обязательность регистрации всех заключаемых договоров в секретариате Лиги, для распубликования их, подобно тому, как устанавливается обязательство регистрации и распубликования всех договоров об организации обществ и ассоциаций135.

          Словом, впервые в международное право проникает публично-правовое начало. Международный индивидуализм корректируется подчинением высшему авторитету и служением общей цели136.

          6. Предупреждение войн можно считать главною задачей Лиги Наций. Война не запрещается совершенно. Это было бы еще слишком нереально для существующего мира, но она остается крайним средством. Согласно договору Лиги, члены ее приняли на себя обязательство не прибегать к войне, пока не испробованы все меры ее предупреждения. «Все члены Лиги уславливаются, что, если между ними возникнет спор, могущий вызвать разрыв сношений, они его передадут или в третейский суд или на рассмотрение Совета. Они уславливаются также о том, что ни в каком случае не прибегнут к войне до истечения срока в три месяца после решения третейским судьей или доклада Совета.

          Во всех случаях, предусмотренных настоящей статьей, решение третейских судей должно последовать в нормальный срок и доклад Совета должен быть выработан через шесть месяцев после того, как ему было передано дело» (ст. 12).

          В общей сложности, до непосредственного столкновения спорящих держав истечет не менее девяти месяцев. Срок достаточный для того, чтобы охладить воинственность.

          Если дело не передано третейскому суду, то оно рассматривается в Совете Лиги Наций. «Для этого достаточно, чтобы одна из сторон поставила в известность Генерального Секретаря, которому надлежит принять все нужные меры для расследования и подробного рассмотрения дела со стороны членов Лиги» (ст. 15).

          Совет принимает на себя посредничество с целью уладить спор. Если это не удается, то он составляет и публикует доклад, в котором рекомендуется наиболее правильное и подходящее к существу дела решение. Это апелляция к общественному мнению! Та сторона, которая приняла предложение доклада, становится под защиту Лиги. Прочие члены Лига, (а это почти все государства мира) обязуются не прибегать к войне против стороны, подчиняющейся заключениям доклада.

          Соглашения о Лиге имеют целью разрядить воинственное настроение. На протяжении шести, девяти месяцев военное напряжение не может не ослабеть, а тем временем общественное мнение будет подготовлено для противодействия несправедливым притязаниям и почва для соглашения или примирения окажется подготовленной.

          Против стороны, подчиняющейся решению, запрещается вести войну и, таким образом, нападающий на нее может встретить сопротивление со стороны всей Лиги.

          «Если один из членов Лиги прибегает к войне, вопреки обязательствам, принятым в ст. ст. 12, 13 и 15, он тем самым признается совершившим военное действие против всех других членов Лиги. Эти последние обязуются немедленно прервать с ним торговые и финансовые отношения и должны запретить своим подданным вести сношения с государством, нарушившим соглашение, должны быть также прекращены и все сношения финансового, коммерческого и личного характера между поддаными государства, нарушившего соглашение, и поддаными других государств, безразлично членов или не членов Лиги» (ст. 16).

          Разрыв сношений, даже блокада, которая, при участии в ней почти всех государств мира, способна задушить блокированную страну, остановив в ней кровообращение, наконец, как последнее средство, военное воздействие против государства, осмеливающегося объявить бунт против всего мира! Война — наказание! вооруженные действия с целью заставить уважать обязательства Лиги! — таков резерв средств, которыми располагает Лига Наций для прекращения наступательных войн.

          Когда укрепилась государственная власть, она монополизировала в своих руках орудия принуждения, теперь, когда впервые возник международный авторитет, он стремится монополизировать в своих руках орудие войны. Насилие, применяемое в качестве наказания, остается правовым средством. Война между отдельными государствами с нарушением правил о Лиге рассматривается, как правонарушение (публично-правовой принцип); война Лиги против нарушителя мира принимает характер наказания (то же публично-правовой принцип). Юридическая природа международного права, под влиянием солидаризма, так же меняется, как меняется частное право, когда оно, как мы это видели на примере водного законодательства, подчиняется административному режиму. К частно-правовому примешивается публично-правовой элемент.

          В прошлом международное право уделяло львиную долю своего внимания вопросам войны, теперь «право войны» заброшено и занимаются главным образом вопросами мира. Но если война легализируется и как средство самообороны и как репрессия, то и в отношении права войны, хотя бы как наиболее существенной части международного уголовного права, необходима тщательная работа и совместные усилия народов в пользу его подчинения началам облагороженной этики.

          7. Соединенные Штаты Америки, отказавшись от участия в Лиге Наций, не остались, однако, в стороне от того движения в сторону миролюбия, которое успехами своими немало обязано инициативе президента-идеалиста Вильсона137.

          27 августа 1928 г., по предложению статс-секретаря Келлога, в Париже был подписан договор, известный под именем «пакта Келлога», который осуждает войну, как средство разрешения международных конфликтов, и обязывает государства, принявшие пакт, разрешать все вопросы и конфликты какого бы то ни было характера «исключительно мирными средствами».

          Пакту этому, который объединил почти весь мир, предшествует следующий текст:

          «Договаривающиеся державы, глубоко сознавая лежащий на них торжественный долг содействовать благу человечества, убеждены, что наступил момент искренно отказаться от войны, как орудия национальной политики, и обеспечить сохранение навсегда существующих сейчас мирных и дружественных отношений между народами; что всякие изменения во взаимных отношениях должны производиться лишь мирными путями и что всякая из договаривающихся держав, которая впредь пожелает во имя своих национальных интересов прибегнуть к войне, должна быть лишена привилегий, вытекающих из настоящего договора, и надеются, что поощренные их примером все другие нации присоединятся к их условиям138.

          Если пакт этот формально не стоит ни в какой связи с существованием Лиги Наций, то едва ли можно отрицать, что его принятие психологически подготовлено теми совместными действиями государств на пользу мира, (Женевский протокол, Локарно) которые связаны работою Лиги, и теми самоограничениями, к которым уже начинают привыкать ее члены. Так, напр., очень характерно, что Муссолини, воинственным замыслам и планам которого заключение пакта вовсе не соответствовало, не счел, однако, возможным отказаться от его подписания.



133) Правильный подход к вопросу у Miroslas Gonsiorovsky, Societe des Nations et Probleme de la paix, который, цитируя Буржуа и пользуясь его идеями о солидаризме, противопоставляет их индивидуалистическим отношениям государств и доказывает необходимость подчинения внутреннего права международному (v. I ch. II, особ. стр. 64).

134) На это уже обращено внимание в литературе международного права. Прежде, говорит I.W.Garner (Recent Developments in International Law. Calcutta. 1925. стр. 813) «государства были посторонними зрителями во время войн, теперь — иное». Об этом же Plitis (см. выше прим. 124) в указанном сочинении стр. 95—119.

135) Подробное изложение мероприятий Лиги по всем этим вопросам во втором томе указанной работы М. Gonsierovsky. О деятельности Лиги по вопросу о войне и разоружении большой очерк в словаре Dr. Strupp. Worterbuch des Volkerrechts u. der Diplomatie. B. III 1929. «Anhang — Volkerbund u Kriegsverhutung».

В русской литературе наиболее подробное освещение конструкции и задач Лига Наций дает Циммерман «Очерки нового международного права». Изд. 2. Прага 1924 г. стр. 145.

136) I.W.Garner в указанном труде (примечание 134) формулирует наблюдающуюся тенденцию в развитии международного права, как превращение его из интернационального (международного) в супер-национальное (наднародное), см. стр. 11 затем стр. 38 — 39, где автор оговаривается, что для настоящего времени говорить об этом изменении еще преждевременно.

Тот же автор указывает на наблюдающееся самоограничение государств и Лига Наций называется высшим достижением в эволюции международных отношений, свидетельствующим, что чувства солидарности между нациями становятся все сильнее (стр. 41 — 42).

137) Главным мотивом отказа является формальное соображение. Статут Лиги Наций (ст. 10) морально обязывает ее членов участвовать в репрессивной войне против нарушителя мира. Между тем, по конституции Соединенных Штатов, право объявления войны принадлежит Конгрессу и связывать себя заранее государство не может.

138) По смыслу пакта и разъяснениям его автора, он не имеет в виду лишить права самообороны. Недостатком пакта является отсутствие в нем санкций. В случае нарушения пакта одним из подписавших его, другие подписавшие имеют основание порвать с ним, выбирая свободно средства воздействия. Здесь очевидно потребуется соглашение остальных о взаимном выступлении. В виду отсутствия обязательства непременно начать войну с нарушителем мира, США предпочли эту форму соглашения участию в Лиге.


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить