Г. К. Гинс
29.11.2012 г.

  На главную раздела "Научные работы"




ГЛАВА VII

КЛАССОВАЯ БОРЬБА И СОЦИАЛЬНАЯ ГАРМОНИЯ

(Тенденции современного трудового права)


          1. Отрицательное отношение солидаризма к классовой борьбе. 2. Примирительное течение в профессиональном движении (жёлтые союзы). 3. Попытки современного законодательства смягчить классовую борьбу (бюро для регулирования заработной платы, принудительное третейское разбирательство и факультативный арбитраж). 4. Запрещение стачек и локаутов в Италии (зак. 1926 г.). 5. Надклассовый (национальный) солидаризм. 6. Корпорации — надклассовые органы фашизма. 7. Министерство Корпораций в Италии. 8. Специальные трудовые суды в Италии и их особенности. 9. Тенденции современного трудового права.

          1. В докладе, прочитанном в 1909 г. Л. Буржуа, развивая идеи синдикализма и применяя к нему свои общие воззрения, так определяет его границы: 1) синдикат не должен разрушать связи его членов с другими людьми и группами: член синдиката является семьянином, солдатом, гражданином; 2) каждая группа должна соблюдать высшую межгрупповую солидарность, все они должны помнить о государстве, как о высшем объединителе и покровителе, т. к., с разрушением государства, рухнуло бы и благополучие синдикатов76. Ш. Жид, в свою очередь, указывает, что теория солидаризма, признавая и поддерживая все виды ассоциаций, заставляет оказывать предпочтение тем из них, которые объединяют людей по более общему признаку перед более специальными и узкими.

          Таким образом, солидаризм рисует себе общество, как сложное сооружение, поднимающееся от индивидов через ряд всевозможных групповых организаций к государственной вершине, всё связывающей, но опирающейся на самодеятельность и самоопределение индивидов и групп.

          Естественно, что подобное учение отрицательно относится к идее классовой борьбы. Когда солидаризм замыкается в рамки одной группы, он превращается в сектантство. Секта это патология солидарности («La secte cest la patologie de la solidarite» Barofalo). K.Маркс своим учением о классовой борьбе разрушает солидаризм, т. к. проповедует узкую солидарность одного только пролетариата77.

          Некоторые из сторонников солидаризма выражали уверенность, что борьба классов приведет в конечном итоге к компромиссу, который объединит все общественные группы. Развитие картелей, синдикатов и трестов, параллельно с развитием пролетарских организаций, создает возможность столкновения гигантов, но в этой невыгодной для обеих сторон борьбе будет выковано сознание и чувство солидарности78.

          Если бы хозяин стал на точку зрения рабочего и рабочий на точку зрения хозяина, то у них возникло бы взаимное понимание. Это взаимное понимание не исключено. Симптомы его уже наблюдаются: в Австралии многие льготы для рабочих достигнуты соглашением синдикатов рабочих с организациями работодателей79.

          Классовая борьба — порождение либерализма. Если государство не вмешивается в отношения труда и капитала, то рабочим не остаётся ничего иного, как организоваться для совместной борьбы. В борьбе этой воспитываются классовое сознание и дисциплина, основанная на чувстве солидарности.

          Известный знаток трудового права, недавно умерший немецкий ученый Каскель, характеризует предмет трудового конфликта следующим образом: «индивидуальные споры между отдельными предпринимателями и их рабочими, вытекающие из их специального договора, не могут быть предметом легального конфликта. Если, наоборот, организованный коллектив рабочих объявляет о своей «солидарности» со спорными требованиями отдельных рабочих и для отстаивания их прибегает к борьбе (забастовка солидарности), то, по общему правилу, здесь дело идет о споре существенного значения, в котором одна, по крайней мере, сторона добивается принятия в коллективном соглашении оспариваемых другой требований, а потому здесь и спор коллективный»80.

          Таким образом, совместное отстаивание рабочими их прав и интересов предполагает солидарность и сознание общих интересов.

          Чем шире распространяется сознание общности интересов среди рабочих и чем могущественнее становятся их профессиональные союзы, тем больше сплачивается и противоположная сторона — предприниматели. Дух солидаризма проникает и в их менее дружную среду. Рабочие поднимают оружие забастовки (массовой приостановки работы), предприниматели прибегают к локауту (массовому расчету). Обе стороны несут тяжёлый урон в войне, а результаты этой борьбы нередко бывают неожиданными: там, где действует сила, разум теряет своё влияние.

          Классовая борьба разжигается политиками, её можно смягчить и устранить.

          Не может быть сомнений, что обострение классовой борьбы обязано во многом политической доктрине марксизма, который обосновал на ней свои революционные расчёты81.

          Стремление избежать отрицательных последствий борьбы привело к заключению коллективных договоров. Связывая себя подобным договором, стороны добровольно согласовали свои интересы и обеспечивали мир на срок действия соглашения.

          Но если вред классовой борьбы осознан её непосредственными участниками, то тем более очевиден он для третьей стороны.

          Государство не может быть равнодушным к тому, как подрывается благополучие нации постоянным перерывом работ. Статистика82 показывает, что за период 1919-1923 гг. в Англии, в среднем, потеряно было 35,5 млн. рабочих дней, на каждую 1000 жителей — 819 дней; в Германии — 35,3 млн. дней, на 1000 жителей — 591 день; в Италии — 13,6 млн. рабочих дней, на 1.000 жителей — 352 дня, во Франции — 10,1 млн. дней, на 1000 жителей — 259 дней.

          Подобные потери рабочего времени и непроизводительные расходы, связанные со стачками и локаутами, как-то: поддержка забастовщиков или безработных, содержание администрации и заводов, наконец, утрата рынков при длительных забастовках — все это причиняло и причиняет такой ущерб государству, что последнее не могло не искать способов предотвращения забастовок и локаутов.

          2. Сознание вреда классовой войны распространяется и среди рабочих. Новейшая эволюция капитализма много содействует победе мирных течений. Идею непримиримости классов сменяет идея сотрудничества рабочих и предпринимателей83.

          В самом деле, жестокая конкуренция промышленных предприятий разных стран показала, что победителями выходят не те из них, которые выжимают из рабочих наибольшую прибавочную стоимость, а те, которые, при наличии высокой заработной платы, ограждаемой тарифным договором, пользуются новейшими техническими усовершенствованиями, вводят наилучшую организацию труда (фордизм), наилучше используют труд (тэйлоризм) и умело объединяют свои усилия с другими предприятиями (синдикаты, тресты). Увеличением доходности предприятие становится обязанным гению технического и административного руководства. Рабочие всё больше сознают, что успех конкуренции, благополучие предприятия, а следовательно и их благополучие, находятся в зависимости от таланта руководителей, которые выполняют не только более сложную работу, но, при современных условиях, вынуждены отдавать почти все свои умственные силы и не восемь рабочих часов. К тому же чем крупнее предприятие, тем относительно меньшая доля прибыли используется самими предпринимателями, рабочие же, благодаря своей организованности и системе коллективных соглашений, отвоёвывают себе наибольшую долю прибавочной стоимости, какая по условиям хозяйства им может быть предоставлена84.

          Необходимо, наконец, учитывать то влияние, которое оказывает на распределение доходов демократический строй. Благодаря возрастающему политическому влиянию рабочего класса, государство становится орудием в руках масс, для осуществления социальной политики. В демократическом государстве пролетарии получают возможность разделить с буржуа участие, как в труде, так и в прибылях.

          Поэтому стремлениям руководителей рабочего движения больше отвечает идеал „промышленной (индустриальной) демократии", чем перспектива классовой войны. Это особенно заметно в США, где покойный Гомперс и заменивший его теперь Грин вдохновляют, в качестве руководителей рабочего движения, борьбу за улучшение положения рабочих, но без превращения ее в политическую борьбу и тем более в социальную революцию85.

          Подобного рода движение развивается и в Европе. В Германии в 1919 г. союзы хозяйственного мира насчитывали 100.000 рабочих, в 1925 г. — 247.173. В процентном отношении это число рабочих составило в 1919 г. — 1,03, а в 1925 г. — 3,01 общего числа рабочих86. Это движение не может еще считаться влиятельным, но оно уже заметно. Будущее его зависит во многом от вождей87.

          Несомненно то, что классовая борьба, борьба труда с капиталом, много способствовала прогрессу. Профессиональные политические и кооперативные организации пролетариата способствовали его культурному развитию и самосознанию. Они во многом улучшили положение трудящихся и существенно изменили внутренние отношения в капиталистических странах. Картина современного капиталистического мира вовсе не похожа на ту, которую видели перед своими глазами Маркс и Энгельс. Продолжительность жизни и среднее благосостояние рабочего с тех пор увеличились, а в периоды тяжелых кризисов и депрессии безработные находят поддержку у профессиональных союзов, общественных организаций (городские и земские самоуправления) и государства (страхование от безработицы). Вера в то, что социализм увеличит производительность хозяйства и, следовательно, благосостояние народов, угасает, так как промышленность и без того достигла высокой степени организованности при посредстве концернов. Таким образом, не пропаганда со стороны предпринимателей, а опыт и факты внушают лидерам рабочего движения сознание безнадежности классовой войны.

          Но здесь легко впасть в крайность. Отказ от классовой войны не должен сопровождаться прекращением организованной профессиональной борьбы. Борьба, как и конкуренция, служит стимулом прогресса. Сорель не без основания осуждает примиренчество, как признак упадочности88. И рабочим и предпринимателям следует объединяться и организовываться для защиты своих интересов. Сотрудничество рабочих с предпринимателями на современной демократизированной фабрике не должно заслонять расхождения их интересов. Но в современных условиях уже нет надобности прибегать к таким приемам борьбы, которые причиняют вред обеим сторонам и грозят подорвать благосостояние государства. При современной международной экономической конкуренции государство, в котором часто происходят забастовки и локауты, как будто намеренно подрывает свои силы, истощает себя в интересах конкурентов. Поэтому, помимо тех предупредительных мер против злоупотребления забастовками, которые выработаны самими профессиональными союзами (коллективные соглашения и профессиональная дисциплина), должно проявить инициативу в этой области и само государство.

          С юридической точки зрения, это не представляет больших трудностей. «Право стачки» (или вернее «свобода стачек») не охраняется специально конституционными актами, оно является производным от свободы коалиций (Vereinigungsfreiheit), которая обеспечивает возможность объединения для защиты     своих интересов всеми не противными способами. Свобода коалиций охраняется конституцией и м.б. ограничена только конституцией, а свобода стачек, как способ борьбы м. б. ограничена и в обычном порядке89.

          3. Лучшим из средств борьбы против стачек следует, конечно, признать предупреждение конфликтов. Одной из таких попыток является учреждение особых бюро для регулирования заработной платы (Wage boards). Подобное бюро существует в Австралии (Виктория) с 1896 г. Бюро организовано на паритетных основаниях, оно определяет минимум заработной платы и условия труда. Рабочие сохраняют право стачек, но точное и справедливое определение условий труда устраняет поводы к крайним мерам90.

          В Новой Зеландии приблизительно в то же время с 1894 г. (Industrial and Arbitration Act) учреждены особые суды для разрешения трудовых конфликтов. Это система принудительного третейского, разбирательства. Страна разбита на семь районов, в каждом существует Local Board of Conciliaton. Состав этих примирительных камер: два представителя союза хозяев, два от ассоциации трудящихся и председатель по выбору или, за отсутствием выборного, по назначению правительства.

          Примирительные камеры разрешают трудовые конфликты по инициативе союзов или частных лиц и если стороны прибегают к забастовкам и локаутам, не обратившись в камеру или вопреки её решению, то уплачивают штраф.

          Многие государства приняли систему факультативного арбитража. В Англии с 20 ноября 1919 г. существует для этой цели постоянный промышленный суд. В Советском Союзе 23 марта 1923 г., издано Положение о примирительных камерах и третейских судах. В Германии примирительное производство (Schlichtungsverordnung) регулируется законом 30 окт. 1923 г. и учреждены специальные суды по делам трудящихся 23 декабря 1926 г. В Южно-Африканском Союзе подобный суд учрежден 26 марта 1924 г.; в Финляндии — 28 окт. 1924 г.; во Франции 24 сент. 1925 г., в Японии — 1 июля 1926 г. Приказом 22 марта 1928 г. предусматривается учреждение специальных трудовых судов в Польше. Существуют подобные суды и во многих штатах Северной Америки.

          4. Фашистское законодательство разрешило вопрос о стачках и локаутах со свойственной ему прямолинейностью. Оно абсолютно запретило эти вредные для государства способы борьбы за односторонние интересы, установив за применение их уголовные наказания (Закон 3 апр. 1926 г., гл. III DelIa serrata e dello sciopero). Запрещены также всякие коалиции, направленные в сторону, подобной борьбы, и конспирация.

          Фактически таково же положение в СССР. Вопрос о стачках здесь не урегулирован. В частных предприятиях они остаются нормальным средством борьбы, но частных предприятий почти не существует. В государственных же предприятиях забастовки законом не запрещаются, но фактически не могут быть осуществлены, т. к. при общем характере режима они будут квалифицированы, как выступления против государственной власти.

          Право стачек было в своё время прогрессивным. Оно способствовало организации рабочих для самозащиты, укрепляя чувство солидарности в кругу лиц одинаковой профессии.



76) L. Bourgeois, Solidarite 7-е ed. 1912. стр. 290. ср. его же доклад (Annales de L'Institut internat. de sociologie XIII p. 316): если не будет высшей солидарности всех социальных групп, то синдикализм разрушит государство.

77) Annales XII. р. 61-62; ср. С. Bougle, Syndicalisme et Democratie — 1908 г. радикалы поддерживают синдикализм, лишь поскольку он сотрудничает с государством.
 
78) Доклад R.Goldscheid' а (австр.) Annales. XII р. 296.

79) Bourgeois о. с. стр. 136,257. Об этом же говорит C. Bougle в его Solidarisme, где он указывает на возможность смягчения классовой борьбы, т. к. противоположность интересов, о которой говорит марксизм, не всегда остра и часто работодатели и рабочие могут иметь общий интерес, напр., против потребителя или поставщиков сырья.

80) Dr. W. Kaskel — Arbeitsrecht. 2-е А. § 101 стр.300.
 
81) Лабриола признает, что классовая борьба возникает не инстинктивно, а в результате политики социалистов (Socialismo contemporaneo — стр. 303-310). Даже Ленин признает, что рабочий класс, предоставленный сам себе, не идет дальше тредъюнионизма («Что делать» стр. 31).

82) О. Fantini. «Stato e Lavoro» стр. 194.

83) G. Wunderlich Der Kommende Hochkapitalismus Berl. 1927 стр. 35. E. Dietzgen, Fort mit dem Klassenkrieg. Zurich, 1929 г. bes. стр. 76-112.

84) Е. Dietzgen о. с. стр. 31, 96 др.
 
85) W. Walling. American Labor and American Democracy NY Workers Educ. Bureau. 1926 г.
 
86) Dr. H. A. Apolant, Die Wirtschaftsfriedliche Arbeitnehmerbewegung Deutschlands. Berl. 1928 стр. 62.
 
87) Противники подобных союзов, называемых, обычно, «желтыми» (Gelbe Gewerkschaften), обвиняют их в том, что они действуют под руководством предпринимателей (см. Dr. E. Lederer, Die socialen Organisationen. Leipz. 2-е A. 1922 стр. 49) и называют их членов ренегатами (Apolant о. с. стр. 7).

88) G. Sorel, Reflexions sur la violence 6-e ed 1925 г. см. Г.К. Гинс „Сила и право", стр. 52.

89) Kaskel о. с. стр. 231, 315 сл.
 
90) Zangara о. с. стр. 137; Ср. Schachner, Sociale Frage in Australien.


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить