17.05.2010 г.

  На главную раздела "Публицистика"


Дмитрий Калихман



 

§ 4
 
Но многие посчитали «меньшим злом» сталинский режим и, забыв старые обиды, вышли на войну с внешним врагом, который на оккупированных территориях к 1942 году успел показать себя с самой отвратительной стороны. Кипели бои и на фронте, где гибли друзья, одноклассники, любимые люди, пусть даже по вине бездарного командования, но пули и снаряды, сражавшие их, были немецкие. Бомбы падали на родные города, разрушая дома, улочки, любимые места, с которыми были связаны воспоминания детства и юности у тысяч и тысяч людей. Все это медленно, но верно, возбуждало лютую ненависть к врагу. О высоких материях думали мало – действительность поглощала все. А в этой действительности была одна и главная задача – выжить. Она стояла перед всеми везде – на фронте, в оккупации, в тылу, в эвакуации, в рядах коллаборационистов и партизан.  Причем не надо думать, что данная задача мешала выполнению другой, которую каждый сам ставил себе, будь то, например, защита Родины в понимании советской стороны или же стороны РОД. Две разные по своей природе задачи вполне совместимы, просто первая определена инстинктом самосохранения, присущим человеку от рождения, как составляющего звена Природы, а вторая – его нравственным и гражданским самосознанием, формируемым той исторической обстановкой, в которой он живет и действует. Сознательно же человек жертвует жизнью тогда, когда вторая задача одерживает верх над первой. Но каким бы чувством самопожертвования ни обладал человек, оно зачастую разбивалось о тупость и бездарность как коммунистического, так и фашистского  руководства, осознаваемого очень и очень многими. От этого, зачастую и зависели многие решения, принимаемые людьми в те годы.

Укравшее русский патриотизм,  сталинское руководство сделало верный в психологическом смысле шаг, привлекая на свою сторону даже Церковь. Во вскипевшей битве практически полностью была уничтожена довоенная Красная армия, разложенная сталинским доносительством и «подбором кадров», и в бой вступила новая армия, составленная  из народного ополчения. К 1945 году из всех командиров полков Советской армии 173 человека начинали войну рядовыми. Таких военных карьер не знала ни одна армия мира! А сколько командиров полков и бригад ее начинало младшими офицерами и командирами?

Позволю себе привести два примера. Наш школьный военрук Митрофан Кириллович Середа (1918-1978) начал войну младшим лейтенантом под Брестом в 1941 году, а закончил полковником и командиром танковой бригады в Берлине.  Дед моего друга - Михаил Иванович Макаренко (1916-1995), также бывший танкист, начинал войну в 1941 году сержантом, а кончил подполковником – начальником штаба бригады самоходных артиллерийских установок в Берлине. Не раз они рисковали жизнью, практически всю войну не покидая передовой, были отмечены многочисленными наградами и по семь раз ранены в боях за Родину. Вот такими и только такими людьми, вопреки всем жизненным невзгодам и тупому руководству, и выковывалась Победа. И если кто-то станет утверждать, что они воевали неискренне, из-под палки и не за Родину, а за коммунизм, то это будет ложь. И таких людей были тысячи и тысячи. Оба этих прекрасных человека и офицера служили в армии до начала 60-х годов, а потом были удалены как «неудобные» под разными предлогами.  Именно в те годы и начиналась деградация Советской армии, полностью обновленной в ходе войны, закончившаяся полным разложением к концу коммунистического правления, миазмы которого продолжаются и до сего дня.
 
Война стала для многих людей той отдушиной, где человек мог проявить свои лучшие качества. Именно там, на передовой, по словам писателя – фронтовика Виктора Астафьева были и настоящая справедливость, и настоящая свобода.

«Справедливость единственно где была, так это на передовой, на самой-самой. Сейчас пишут: комиссары тут, артисты в окопах, газетчики, фотокорреспонденты. Да ничего подобного! Спросите об этом у настоящего честного фронтовика, у кого мозги еще не свихнулись. Никаких комиссаров, никакого НКВД, никаких следователей, которые в кино по окопам лазят. Да они обделаются еще на подходе к передовой!  Никого там из них не было, там самый главный был Ванька – взводный с засаленным пузом – бегает с пистолетом, матерится... Ну, и где-нибудь поблизости командир роты. А командир батальона – это уже барин, ему отдельно кушать подано и все такое... Вот здесь была справедливость, вот здесь была свобода. И это меня потрясало. Уж здесь говорили чего хотели и делали чего хотели. И Бог им судья»6.

Именно эта фронтовая свобода и воспитала поколение людей, определивших судьбу нашей страны в послевоенные годы. Именно из этого поколения вышли великолепные писатели и кинорежиссеры, в числе которых Борис Васильев, Станислав Ростоцкий, Василь Быков, Вячеслав Кондратьев, Виктор Астафьев, Александр Солженицын. Список этот можно продолжать и продолжать. Именно они и создали те литературные произведения и кинофильмы, о которых большинство народа судило и судит о войне. Именно их мы читаем и смотрим до сих пор. Вся же коммунистическая казенщина не выдержала испытания временем. Из этого фронтового поколения вышли инженеры и ученые, внесшие решающий вклад в развитие военно–промышленного комплекса и космической техники, которой так гордятся и поныне правители страны, приписывая эти достижения себе, хотя имеют к ним такое же отношение, как сталинское руководство к Победе над врагом, ибо создано все это было не благодаря, а вопреки бездарной и преступной власти, подобно тому, как вопреки тупому и бездарному сталинскому командованию выковывалась Победа.

Конечно, Советская армия времен войны состояла не только из таких людей. Массовые мобилизации, поставившие за весь период войны под ружье (по данным А.И. Солженицына) около 30 миллионов человек привлекли в ряды армии в том числе «социально и морально» близкий власти уголовный элемент, который «перековывался» на фронте, подобно тому, как за 10 лет до этого - в лагерях. Именно этот «кадр Красной армии» при прямом попустительстве командования и опозорил имя русского солдата в Германии массовыми грабежами и насилием над мирными жителями. Об этом не раз писалось во многих исторических исследованиях7. Но, конечно, не все наши солдаты были такими. Любое массовое движение привлекает в свои ряды случайный элемент, а уж тем более - миллионные мобилизации.

Подытожить сказанное о Великой Отечественной войне, точнее о ее восприятии огромным количеством людей того поколения, воевавшими на советской стороне,   можно великолепными словами писателя – фронтовика Вячеслава Кондратьева.
 
«Для нашего, воевавшего поколения она была и остается «звездным» часом» обретения подлинных гражданских чувств, великим подвигом жертвенности, принесенной на алтарь Отечества, временем незабываемым и очень значимым, оставшимся в нас до конца дней. Но спрашивается: не зря ли воевали? Я убежден: не зря! Если что и было настоящее в нашей семидесятилетней истории – это была война. Вот почему, несмотря на кровь, на муки, на нечеловеческие тяготы войны, мы – ее участники – вспоминаем о ней как-то светло. Видимо, потому что в то время мы брали выше себя, и оно освящалось великой целью защиты своего Отечества, когда мы ощутили себя гражданами. Больше такого в нашей жизни не было...»8

Трудно к этому что-либо добавить.
Но была и другая сторона войны, о которой много и справедливо пишут современные исследователи, относящиеся к первому направлению ученых по терминологии настоящей статьи. Говоря о Русском  Освободительном движении в годы Второй мировой войны, на мой взгляд, необходимо рассмотреть 3 составляющих проблемы:
1. причины возникновения;
2. нравственные основы движения;
3. военно-организационные аспекты.

Кратко рассмотрим все 3 составляющих. Согласно подсчетам современных исследователей данного вопроса, на стороне Германии сражалось около 1 миллиона 200 тысяч бывших граждан СССР и Российской Империи. Численно – это около двух «Великих» армий Наполеона. Один этот факт сразу говорит о том, что никакой речи о примитивном предательстве быть не может. Главной причиной его возникновения стала Русская революция и, как ее следствия, - Гражданская война и ленинско-сталинский террор в Советской России, а позже – в СССР. Данному вопросу посвящено в настоящее время достаточно большое количество фундаментальных работ. К одной из таковых относится книга Николая Толстого «Жертвы Ялты», в которой автор приводит следующие статистические данные.

«В войне 1914-1918 годов центральные державы взяли в плен 2417 тыс. русских, из них умерло 70 тысяч. В 1941-45 годы немцы захватили в плен 5754 тыс. русских, из них умерло 3,7 миллиона. Можно было бы также предположить, что катастрофические события 1941 года требовали драконовских мер. Но в 1914 году информация о хорошем обращении немцев с пленными не влияла на лояльность царских солдат. Русские офицеры прославились тем, что больше других пленных упорствовали в побегах из немецких лагерей; всего сбежало около 260 тыс. русских, и большинство их снова пошло в родную армию. Несмотря на активную немецкую и пораженческую пропаганду в лагерях в 1917 году, лишь какие-то жалкие 2 тысячи украинских националистов согласились дезертировать в немецкую армию. В 1944 году на этот шаг решилось около миллиона русских военнопленных».9

 

 
             В начало                Продолжение        
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить