05.11.2011 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





Колесо

Глава I

          И поселились учителя с людьми им преданными на высотах Буртасских, и жили в деревнях укрепленных, среди охотников диких. Когда же смирились те с силою их, не стали они властвовать над ними и сказали: «Живите от нас отдельно, ибо не ищем мы душ ваших». И сидели они там поколения многие, лад с соседями держали и не воинствовали. Раз в году ко дню особому, проплывали по Буртасу1 и Тюбе учителя хазарские, с сопреемниками своими и людьми надёжными; добирались до озера Зоар и горы священной, и совершали таинства очистительные. Оттуда посылали они во храм итильский по жене и по мужу от каждого селения; смену же, с года третьего, с собой обратно забирали2.

          Как-то взошли на Богдо учителя хазарские и было к ним слово Господнее: «Соберите людей смелых, сильных знанием, и пойдите с ними в страну Саррир3. И возвестите от Меня вождям земли сией, что отныне устремлено на них Око Моё и Мышца Моя на них занесена. Передайте им учение, вам открытое, дабы унаследовали; и расскажите им, что было и что будет, дабы не блуждали в неведении и не говорили: «Господь не остерёг!». Возведите близ града их стольного селение своё и живите в нём, покуда будут они прислушиваться к речам вашим. Я же не отступлюсь от них, ибо избрал Саррир, как вас избрал!»

          И созвали они по возвращении дружину крепкую, поставили над ней людей многознающих, передали им книгу бавельскую4 и снарядили во странствие. И молились во те дни во всех селениях, и возжигали во те ночи на высотах башенных, ибо был тревожен путь к Варуку5, во град Киевский6; и не торённою была к нему дорога дальняя.

Глава II

          Пять недель и пять дней пробыли в пути мудрецы хазарские, со дружиною своею, покуда не добралися до града варукского7 и не представились. И явились они к правителям его, и открыли им знамения свои. Передали они им слова Господние, от себя же рассказали о вере своей. Сверх того, сотворили они, при свидетелях многочисленных, чудеса невиданные и исцелили до сорока больных, не излеченных знахарями тамошними.

          И повергнуты были князья их во трепет весьма великий и спросили: «Не содеете ли вы милость божескую и не станете ли покровителями града нашего?». И отвечали им на то учителя хазарские: «Если признаете истинность Бога Единого и последуете по дороге, указанной Перстом Его, не будет у вас нужды в покровителях сторонних, ибо сами будете щитом несокрушимым и многих спасете от погибели. Тогда станут пределы царства вашего от пустынь песчаных до морей холодных, и от гор Биармских8 до ворот Константинопольских. Когда же верно станете опорою милосердия и твердынею праведности, когда иссушите вражду межусобную и изведёте лютость плотоядственную, тогда и вовсе возведётеся правителями Царства Земного, священниками его и предводителями воинств».

          И призадумались князья киевские после слов сиих, ибо служили они Богам кровоалчущим и были людьми немилосердными, не жившими по прямодушию. И спросили: «Если за вами последуем, не возмутятся ли Боги древности нашей и не будут ли поражать рабов своих?!» И отвечали им на то мудрецы хазарские: «Утешьтесь отныне и будьте уверены: не коснётся Их гнев голов ваших, ибо всё сущее пребывает во чреве Матери матерей, Господь же Единый — чадо Её земное, а покровители ваши — дети Его от стихий поднебесных. И как дети не поднимут руки на пребывающих под защитою родителей своих, так и Боги кровоалчущии не причинят вреда вчерашним жертвоприносителям своим, нашедшим сегодня покровительство у Господа всечеловеческого9».

Глава III

          И были на подворье княжеском священники иудейские, и спросили они мудрецов хазарских: «Не есть ли вы сёстры и братья наши, ибо слышали мы?» И отвечали те: «То, что слышали вы, то истина, ибо все дети человеческие — сёстры и братья в Боге Едином; то же, что думали — заблуждение, ибо в вере вашей только Имя Божее, первословие же Его со изначалия утаено. Описали вы во книгах ваших законы древние, передали вы в них предания стародавние, перебрали вы в них сказания бренные да за откровения Господние выдали. И по сей день проливаете вы кровь младенческую, обрезая детей своих по обычаю идолопоклонническому. И скорбит на то Вседержатель Премилостивый, востерпя лиходейство сие по пощадливости».

Глава IV

          И выстроили хазары на горе Щековицкой деревню открытую, неогороженную, и поселились в ней семьями большими10 и малыми. Выстроили они также хорому собрания и дом исцеления, дом познания11 и дом поучения12. И стали жители тамошние захаживать да интересоваться, приводить детей в обучение, да больных на излечение присылать. Далеко распростёрлася слава о кудесниках пришлых: от хортицей приходили и от кривей, от ягвей и от свирей13. Никому из хворых и немощных не отказывали учителя хазарские, всех принимали без корысти и разделения. Кого же не в силах были исцелить, отпускали с благословением и говорили: «Воистину минует сие! Крепись, дитя человеческое, и приодобряйся, ибо нет смерти, но есть проклятие крови. Не причиняй страданий сотворениям Господним и не познаешь мучений долгих».

          И пожаловал к ним князь безвотчинный14, и спросил их: «Что же будет со мной, ибо есть я от колена княжеского, но не есть я от стола высокого?! Куда же пойду я, ибо есть я сын владыки псковитянского, но не есть я сын владыки куябского?! Что же сделаю я, ибо есть я от рода аскловского, но не есть я от рода саррирского?!»

          И отвечали ему учителя хазарские: «Жди от дня сего полгода и три месяца, до прибытия времени спорого, по прибытьи сбери войско храброе и ступай с ним во земли восточные. Во стране во далёкой, в Самарии, ты найдёшь себе стол вокняженья. Только знай, что отныние должен ты соблюдать три обетные правила: не держать рабов, не разбойничать, не закладывать жертву кровавую. И чтоб были те правила общими для тебя и для всей твоей братии, от боярина родовитого до дружинника самого младшего.»

Глава V

          И пришли к ним монахи из Корсуни греческой, и спросили их: «Вы ли признаете Сына Божьего?» И отвечали им учителя хазарские: «И Сына Божьего, и Родителей Его Святейших признаем мы от рождения своего. Однако сей Сын Божий не тот о котором вожделения ваши, ибо оный Сын есть Спаситель народа израэлева. Сын же Божий, на которого уповаете вы — Спаситель всечеловеческий, и не снизошёл Он ещё в мир поднебесный, ибо не опостылело вам пребывать во лжи и умосмятении. Когда же опостылет, тогда и снизойдет, ибо тогда готовы будете к исполнению Слова Его».

          И ещё спросили их монахи корсунские: «Что есть сверх того меж нами несогласного?» И отвечали им учителя хазарские: «Не возлагаем мы на головы свои закона неподъемного; однако ж то, что обещаем, — соблюдаем в строгости. Говорим: «Не убивайте», — но не говорим: «Не защищайтеся»; говорим: «Прощайте», — но не говорим: «Потворствуйте»; говорим: «Не крадите», — но не говорим: «Не отделяйте силою15». Вы же говорите: «Не защищайтеся», — а сами убиваете; говорите: «Потворствуйте», — а сами не прощаете; говорите: «Не отделяйте силою», — а сами крадёте».

Глава VI

          И поднялись на гору караванщики хорезмские, и спросили: «Не вы ли те, что почитают Господа Всевышнего, который попирает Прочих?» И отвечали им учителя хазарские: «Истинно, что чтим мы Господа Всевышнего, однако не попирающего Прочих, но благославляющего Их; ибо есть Он, — Единый вмещающий Всех».

          И ещё спросили их гости восточные: «Не вы ли те, что управляются женами? «И отвечали им учителя хазарские: «Не только управляемся ими, но и рождаемся от чрева их. А так как рождаемся мы от чрева женского, то и принадлежим матерям нашим от первого восхода и до последнего заката. Потому муж у нас властен вне шатра походного, жена же распоряжается за пологом его. Так же и в каждом селении нашем: правитель занят заботами внешними, правительница же — заботами внутренними. Так же и в каждом походе многочисленном следуют с нами два учителя избранных, они же есть муж и жена, по обычаю древнему».

Глава VII

          Явились на Щековицу волхвы саррирские и спросили: «Не вы ль повелеваете стихиями земными?» И отвечали им учителя хазарские: «Едва ль повелеваем мы, однако силою приимствуем, как сёстры меньшие да братья младшие Большого Покровителя небесного».

          И ещё спросили их: «Слышали мы от Богов наших, что уж не властвовать нам во временах приближающихся. Знаем также, что и вам немноги лета осталися. Так неужто сидеть нам смиренно да безропотно, дожидаяся тризны своей безучастливо?» И отвечали им учителя хазарские: «Ни вам, и ни нам, не остановить Колеса превращений, обегающего пространства вселенных. Всё уходит, и всё возвращается; всё умирает, и всё возрождается вновь. Кто удаляется с миром, тот приближается с благословением; не отягощяйтесь ныние и пребудете налегке».

Глава VIII

          И вот вышел сын владыки псковитянского16 со всеми войсками своими, и взял путь во землю Вятскую, к рекам северным. И шли они так три недели без малого, покуда не встали у Камня Курского17. И разбили они в тех местах заставы походные, ибо стало много больных во отрядах воинских. Когда ж отошли на отдых дружины уставшие, случилось видение князю храброму:

          Вот течёт по долине река среброструйная, с гор спадает, несётся брегами пологими; левый берег её из меди, правый берег её из золота. И плывут над рекою той облаки серые, а на каждом из них возлежит солнце красное. То плывут они мерно до града великого, столь большого, что ширь его натрое скатана. А над градом тем образ, что храм белокаменный, и восходят с него словно чаши прозрачные. Но поднялись с земли остры копья трезубые и расти принялися до храма до белого. Загорелся тот храм ярким пламенем заревным и зажёг красны солнца, под сводом плывущие. Опрокинулись навзнича чаши прозрачные, и на землю из них снег кровавый просыпался. И покрыл красный снег город с синими реками, что пронзён был, как порослью, копьями острыми. И равнина легла ослепительно красная, освещённая троицей солнц полыхающих.

Глава IX

          Отстояли в том месте войска саррирские, да поднялись и вышли дорогой мещерскою. И дошли той дорогой до царствия Вятского — царства обширного да несогласного. Взыскали с них киевцы дани урочные, оставили в Суле дружины дозорные, послали до Тымегды рати охранные и двинулись дале в страну Болгарскую18.

          Ещё не дошли те до града их стольного, а уж покорилось им царство болгарское. Встретило их у Сувара посольствие и передало послание царское. В том посланье просил их царь мира покорного, и к сему призывал трёх Богов во свидетельство.

          Покорилася князю страна Болгарская без большого боя, без сражения малого, и дивились тому бояре соратники, не осиля постичь сего разумением. Посадили они дружины дозорные во Суварах, Билярах, Кирменах да Тухчинах; и спустились оттуда на стругах на суржевых к станам тверьевских асов и в земли буртасовы.

Глава Х

          И как доплыли они до пределов буртасовых, поднялись на берега высокие, и пошли всем шествием многолюдным до стана Колотарского19. Содеяли же они хождение сие, ибо не могли продолжать путь свой, не поклонившись учителям хазарским. Когда же добрались они до сидения их, да предстали перед собранием сиим, сказали те слово своё:

          «Давал предводитель ваш обещание строгое. Всё ли вы выполняете по обетованию тому? Отдали мы в руки ваши народы неисчисленные и земли неизмеренные, прошли вы и нигде не встретили отпора должного. Теперь смотрите же, если и впредь будете переступать договоренность нашу и совершать дела неправедные, упадёт с рамён ваших всякая милость и сотрётся с чела вашего всякая защита. Тогда побежите из края сего с позором и во множестве найдёте погибель бесславную!»

          И вернулись те на берег приунывшими, сели в струги и поплыли далее: из реки буртасовой в реку итильскую, из реки итильской до итильского города.

Глава XI

          Распологался же сей град на четырёх берегах20 огороженных, и был он с виду велик до чрезмерности, и жило в нём несчетно народу разного, разных вер и разного имени; говорили те люди на многих речениях и рядились они в одеянья несхожие.

          И подплыли ко тем берегам струги вёсельные, высыпали со стругов тех воины саррирские, и пошли гулять по берегам огороженным, по базарам богатым да по улицам. И хватали они женщин в одеждах красочных, и отбирали они товары в рядах купеческих, и побивали они мужей мечами острыми. Ворвалися они во дворец златовенчанный, поднялися они во хоромы во царские; разогнали они охрану хвалисскую, зарубили они царя итильского.


          На плотинах высоких элламовых говорили в те дни с волнением: «Знать исполнится вскоре пророчество! Знать опричие сменится бременем!» С того времени стали готовиться к затоплению Храма Господнего, к затоплению книг беловедовых, к затоплению ризниц асеевых.


          И вот вышел сей князь со дружиной боярскою. Сердце ж было его во великом прискорбии: не сдержал он пред Господом слова заклятного, не образумил своих молодчиков. Не укротил он своих молодчиков, не отвратил от разбоя да лихости; не отвратил от разбоя да лихости, не урезонил от буйства кромешного.

          И спустился он к Цаак-Циону во спешности, переправился бродом чрез реку санганскую, лес густой миновал, зрит и видит в смятении: вот открыта стояльцами затворь плотинная, заливается ямина быстрыми водами, сокрывается в струях Святыня Самарская, ускользает из рук его власть и величие21.

Глава XII

          Так оставил, Бог, князя киевского и всё воинство его, без милости Своей, как оставил прежде царя итильского и весь народ его; ибо нарушали они обетования свои и совершали греходеяния многие.

          И перенёс Господь на небо благодать Храма Всечеловеческого, ибо сколько ни посылал Он к людям пророков и учителей Своих, не слушались они и насмехались, нарушали заповеди Его и удалялись от истины.

          Возвратился обратно князь к граду итильскому и вошёл в него через ворота булданские. И вот видит: лежит град в дыму и во пламени, и дерутся на улицах воины спохмельные. Попыталась смирить их дружина боярская, да лишь только ввязалася в драку безумную.

          На шестой день собрались дружинники верные и подались со князем во степи закатные. Шли степями они, шли сухими пустынями, и догнало в пути их войско каганское. И как ссыпали стрелы мастурские лучники, как изножили сабли хвалисские всадники, так повалено было великое множество сотоварищей княжеских да бояр его.


          Побежали дружинники в страхе погибельном, растерялись они во просторах неведомых, заблудились они во пустынях безжизненных. И осталась со князем лишь горстка людей его.

          Двадцать дней добирались до Гая савирского, десять дней волоклися до моря Огузского22. И устроили в Атме касожской стан временный, ибо дале идти не могли по усталости. И возлёг отдохнуть во том месте князь киевский и явилось ему сновидение вещее:

          Делят хищные птицы добычу богатую, делят долго, да разделить не сподобятся. Рьяно спорят, враждуются, непримиримые, но удача во пренье даётся сильнейшему. И садится, в сейчасье, повергший соперника на высокую ветвь, на загривину крепкую, воспевает себе громку песню хвалебную, на добычу глядит со большим вожделением. Как летит вдруг стремглав третья птица залётная, бьет во спину его и на ветвь водружается23.

Глава XIII

          По началу не признавали жители киевские сына князя итильского24, ибо пришёл он незванно и утвердился с вероломностью. Оттого не выходил князь к народу варукскому, а сидел во хороме укрепленной с боярами верными. И искал он поддержки дружеской то у кудесников варяжских, то у попов византийских. Призвал он к себе и учителей из селения Щековицкого.

          И явились учителя во хорому княжескую и разъяснили суть учения своего. Также сотворили они некоторые из чудес, на которые способляемы были. И весьма изумился князь, узрив могущество их, однако слишком уж строгими показались ему законы веры представленной. Поблагодарил он людей щековицких, одарил их подарками дорогими, но возложить на себя сие послание Божее не удосужился.

          Однако же не прошло времени многого, и вновь призвал к себе учителей князь киевский, ибо тяжко сделалось ему. С тех пор были люди щековицкие советниками при князе и ближних его. Те ж не принимали ни одного решения без согласия их, и на всё испрашивали благословения пророческого.

          С тех пор вышло ещё полугодие, и склонился владыка киевский ко принятию веры хазарской. Поднялся князь на гору Щековицкую и заключил там союз с Богом Единым. И возложили ему на плечи печати памятные, дабы не говорили по прошествии времени, что не было сего.

          Со дня оглашённого принимали киевляне веру хазарскую и называли оную — по истинной сути её верою православною. Многие из ближних княжеских, а также из дружинников его и людей посадских обращались к Богу Единому и обещались соблюдать уставы Его.

Глава XIV

          И как исполнились пол седьмины от соприятия единоучения Божьего, сказали учителя тому князю властительному: «Не будет меж Господом и народом твоим союза скреплённого, покуда не пребудешь ты к горе священной и не очистишься!»

          И вышёл князь из града Киевского, и с ним тысяча и четыреста воинов его; и вышли учителя из селения Щековицкого, и с ними семьдесят учеников их. И пошли они к реке Бузану25 и морю Огузскому, ибо такова была дорога кратчайшая.

          Через сорок дней пути нелёгкого добрались они до Богдо и станы свои раскинули. И пошли учителя с князем и ближними его к озеру Зоар, дабы совершить обряды очистительные. Остальным же дали указание строгое: молиться Богу Единому и каяться во злодеяниях содеянных.

          И вот прошло три дня и три ночи минуло, возвратился князь с учителями и боярами и повелел своим людям обступить гору священную, ибо должны были те укрепить завет.

          И собралися те у подножия её двадцатью собраниями малыми; мудрецы же хазарские стали ходить вокруг горы сией и перед каждым собранием зачитывать слова Гоподнии26.

Глава XV

          И стали сомневаться некоторые, ибо многое было им непонятно во словах сиих. И ещё стали чудес испрашивать и явлений грозных, дабы узрить им силу Господнюю и убедиться. Но отвечали им священники Бога Единого: «Не ждите сего, племена маловерные, ибо чудеса будут знать потомки ваши до семидесятого колена своего!» Сказали так, ибо ведали, что предадут они воскорости и отпадут от завета принятого.

          На пятый день повелели учителя собираться в путь обратный и сказали: «Семь дней заключали союз сей племена семендерские и лишь на восьмой день вышли с места сего, вы же четвертым днём окончили и уходите днём пятым. То происходит не по прихоти человечьей, но свершается по знамению Высокому, ибо ещё будет у вас и день явления Господнего, и день жертвы, и день покаяния!»

Глава XVI

          Тем временем греки византийские да сообщники их стали затевать смуту во граде Киевском. Для того сговорились они с печенегами посульскими и, как только удалился князь со дружиною своей, известили их.

          Набежали тогда кочевники на земли саррирские, многи сёла пожгли и города пограбили, тьму людей полонили и да ещё боле высекли27. И прибегали спасшиеся во крепость киевскую и рассказывали о беде, их постигшей. И возмущались киевцы возмущением крепким и искали людей православных, дабы совершить отмщение.

          Сообщники же византийские злорадствовали во лихости своей и кричали голосами страшными: «Вот оно — коварство то хазарское28! Вот она — измена то новгородская29!» И ещё кричали они: «Напасть сия есть наказанье Божее, ибо пренебрёг наш князь благочестием царьградским, а соблазнился верою щековицкой!» Поднялся тогда бунт великий, и многи бояре к грекам кинулись30, ибо была за ними сила и многочислие.

Глава XVII

          Подошёл князь ко граду стольному и вот видит: взбунтовался он. Только въехал князь во ворота хоромы своей, собралося за забором сонмище великое и вознесло вопение своё до небес. Вышли из толпы мужи сословия боярского, поклонились владыке киевскому и сказали: «Вот, князь великий, есть пред тобой два выбора: либо оставайся с пришельцами щековицкими, но без Киева; либо оставайся с Киевом, но без людей сиих?»

          И убоялся князь толпы обезумевшей, отчаялась душа его дерзкая и пошатнулось сердце его храброе. Вышел он к народу собравшемуся и вселюдно отрекся от веры принятой. В знак же раскаяния своего полного, повелел он схватить учителей асеевых и предать их смерти мучительной.

          И вот двинулись дружинники на гору Щековицкую, видят, а учителя к ним сами навстречу спускаются. Подошли они к воинам княжеским и сказали им: «Не страшитесь нас и не опасайтесь народа нашего: не поднимем мы на вас силы своей и не обнажим мечей. Не восходите только на гору сию с поспешностью, дабы ушли жители её с миром, не увидев лица вашего».

          И вошли они во княжеский двор со стражею многочисленной и сказали у стола владыки киевского: «Знаем мы, что собираются пожечь нас на костре жертвенном, потому и просим тебя о снисхождении милостивом, повели умертвить нас прежде, дабы не обернулось проклятие крови вашей, проклятием жизни самой». И сказали они князю ещё сверх того: «На лета приближающиеся и до скончания затмения нынего, всяко племя, попадая под власть князей саррирских, принимать будет и тяжесть сию, положенную на головы их. И понесут они тот жребий, о сём не ведая, через многие поколения свои, покуда не вернутся к единоучению Божьему, и не возведут Храма всечеловеческого. Итак, не отступится Господь от замышления своего, и будет собирать чад своих рассеянных: в один народ, в одну веру и в одну вотчину. Воистину велико терпение Его!»

          И послушался князь воспрошения их последнего, и повелел исполнить его. И подошли посланные, и умертвили учителей ударом копья, и бросили на дровни тела их обезжизненные, и предали огню во всесожжение. И злословили на них, пока не догорели угли, и ударяли в бубен, пока не устала рука. И собрали пепел их святомучениский, и развеяли его над рекою. И пили до полуночи вина медовые, и пели до утра песни залихватские.

          Так и свершилося слово об измене скорой, проречённое при горе Богдо, у озера Зоар, в земле Ас.

Глава XVIII

          И ушли люди колатарские от высот киевских; ушли с киевлянами, сохранившими верность подвигу православному; ушли без боя большого, без сражения малого, ибо наставляли их учителя не проливать крови племён сиих, ставших родными им во Боге всечеловеческом.

          Попы же греческие попалили всю гору Щековицкую, а через время недолгое принялись обращать в веру свою. И стали они ходить по дворам со дружиною княжеской, и стали они сгонять людей на берега речные. Тех, что поддавались им, — златым крестом жаловали, тех же, что упорствовали, — топили без сожаления. И перетопили так за три дня обращения до сорока семей киевских, и ещё, боле того, во дворах побили до смерти.

          И то, что во Киеве и во окрестностях его сотряслося, стало злотвориться также во многих градах и селениях саррирских. И лишь одному Господу ведомо, сколько душ загубленно было, сколько тризн соправленно, сколько крад поссожжено.

          Великое горе постигло народ сей, ибо не последовал он за Богом Единым и уклонился с пути открытого.

Глава XIX

          И прослышали учителя колатарские, что пренебрёг Саррир призванием Божьим, ибо совращён был по слабости веры своей. Собрали они собрание поминальное по душам священников щековицких и огласили во всеуслышание слова пророческие:

          «Да возвестится племенам многочисленным, коих покрыла ныние и коих ещё покроет во грядущем вера византийская, что не знать им лица своего и быть им рабами чужеземцев31 четырнадцать десятиседьмин32 полных.

          Да возвестится племенам, пренебрегшим наследием Бога Единого, что отныне будет земля их местом погибели для всякой силы сокрушающей, дабы многим царствам быть во сохранности и устоять до времени светлого33. И быть тому четырнадцать десятиседьмин полных.

          Да возвестится племенам, поднявшим руку на учителей своих, что быть им, как в ночь ту злосчастную, глумливыми да пьяными, покорными да обезумевшими; и жечь им костры жертвенные, и развеивать им пеплы скорбные, и воскуривать им дымы поминальные. И быть тому четырнадцать десятиседьмин полных.

          По завершении седьмой десятиседьмины свершится у них явления образа, и по завершении четырнадцатой десятиседьмины свершится у них явление слова. И будет образ жить две седьмины34 и ещё половину третьей, и сокроется с убиением последнего из глашатаев. И будет слово жить время равное, и сокроется с приходом первого из сыновей.

          И будет седьмая десятиседьмина временем умиротворения; четырежды подступит враг к воротам саррирским и семежды будет посрамлен. И укрепится царство великое от морей северных до степей южных, и унаследует клятву киевскую до конца своего.

          И будет четырнадцатая десятиседьмина временем мятежным; перевернётся царство сие сверху донизу, и в безмерном скорбение пребывать будут души, не утратившие сердце доброе. То снизойдут обличения безвинно убиенных на головы губителей, и будут сокрушаемы их дома обрядные, и будут побиваемы священники их.

          Первые десять седьмин, которым надлежит последовать по истечении тысячелетия сего35, по началу будут годами раздоров и разладов; скудность и бескровие поразят землю сию; тогда выдут разбойники из укрытий своих и будут терзать беззащитных; сильные же в страхе искать будут пристанище безопасное и не найдут его, ибо скудность поразит землю, а человек за живот свой лютому зверю подобен становится. И родит земля болезни, коих доселе не было, и не будет избавления от них, ибо это проклятие крови. И соберутся соседи, соблазнившись слабостью хранящих сокровища; в распахнутую дверь пройдут нетаящиеся, стражу купившие; в окна же влезут дерзкие, но и их никто не остановит, и будут действовать с поспешностью, потому больше разрушат, нежели унесут. От многих войн и непрестанных межусобиц произойдут великие бедствия: наполнятся дома слезами и причитаниями; ужас покроет спящих и отчаяние настигнет бодрствующих.

          Во второй же половине тех десяти седьмин придёт время восстановления страны нашей; прежде же принесут жертву искупительную. Большая сила поднимется, дабы воспрепятствовать строительству, и будут для посвящённых в работу нелёгкие испытания; но безуспешными окажутся упорствующие, ибо на всё есть Воля Господняя. Когда же зазвонят колокола Итиля и начнётся возведение Храма, когда возвратятся учителя наши во всём могуществе своём, — вспомнят люди, что по образу и подобию Божьему сотворены они, и как Бог Един, так и дети Его в мире и единстве пребывать должны. Тогда рука, уставшая от мщения, опустится к изголовью дочери человеческой в слезах покаяния, в молитве бессловесной. И разойдутся с площадей непримиримо спорившие, и поле, набравшее силу свою, даст урожай щедрый».


1). «Буртас» — в данном случае р.Волга (р. Ра) выше ответвления р.Ахтубы.

2). Каждая смена «людей хазарских» отправлялась в Астара-Хэн на трехлетний срок. Таким образом, храм никогда не пустовал.

3). Хазары называли восточных славян «саррирами», а Киево-Новгородскую Русь — «страною Саррир». Причина происхождения этого наименования следующая: основоположниками ранней государственности у северо-восточных славян были скандинавские «элиги» (князья) из рода Сарриреер (Рюрик, Трувор, Снэус и Валта);* впоследствии их сыновья, внуки и правнуки распространили власть Саррирееров до самых южных окраин восточно-славянского мира, объединив десятки разрозненных племенных союзов в единую «конфедерацию», с доминирующей ролью Киева и Новгорода.

* Само по себе княжение скандинавских элигов в землях, лежащих южнее и восточнее Балтии, в те века было явлением распространённым; ещё в бытность римских кесарей Псковье, Ладожье и Онежье населяли племена древних шведов, они были лучше организованны, чем пришедшие с запада протославяне, и их боевые дружины были сильнее. В глазах пришельцев варяжские вожди выглядели наиболее предпочтительными правителями, и те не заставляли себя долго ждать. Саррирееры, в отличае от представителей иных властительных династий, были не только родовым кланом, но и особым религиозным сообществом, сохранившим духовное наследие Северного Иммануэля; их непосредственное правление представляло собой своеобразную сакральную инициацию Киево-Новгородской Руси, предшествующую приходу хазарских учителей. Растворившись в народах Восточной Европы, Саррирееры передали им и свою миссианскую карму, содержание которой должно раскрыться в середине XXI в.

4). «Книга бавельская» — хазарская книга «Бавельское откровение».

5). «Варук» — р. Днепр

6). В оригинальном тексте Киев назван своим изначальным именем — «Аскл-Дер» (т. е. Ворота Аскла).

7). «град варукский» — Киев, форма наименования от р. Варук (р. Днепр).

8). «горы Биармские» — Уральские горы.

9). В представленных текстах наименования Божественных ипостасей адаптированы для доступного понимания.

10). Наряду с обычным моногамным браком, у хазар допускалась полигамия. В одну «большую» полигамную семью могло входить до семи мужчин и женщин.

11). «дом познания» — общеобразовательная школа.

12). «дом поучения» — школа знахарства и боевых искусств.

13). «хортицы», «кривы», «ягвы», «свиры» — представители соседних с «полянами» племенных союзов.

14). «князь безвотчинный» — князь Святослав (936-972 гг.). Князь Святослав был сыном элига («князя» сканд.), контролировавшего Псков и прилегавшие к нему земли. Элиг Игмор (князь Игорь) убил элига псковитянского и силой взял его жену Неерду с грудным младенцем (будущим Святославом). Святослав не был возведён на княжеский престол в Киеве, так как не являлся родным сыном киевского князя. Вплоть до своей гибели в 972 г. Святослав оставался «князем без княжества».

15). «отделять силой» — собирать подати (налоги).

16). «сын владыки псковитянского» — князь Святослав («князь безвотчинный»).

17). «Камень Курский» — район водоносных ключей на Среднерусской возвышенности.

18). «страна Болгарская» — Волго-Камская Болгария (Булгар).

19). После исхода хазар из Самары (т.е. из «Итильского каганата», который чаще называют «Хазарским каганатом») в Буртас, их учителя поселились на развалинах Колотара, в древности бывшего одной из столиц Великого Аса.

20). Итиль располагался в нижнем течении Волги, по обеим её берегам. Часть городской застройки приходилась на длинный, вытянувшийся по течению речной остров. И «материковая», и «островная» части города имели свои лево- и правобережья. Отсюда авторское представление Итиля, как города на «четырёх берегах».

21). Свидетелям тех событий были известны три названия нижневолжского храма: Астара-Хэн, Баул-Дан и Кидеш. Прямые воспоминания о них изошли из памяти, однако сохранились непрямые — и доселе ещё звучащие гулкими отголосками. Так например, до XIX в. дошло упонинание о Кидеше в эпической былине «Сказание о славном граде Китеже». В былинном повествовании Кидеш «превратился» в некий лубочный городок — романтическую бутафорию, персонажи которой были беззаветно преданы своему феодалу. Над этой подменой хорошо «потрудились» сильные мира, ведь их рабы не должны были вспоминать не об утраченной свободе, не об утаенной вере. Обработанное «Сказание» стало безопасным для царя и бояр, оно уже не бередило душу холопов и не призывало к мятежу. Но удивительные метаморфозы происходят и в нашей текущей повседневности: о храме Астара-Хэн мы забыли, а о городе Астрахань — помним. Город, унаследовавший имя Храма, молчаливо стоит перед нами, и бежит вдоль его берегов река Балда, пронося славу Баул-Дана через периодику веков.

22). «Огузское море» — Азовское море.

23). Предвестие жестокого соперничества между сыновьями князя Святослава: Ярополком, Олегом и Владимиром.

24). «князь итильский» — условный титул князя Святослава. Речь же идёт о его сыне, новгородском князе Владимире, позднее вокняжевшемся в Киеве и возглавившем Киево-Новгородскую Русь.

25). «река Бузан» — р. Дон (более древнее — «Атон», это имя ей дали иммануэльтяне; таким образом, общее наименование речных систем Волги и Дона звучало, как «Атон-Ра», — так называли Единого Бога при египетском царе Эхнатоне).

26). Учителя зачитывали вслух «слова Господнии», записанные во времена заключения завета между Единым Богом и сыновьями семендерских вождей.

27). «высекли» — в данном случае, следует понимать, как «зарубили».

28). Киевляне не делали различий между степными кочевниками и оседлыми жителями глубинных районов Хазарии. По распространённому истолкованию: печенеги, совершившие набег, действовали с ведома итильского правителя, а следовательно «хазар». При этом они (киевляне) не имели представления о том, что сами хазары (т.е. люди исповедовавшие «единоучение Господне») давно покинули пределы этого государства и совершенно не влияли на его внешнюю политику. Эту неосведомлённость и использовали мятежники для дискредитации князя Владимира и принятой им религии.

29). Владимир изначально был князем новгородским; из Новгорода он пришёл с отрядами викингов, убил своего брата киевского князя Ярополка и вокняжился в Киеве. Киевляне относились к нему враждебно и воспринимали как чужака-самозванца.

30). «к грекам кинулись» — перешли в лагерь сторонников византийской ориентации.

31). Практически все великокняжеские династии на Руси имели либо скандинавское, либо татарское происхождение. Царская династия Романовых, тому не исключение, она явилась непосредственным продолжением одной из династий татарских ханов, принявших крещение в XV в. н. э. и перешедших в христианство.*

* И «скандинавы», и «татары» — наши кармические братья; приняв водительство над территорией будущей России, они разделили с нами общую судьбу. Самим же приходом водителей извне, была продемонстрирована дальнейшая недееспособность народа, отказавшегося от Господнего Пути (!!!).

32). «десятиседьмина» — 71 год и 156 дней (50 : 7 х 10 = 71.43).
«четырнадцать десятиседьмин» — 71.43 х 14 = 1000 лет (986-1986 гг.).*

* Сожжение Оксанны и Габаи случилось в 986 г., а массовое (принудительное) обращение киевлян в греко-византийскую веру произошло немного позднее, в 988 г.

33). Согласно этому пророчеству, Русь, а впоследствии и Россия, должны были стать «местом погибели» для любого явления, способного помешать развитию общемирового цивилизационного процесса. Иными словами: народу оказавшемуся неготовым к выполнению миссии культурного и духовного авангарда, была отведена роль его неосознанного защитника.

34). «седьмина» — 7 лет и 52 дня (50 : 7 = 7.143).

35). Пророчество о пятнадцатой десятиседьмине, периоде 1986-2058 гг.



В начало                                Продолжение

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить