Александр Ингилевич
17.08.2012 г.

  На главную раздела "Экология сознания"





Буби. Галапагосские острова           Утром, преодолев 400 ступеней к маяку, на самую вершину острова Бартоломе, смотрю на фантастические пейзажи. Не уверен, посещал ли Герберт Уэллс этот остров, но лунные пейзажи его явно отсюда. Спускаемся вниз, к прибрежным скалам. Новая встреча. Пингвины! Самые северные пингвины в мире!

          «То были костлявые существа, маскировавшие худобу под своими метрдотелевскими одеяниями. Они просто вынуждены были иметь такую конституцию. Будь они столь же заплывшими жиром, как их родственники, живущие в антарктических льдах далеко на юге, за полсвета от экватора, — они бы изжарились до смерти, выходя на лавовый берег откладывать яйца и высиживать птенцов»*.

          Первые полноценные погружения на Галапагосах повергают в шок от восхищения. Акулы — белоперые, галапагосские, несколько молотов, черепахи, котики. Приводит в восторг одна сцена. Котик, заметивший дайверов, с криком — «Ура! Наши!» — погнал из пещерки мирно спящую акулу. Та, оценив ситуацию не в свою пользу, сочла за благо убраться поскорее. А наш смельчак, беззлобно покусывая ее за хвост, еще долго в недоумении оборачивался на неповоротливых, медлительных млекопитающих с железными штуками на спине.

          Ночной переход на север, к самой короне архипелага. На западе, сразу после захода Солнца восходит Меркурий, а над кильватерным следом висит Южный Крест. Пересекаем экватор. Огромные, почти немигающие звезды. Таким видел небо один панамский епископ, открывший Галапагосы по воле случая в 1535 году. Ничего не меняется в небе.

          «Капитан поднял взгляд к звездам, и его большой мозг шепнул ему, что эта планета — лишь ничтожная пылинка в космосе, а он сам — микроб на этой пылинке, и что станется с ним — абсолютно безразлично»*.

Арка у о. Вольф. Галапагосские острова Остров Дарвин. Галапагосские острова Под скалами о. Вольф. Галапагосские острова

          Самая северная точка нашего путешествия — острова Вольф и Дарвин. Пожалуй, даже самый искушенный ныряльщик не видел нигде такого количества акул-молотов, как у стен этих островов, в месте встречи двух глобальных течений, тропического и антарктического. Видимость в этих местах 20-30 метров, и, насколько хватает взгляда, молоты справа и слева, с верху до низу. Пытаться сосчитать акул в стае — занятие неблагодарное. Можно только предположить, что их не меньше двух сотен. Получаешь невероятное эстетическое наслаждение от наблюдения за этими древнейшими, из живущих на Земле, существами. Идеальные формы, целая стена идеальных форм. Во всем величественное спокойствие. Они не примут тебя в стаю, просто слегка изменят направление, обойдут как инородный предмет и даже не взглянут на тебя.

          Здесь же у самой короны архипелага, на плодородных нивах Тихого океана пасутся гигантские стада дельфинов. Их голоса невозможно спутать ни с одним голосом живого существа на Земле. Присутствие дельфинов ощущается повсеместно на Галапагосах. Но не следует навязывать им свое общение. Если будете скромны и терпеливы, они позволят вам взглянуть на себя, а может, даже и рассмотреть поближе, вы им тоже небезынтересны. Только, пожалуйста, без амикошонства, они не какие-нибудь дрессированные аквариумные собачки.

          На Галапагосах все в больших масштабах. Китовые акулы достигают 14 метров в длину. Измерить сложно, можно только предположить, что так оно и есть. Это Невероятное Нечто неясными очертаниями выходит на вас из ультрамариновой бездны и приближается медленно, неумолимо… Кит! Нет, паровоз! Нет, паровозы здесь не живут! Подводная лодка! Чья?! Нет! Не сразу, но осознание происходящего приходит. И вот она уже проходит мимо в каких-то метрах. Ближе! Еще чуть-чуть! Глаз… Жабры… Жабры… Жабры… Белые пятна на гладкой коже… Еще пятна… Много пятен… Две рыбы-прилипалы… Еще одна… Пятен меньше… Пошел хвост… Секундная слабость, стягиваю перчатку! Нет-нет, не касаться, Боже сохрани, только подставить ладонь под движение хвоста… Она сама… О Боже! Она теплая! Сознание возвращается окончательно. Нет, не может быть, это ладони холодные. Восторг? Восхищение? Это останется навсегда. Никакой самая чувствительная фотокамера не сможет ТАК запечатлеть этот миг. ВОЛШЕБСТВО!

Акула-молот Китовая акула в масштабе
Стая орляков Стада дельфинов у о. Дарвин

          Стараюсь запечатлеть в памяти каждый миг. Закрываю глаза, произношу медленно — ГА-ЛА-ПА-ГОС — шуршит под ногами черный базальтовый песок острова Рабида. ГА-ЛА-ПА-ГОС — медленно накатывает волна на белоснежный пляж острова Бартоломе. ГА-ЛА-ПА-ГОС — с шумом втягивает голову в панцирь гигантская черепаха. ГА-ЛА-ПА-ГОС — взлетают в небо соленые брызги у скал Гордон Рокс. ГА-ЛА-ПА-ГОС — бьется сердце Великого Океана.

          «Удел почти всех путешественников, — не успевши познакомиться с тем, что всего интереснее в какой-нибудь местности, уже спешить оттуда…»**

          Неделя пролетает незаметно. И вот уже прощальный ужин на борту, торт. И опять команда в белом. И снова маленький остров Бальтра, примечательный тем, что на нем расположен совсем маленький аэропорт с одной-единственной взлетно-посадочной полосой. На нее приземляются самолеты с обыкновенными туристами, а взлетают с настоящими путешественниками.

          Грусть расставания с Галапагосами скрашивается осознанием того, что путешествие не окончено. Впереди Перу, древняя столица инков Куско, затерянный город Мачу Пикчу, озеро Титикака, пустыня Наска. И неосознанная, но совершенно четкая уверенность в том, что Я СЮДА НЕПРЕМЕННО ВЕРНУСЬ***.

Пеликан на о. Сеймур. Галапагосские острова


          * Курт Воннегут «Галапагосы».
          ** Чарльз Дарвин «Кругосветное путешествие натуралиста на корабле «Бигль».
          *** Александр Ингилевич «Я сюда непременно вернусь».



Александр Ингилевич.
Фото автора.
Материал поступил в редакцию 11.08.2012 г.
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить