Александр Ингилевич
16.08.2012 г.

  На главную раздела "Экология сознания"





          В 1570 году острова впервые появляются на карте фламандского картографа Ортелиуса «Орбис Террарум». Двенадцать клякс под названием «Острова Галапагос». Ортелиус нанёс архипелаг на карту, пользуясь информацией, полученной от своих коллег в Севилье. Кроме того, был известен отчёт штурмана корабля, на котором шёл Берланга. Но ещё долго для испанцев уединённый архипелаг в коварном Перуанском течении оставался «Лас Ислас Энкантадас».

          В 1680 году английский пират Шарп вёл свой корабль вдоль побережья курсом на Перу. На широте Пунта Паринья, там, где течение Гумбольдта устремляется в сторону Галапагос, он повернул на запад, в открытое море, дабы избежать нежелательной встречи с испанцами. Он достиг архипелага, но коварные течения и ему не дали высадиться на берег.

          И всё же пираты первыми высадились на эти острова. Галапагосы стали удобной базой для нападения на испанские галеоны, перевозившие золото из Перу в Панаму.
 
          В 1684 году, через четыре года после тщетной попытки Шарпа, англичанам впервые удалось на некоторое время утвердиться на островах. Компания английских пиратов — Коули, Уильям Дампир, Дэвис, Уофер, Джон Кук и автор книги «Путешествия и приключения капитана Шарпа» Рингроуз — остановилась в бухте Джемса на острове Сантьяго, чтобы разделить честно нажитое.

          В Британском музее хранятся записи Амброуза Коули. В них капитан сетует на трудности, с которыми им пришлось столкнуться на пути к архипелагу. Он пишет: «Мы отправились на запад, чтобы попытаться найти острова, известные под названием Галиополус, а испанцы подняли нас на смех, они называли их заколдованными островами и говорили, что никто, кроме капитана Пориальто, их не видел. Да и то он не смог подойти к ним вплотную и бросить якорь. Ведь эти острова — призраки».

          Тогда же Коули сделал первую навигационную схему островов, присвоив каждому имена в честь его знакомых пиратов или английских дворян, помогавших пиратам.

          Интересно, что в 1684 году пираты оставили на берегу бухты Джемса не совсем обычную добычу — восемь тонн конфитюра из айвы. Идущие по следам англичан испанцы обнаружили пиратское гнездо, и огромные кувшины были разбиты. Так испанцы навсегда лишили англичан надежды на сладкую жизнь на Галапагосах.

          В 1798 году черепки толстых, формованных на гончарном круге «испанских кувшинов» на острове Сантьяго впервые были обнаружены английским капитаном Коулнеттом. Тур Хейердал утверждает, что видел многие из них торчащими в застывшем потоке чёрной лавы, край которого затопил большую часть долины.

          Шотландский моряк Александр Селкирк, приключения которого вдохновили Даниэля Дэфо на написание книги «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо», побывал на Галапагосах в 1709 году после того, как он был подобран на островах Хуан Фернандес капитаном Роджерсом Вудсом.

          Шло время. И на Галапагосы стали прибывать люди уже не для того, чтобы грабить корабли, а изучать сами острова.

          В 1789 году на островах вновь появляются испанцы. Отряд Алонсо де Торреса прибыл на Галапагосы, чтобы исследовать острова и нанести их на карту.

          Вслед за Торресом в 1790 году к Галапагосским островам прибывает научная миссия под предводительством сицилийского капитана Алессандро Маласпина. Экспедиция спонсировалась королём Испании. Тем не менее, отчёты экспедиции были утеряны.

Галапагосская черепаха           На западе Галапагосского архипелага мощное морское течение Кромвеля сталкивается с множеством мелких островов и рифов. Это самое богатое планктоном место на экваторе. Однако людей привлекает не рыба, в изобилии водящаяся в этих местах. Их привлекают киты. На них охотились ради наживы. Именно спрос на китовый жир и китовый ус привлекает к Галапагосским островам китобоев со всего света.

          Галапагосы на долгие годы становятся базой для китобойных кораблей. На островах к тому времени уже была найдена пресная вода. Кроме этого, острова являлись прекрасной базой для пополнения запасов продовольствия. Для моряков представляло огромную ценность богатое жиром и белками мясо гигантских черепах, которых ловили и складывали в трюм судна. Поскольку черепаха может обходиться без воды и пищи несколько месяцев, у моряков всегда на обед был кусок свежего мяса. За двести лет было уничтожено боле двухсот тысяч этих гигантов. На некоторых островах черепахи были вовсе истреблены.

          Однако чем чаще люди посещали острова, тем точнее становились очертания архипелага на картах. Каждый остров получил название. Некоторые острова всё чаще привлекали моряков, ведь там было где бросить якорь и запастись деревом для ремонта. Однако другие части архипелага всё ещё считались воплощением ада на земле.

Чарльз Дарвин           Ни одна страна так и не пожелала присвоить архипелаг себе.

          Наконец одно из самых маленьких и бедных государств планеты, коим являлся Эквадор, заявило претензии на острова, с чем 12 февраля 1832 года и обратилось к мировому сообществу. Надо отметить, что никто не возражал. В те времена это заявление казалось странным, даже комичным. Так, как если бы Эквадор в приступе империалистического бреда решил присоединить к своей территории пролетающее мимо Земли астероидное облако.

          Однако всего через три года один никому не известный натуралист стал вдруг утверждать, что те причудливые формы растений и животных, которые умудрились как-то выжить на этих пустынных островах, придают им чрезвычайную ценность, если взглянуть на это, как он, то есть с научной точки зрения. Этим никому не известным натуралистом был Чарльз Дарвин.



В начало                              Продолжение

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить