11.07.2010 г.

  На главную раздела "Публицистика"


 

5. Морской бой

 

 В сентябре 1738 года из Стокгольма в дальний путь отправился караван из двух торговых судов, доверху нагруженных оружием с боеприпасами, эскортируемый линейным кораблем. Конечный пункт прибытия - Стамбул.
Как ни старались шведы самым строжайшим образом соблюсти тайну морского каравана, для русской стороны это оказалось секретом полишинеля. Король Швеции Фридрих I выложил Бестужеву как на духу дату отплытия и маршрут следования каравана. Естественно, за солидное вознаграждение.

И тут вдруг сработало одно весьма важное обстоятельство, которое спутало расчеты турок, шведов и французов. А именно - высокий авторитет России среди народов Средиземноморья, боровшихся многие века с турецкой экспансией... Еще со времен Иоанна Грозного русские бескорыстно оказывали им всестороннюю помощь, моральную и материальную. Их лидеры, спасаясь от национального и религиозного преследований турок на родине, всегда находили приют под сенью двуглавого московского орла. Поэтому из Петербурга в русское посольство в Вене и далее по инстанции в адрес мальтийских рыцарей и греческих корсаров полетела просьба, равносильная приказу: "Найти и уничтожить!". И дело было сделано!

Мальтийцы загнали шведский линейный корабль на мель поблизости Барселоны, где преспокойно его сожгли. А греки перехватили уцелевших "торгашей" с ружьями у самого входа в Дарданеллы. Далее, четко следуя инструкции Неплюева, они позволили уйти на одной шлюпке шкиперам судов, а другую - с коносаментами (сопроводительные документы груза) ночью выбросили на побережье в непосредственной близости от турецких береговых укреплений.

Напоследок греки в сумку с бумагами подбросили один любопытный документ, добытый Бестужевым в шведском военном архиве. Он подобно бомбе большой мощности взорвал безмятежное течение шведско-турецких переговоров о военном альянсе. Из "выловленных" документов явствовало, что скандинавы откровенно "кинули" турок. Судовой груз состоял всего лишь из десяти тысяч ружей.

Шведы позже оправдывались, мол, они собирались выслать недостающее в будущем году. А им под нос сунули бестужевскую справку -не что иное, как официальный отчет начальника стокгольмского арсенала, из которого явствовало, что у шведов всего-то под рукой в наличии имелось лишь двадцать тысяч единиц огнестрельного оружия.

Разразился невиданный скандал. Полетели головы в султанской администрации в буквальном и переносном смысле. Бонневаля отправили в ссылку под домашний арест в город Кандию, что на острове Крит. Могло быть и хуже. Долго еще бушевали страсти, пока их, как водится, не погасили денежным дождем дельцы лондонского Сити. Переговоры продолжались по инерции, но без должного огонька. Стороны к ним охладели.
И все же наделенный чрезвычайными полномочиями шведский спецпредставитель - член Секретного комитета риксдага и офицер Упландс-кого пехотного полка майор Малькольм Синклер - сумел благополучно достигнуть Стамбула. Тем самым кардинал Флери решил напоследок громко хлопнуть дверью. Он уже узнал про то, что в султанском окружении возобладало мнение начать мирные переговоры с Россией.

Разочаровавшись в своих союзниках, шведах и турках, кардинал решил сделать ставку на дворцовый переворот в С. -Петербурге, что-то вроде современных "цветочных" революций на постсоветском пространстве СНГ. Но как азартный политический игрок решил доиграть партию до конца.

 

6. Дело майора Синклера

 

Миссия Синклера обошлась Флери в солидную сумму - триста тысяч талеров, которые французское посольство выделило якобы на подготовку шведского общественного мнения. Сохранить акцию в тайне как всегда не удалось. Бестужеву об этом во всех подробностях донес опять же лично сам король. Поэтому наш посол тут же накатал в Петербург депешу, в которой требовал "анвелировать" шведского посланца, точнее - ликвидировать, дабы прочим неповадно было. Но Синклер уже выехал.

Для страховки Флери выделил шведскому агенту надежного связника, курсировавшего подобно челноку между Турцией и Францией. В этой роли выступил Григорий, он же Грегор, Орлик, сын сподвижника Мазепы. Его отец, Филипп Орлик, после кончины Мазепы принял на себя пышный титул гетмана Правобережной Украины в изгнании и долгие годы колесил по европейским столицам, напропалую торгуя родиной оптом и в розницу. Пока не успокоился на побегушках у другого изгнанника -претендента на польскую корону Станислава Лещинского, устроившегося во Франции на правах королевского тестя.

Юного Грегора Орлика эфемерные гетманские лавры не прельщали, его вполне устраивала служба двум господам - кардиналу Флери и королю Франции. Причем последний поручал ему задания щекотливого свойства. Любвеобильный Людовик XV при дворе собрал настоящий гарем под названием "Олений парк", куда отовсюду свозились девицы на выданье, первые красавицы Европы. Вот так и сновал Орлик между Турцией и Францией, участвуя одной рукой в интригах против своей исторической родины, а другой поставлял "живой товар" монарху-извращенцу. Сегодня украинские националисты придумали в его оправдание байку: будто бы именем Орлика назван аэропорт Орли - воздушные ворота Парижа. И невдомек им, что одноименное селение в департаменте Иль-де-Франс известно с незапамятных времен. По крайней мере на старинной карте, датированной 1620 годом, хранящейся во Французской национальной библиотеке, оно уже значится под тем же названием.

... Неплюевская агентура в Стамбуле своевременно выяснила обратный маршрут следования Синклера, который отправился в путь в апреле 1739 года, везя с собой письма от султана, великого визиря, шведских послов, секретные протоколы переговоров, а также залоговые расписки Карла XII. Из-за угрозы нападения его, кроме лиц ближайшего окружения, сопровождал до границы австрийских владений сначала турецкий, а далее польский эскорт.

Вот тогда-то на авансцену этой истории вышли главные действующие лица, отнюдь не киношные мальчишки-гардемарины, а офицеры русской армии, давно поднаторевшие на операциях подобного рода. Генерал-фельдмаршал Б. Миних выделил трех офицеров, капитана Кутлера и двух поручиков - Веселовского и Левицкого, в сопровождении шести гвардейских унтер-офицеров. Они получили строжайшие инструкции, в которых говорилось: "Ежели по вопросам о нем где уведаете, то тот час его видеть, а потом наблюдать, не можно ли его или на пути, или в каком другом скрытом месте, где поляков не было, постичь. Ежели такой случай найдется, то стараться его умертвить или в воде утопить, а письма без остатка отобрать".

Шведский художник GUSTAF CEDERSTRÖM (1845-1933). Ист.: http://portret-k12.livejournal.com/ Русский "спецназ" все в точности выполнил. Правда, в разных источниках сведения на этот счет разнятся.

Поначалу русские "спецназовцы" разделились на две группы. Одна получила задание взять с поличным связника, Грегора Орлика. Но тому удалось избежать справедливого возмездия - почуяв неладное, он вовремя дал деру.

Тогда группы вновь сошлись воедино и, воспользовавшись оплошностью охраны Синклера, перехватили его неподалеку от Бреслау, между местечками Нейштадт и Грюнберг. При оказании сопротивления шведский майор был убит, на теле его нашли все искомые документы. Труп сунули под корягу в каком-то безымянном ручье. Здесь пути-дорожки "спецназовцев" вновь разошлись. Нижние чины ушли в сторону русской границы, уводя за собой погоню. А офицеры, прихватив в качестве заложника некоего француза Ку-турье из окружения покойного, отправились прямиком в Гамбург. Там они сели на корабль, отправлявшийся в Россию. Предварительно, дабы запутать следы, наши офицеры отправили часть захваченной корреспонденции частного характера своим адресатам через местный почтамт.

Сообщение об уничтожении Синклера и пропаже документов как громом поразило все без исключения европейские столицы. Обрастая невероятными фактами, порой просто фантастическими, нарастая подобно снежному кому, слух разносился досужими болтунами, которые во время очередного пересказа каждый раз пугливо озирались на скрипнувшую дверь и сгущавшиеся сумерки за окном. Им повсюду мерещились агенты вездесущей русской Тайной канцелярии. Высокопоставленные лица при дворах европейских монархов вдруг выяснили для себя новую истину - заниматься отныне интригами против России невыгодно, а главное - небезопасно.
Турки и французы как в рот воды набрали. Оно и понятно. Они уже начали диалог с Россией и не хотели обострять с ней отношения.

Шведы оказались в дураках. Их партия "ястребов" даже попыталась напасть на русское посольство с целью покушения на жизнь Бестужева. Но он вовремя уехал из Швеции. Войны с ней избежать не удалось, но это случилось гораздо позже, когда турки, заключив в 1739 году Белградский мирный договор с Россией, преспокойно зализывали нанесенные войной раны. Нашей стране удалось избежать борьбы на два фронта. А Швецию вскоре постигла участь Турции.

По сути, эта шведско-турецкая история - первый выход российских спецслужб на широкую международную арену, да еще с таким резонирующим результатом. Если не сказать более. Наша страна и до того момента предпринимала нечто подобное. Но здесь впервые герои невидимого фронта повернули вспять течение международной политики.

 

 

 Ист.: http://rus.ruvr.ru/2010/06/28/10883610.html

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить