11.07.2010 г.

  На главную раздела "Публицистика"


 

3. Заочная дуэль

 

 Завершающая фаза вооруженного конфликта России с Турцией вывела подковерную борьбу русской и французской спецслужб на новый, более ожесточенный, уровень. Фактически она вылилась в заочный поединок их руководителей. На этом незримом ринге каждую из сторон представляли по две яркие личности. Во Франции это прежде всего первый министр короля Людовика XV кардинал Андре Эркюль де Флери, непревзойденный мастер политической интриги, коему не было равных во всей Западной Европе.

Второй участник заочной дуэли -граф Александр Клод де Бонневаль, французский аристократ-ренегат, принявший ислам под именем Ахмед-паши. Хотя он давно уже не верил ни в Христа, ни в Магомета. И поклонялся одному богу - Мамоне (деньгам), а его душа стала вместилищем множества человеческих пороков. Тем не менее это не помешало ему найти тепленькое местечко в Турции, в которой он обосновался на правах советника султана Махмуда I.

На родине и в Австрии Бонневаля ожидала смертная казнь, к которой он был присужден за государственную измену и еще какие-то страшные прегрешения. Но не исключено, что это была всего лишь "легенда", "крыша" нашего героя. И он, видимо, особенно этого не скрывал, отчего европейцы титуловали его не иначе как Бонневаль-паша.

На жаргоне русской военной разведки начала XX века он типичный "герцог", то бишь двойной агент. В данном случае - слуга трех господ: французского короля, австрийского императора и турецкого султана. У последнего Бонневаль официально числился военным советником и фактически заправлял всеми тайными операциями, направленными против русских войск и России. При этом немало преуспел.

С русской стороны кардиналу и Бонневалю противостояли также две яркие личности. Прежде всего начальник Тайной канцелярии Андрей Иванович Ушаков. В свое время состоял в адъютантах Петра Великого, исполнял ряд его секретных поручений, в том числе и за границей. По отзывам современников, был смел, честен и некорыстолюбив, что само по себе уже немало для должностного лица такого ранга. Император всегда отличал его среди прочих сановников из своего ближайшего окружения, уповал на его исключительную верность долгу и Отечеству, но главное - нестяжательство. Русский историк первой половины XIX века Д. Н. Бантыш-Каменский писал, что глава российской спецслужбы всегда "отличался очаровательным обхождением и владел особенным даром выведывать образ мыслей собеседников". Но за светским лоском и учтивым обращением скрывались несгибаемая воля и жесткий, а порой и жестокий нрав, когда дело касалось государственных интересов. Имя генерала Ушакова стало жупелом для тайных и явных врагов России, как внутренних, так и внешних.

Его верным помощником был тайный советник Иван Иванович Неплюев, второй в обойме дуэлянтов с русской стороны. Еще один птенец "гнезда Петрова". Тонкий дипломат, блестящий администратор, крупный ученый-этнограф с задатками художника-натуралиста, он еще прослыл удачливым и высокопрофессиональным специалистом, снискавшим немало лавров на ниве тайной войны с недругами России.
Номинально Неплюев состоял на службе в Коллегии иностранных дел, а фактически возглавлял и направлял работу заграничной агентуры Тайной канцелярии. Собственно, он ее и создал в бытность свою русским резидентом в Стамбуле с 1721-го по 1734 год. Иван Иванович и его подчиненные тогда делали то, что сегодня выпадает на долю двух секретных госучреждений Российской Федерации - Службы внешней разведки (СВР) и Главного разведывательного управления (ГРУ).

В целом же дуэль русской и французской спецслужб можно охарактеризовать, как поединок боксеров-тяжеловесов. Бонневаль -Неплюев. Кто кого?

 

4. Первый раунд

 

В то время, как новый французский посол в Стокгольме С. Северин пытался растормошить партию "ночных колпаков", как он их сам называл, втихую подготавливая приход к власти в Швеции более решительных "шляп", Бонневаль в Стамбуле развернул бурную деятельность. По мнению русского историка С. М. Соловьева, он "сумел вовлечь в орбиту собственного влияния шведских агентов в Константинополе Генкина и Карльсона, которые были жаркими приверженцами французской партии и турецкого союза".

Однако турки неожиданно заупрямились. Они и слышать не хотели ни о каких договоренностях, пока шведы не погасят долги Карла XII. Дело в том, что сей король-воитель после фиаско под Полтавой в 1709 году долгое время обретался на "вольных хлебах" у турецкого султана Ахмеда III под защитой юрисдикции Османской империи. Карл XII довольно поиздержался и наделал массу долгов. Его даже не хотели выпускать, пока он не подписал векселя. Теперь эти долговые обязательства короля "шведов, готов и вандалов" стали камнем преткновения в намечавшихся переговорах и головной болью французских дипломатов.

Турки упорно стояли на своем, требуя от шведов немедленной оплаты. Деньги на бочку, и никаких гвоздей! Но скупердяи-скандинавы готовы были удавиться за талер. Тот редкий случай, когда сошлись лицом к лицу восточная алчность и западная скаредность...

Кардинал Флери прекрасно понимал, что обе стороны теряют драгоценное время, проводя его в бессмысленных спорах, а время играет на руку России. Скрепя сердце он выделил солидную сумму на бакшиш (взятки) султану и его ближайшему окружению. Но турки в свою очередь для вящего и полного удовлетворения собственного честолюбия потребовали от "должников" (по совету Бонневаля) предоставить в их распоряжение некоторое количество образцов новейшего оружия, которым тогда славился на всю Европу шведский ВПК.

Стороны сошлись на том, что шведы дадут туркам линейный корабль, восьмиорудийную артиллерийскую батарею и тридцать тысяч ружей с соответствующим числом боеприпасов к ним. На этой мажорной ноте пришло еще и радостное известие из Стокгольма, где к власти пришли "шляпы", победа которых обошлась тамошнему посланцу короля Людовика XV С. Северину в кругленькую сумму -пятьдесят тысяч талеров. Но французская игра стоила шведских свеч.

Стороны в присутствии третейских судей, французских дипломатов, договорились до того, что как только турки подтвердят получение ожидаемого ими груза из Стокгольма, храня инкогнито, в Стамбул выедет наделенный чрезвычайными полномочиями дипкурьер, которому для начала передадут именные векселя Карла XII. Затем приступят ко второму раунду переговоров. А уже после, заключив очередное соглашение, обе державы разом начинают "дружить" против России, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Кардинал Флери и Бонневаль торжествовали. Но, как оказалось, слишком рано. Гладко было на бумаге, да забыли про овраги...

 

Продолжение                       На начало
 

 

 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить