11.07.2010 г.

  На главную раздела "Публицистика"


 

Как европейская коррупция помогла России войну выиграть, или История первой международной операции российских спецслужб

 

П. Журавлев 

 

 По сути, эта шведско-турецкая история - первый выход российских спецслужб на широкую международную арену

Вот уже более двадцати лет странствует по телеэкранам нашей страны популярный костюмированный сериал "Гардемарины, вперед!" с многосерийными продолжениями. Действующие лица фильма кружатся в цветастой карусели развлекательных сюжетов из якобы российской действительности бурного XVIII века. К сожалению, в нем историческая фактура в очередной раз, как это случалось и прежде, была предана забвению. И принесена в жертву авантюрным приключениям главных героев в стиле рококо. А жаль, ведь подлинные события, к которым даже не захотел прикоснуться авторский коллектив сериала во главе с режиссером С. Дружининой, относятся к одной из самых блестящих страниц в истории отечественных спецслужб, которая в свое время получила громкое название "Дело майора Синклера".

 

1. Расстановка сил

 

Речь пойдет об одной нашумевшей на всю Европу боевой операции, совместно проведенной агентами Тайной канцелярии и офицерами русской императорской армии за пределами Российской империи во время Русско-турецкой войны 1736 - 1739 годов.

Одним из главных действующих лиц данного события, как и в кинофильме, был видный российский сановник по фамилии Бестужев-Рюмин. Но только имеется в виду не Алексей Петрович, всесильный канцлер времен императрицы Елизаветы Петровны, а его младший брат Михаил, в указанные сроки состоявший в должности чрезвычайного и полномочного министра (посла) при шведском королевском дворе в городе Стокгольме. На этом схожесть киношной и исторической действительности заканчивается.

30-е годы XVIII века - это время становления Российской империи, провозглашенной Петром Великим по итогам Северной войны 1700-1721 годов. В это время наша страна во весь голос заявила о себе на международной арене. Тем самым давая понять окружающим, что отныне никакие общеевропейские дела без нее немыслимы. На внешнеполитическом театре дипломатических действий от обороны она переходит в решительное наступление. Настал черед Западу (как, впрочем, и Востоку) возвращать ей долги.

Поначалу западноевропейские властители воспротивились этому, не желая признавать за русскими царями их императорский титул. Но уже во время Русско-французской войны за польское наследство (1733-1735) победоносная русская императорская армия буквально вдолбила в европейское общественное сознание, что "Москва - есть Третий Рим, а Четвертому не бывать". Именно вооруженные силы Российской империи в итоге силой принудили ее недругов к уважительному к ней отношению, признав за московскими царями право на защиту вселенского православия, что подразумевалось их императорским статусом.

Наказав французов за происки и интриги в аморфной Речи Посполитой (польско-литовское государство XV-XVIII веков), наведя там элементарный государственный порядок, правительство императрицы Анны Иоанновны решило, что настал черед разобраться и с Оттоманской Портой (Турцией) и подвластным ей Крымским ханством. Следуя заветам Петра Великого, руководство Российской империи приняло решение во что бы то ни стало пробиться к берегам Азовского и Черного морей и вернуть себе земли, некогда утраченные в годы монгольского нашествия.

С этими целями и в союзе с Австрией (на протяжении нескольких столетий подвергавшейся постоянным турецким нападкам) Россия в 1736-1739 годах вела напряженную войну с тогда еще могущественнейшей Османской империей. Боевые успехи русских войск, разгромивших турецкуюармию в сражениях под стенами Хотина и у селения Стовучаны, штурмом овладевших крепостями Азов и Очаков, нанесших разящие удары в глубь Крымского ханства (в ходе которых калмыцкая конница сожгла ее столицу город Бахчисарай, змеиное гнездо всемирной работорговли), не оставили никакого сомнения в том, что османскому владычеству в северном Причерноморье приходит конец.

Все это не на шутку встревожило правящие круги Англии и Франции. Французы посредством ряда соглашений с турками (так называемой капитуляции) контролировали всю средиземноморскую торговлю со странами Востока, лакомый кусок, застилавший не один коронованный взор в Западной Европе. Англичанам же, обладавшим фактически монопольным правом на посредническую торговлю русскими товарами, в которых так нуждался самый большой в мире английский флот, в свою очередь ничуть не улыбалась перспектива смены их грузопотока с северного (балтийского) направления - на южное (черноморское). Несмотря на антагонизм и острое морское соперничество, Англия и Франция тут выступили единым фронтом против России.

Вначале они надавили на Австрию, угрожая ей вмешательством Пруссии во внутренние дела Вены. Пруссаки давно уже алчно поглядывали в сторону австрийской Силезии и не прочь были прихватить еще что-либо из наследства "Священной Римской Империи германской нации" (так называлась Австрийская империя до 1805 года). В конце концов австрийцы, не вынеся наката на них со стороны ведущих европейских держав, и под влиянием военных неудач, вышли из игры, заключив с турками сепаратный мирный договор. Однако этого англичанам с французами показалось мало. Они взялись старательно обхаживать Швецию в надежде на то, что она поддастся соблазну их уговоров и откроет против России второй фронт на Балтике.

С момента окончания Северной войны в 1721 году, по итогам которой некогда могущественнейшее Шведское королевство превратилось во второстепенную страну на Европейском континенте, в общественном сознании потомков викингов зрели гроздья реваншистских настроений. Вот их-то и взялись должным образом будировать послы Англии и Франции, чтобы поставить Россию под два огня.
Дабы избежать подобного развития событий и чтобы свести на нет козни врагов, русское правительство императрицы Анны Иоанновны тщательно спланировало и блестяще воплотило в жизнь многоходовую военно-политическую акцию, речь о которой пойдет ниже.

 

 
 
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить