Б. М. Попов
02.07.2012 г.

  На главную раздела "Эзотерика"


          Простота и Пустота

          Представление о распространении волн в наших ощущениях формируется на базе восприятия класса циклических движений (колебаний около положения равновесия) частиц среды, с которой мы ассоциируем волновой процесс. Колебаний элементов какого-либо типа (ячеек эфира, молекул воздуха, и т. д.).

          Даже не глядя на волновое уравнение, вспомним, что волновые процессы в среде связаны не с потоком, перемещающим вещество, а с передачей импульса от одних частиц, совершающих короткие регулярные движения, к другим (не думаете же вы, что воздух, исходящий из свистка, пролетает тысячи метров). Наблюдая волны на поверхности воды (или, в ветряную погоду, на луговой траве), мы впадаем в иллюзию, что вода непрерывно движется в направлении от источника колебаний.

          На самом деле частицы воды совершают движения по замкнутым эллиптическим траекториям и, тем самым, создаётся иллюзия движения водных массивов. Если бы был поток (ламинарный или турбулентный), то не было бы даже иллюзии волн. Не было бы феномена волн и в случае передачи импульса с бесконечно большой скоростью. Вспомним теорию логических типов Рассела. Сама волна движением того же класса, что и колебания, не является. Не является движением вообще, а является только общим понятием (именем) для класса циклических движений. Так же как класс стульев не является опорой для сидения, чем является каждый конкретный представитель класса стульев.

          «Движется» волна так же «быстро» — как «мягко» понятие класса стульев. Ясно, что раз нет такого реального объекта, как волна, то её скорости не просто нет, а и говорить о ней бессмысленно. Всё равно как искать чёрную кошку, которой нет, в тёмной комнате, которой никогда и не будет. Применяемые на практике понятия фазовая, групповая и прочие виды скорости волн имеют иной смысл. Понятие скорости Ньютоном было введено для характеристики перемещений точечных объектов. Поэтому можно говорить лишь о скорости распространения импульса (возбуждения) в среде однородных частиц, а импульс возникает при возникновении в среде изменений плотности (образовании пустот).

          Фраза же «колебание волн» и по глубине содержания, и по смыслу — изоморфна фразе «стуление стульев». В буддизме и в философии квантовой физики часто приводится образ морской волны для наглядной демонстрации иллюзии существования изолированных сущностей. По-другому можно сказать, что волны — это просто перемещение (поток) «пустот» (разряжений), а не вещества. Компенсационно-кумулятивный процесс.

          «Пустоту» перемещать легче всего. Природа предпочитает оперировать фантомами. Природа «любит простоту, но не терпит пустоты», и этим её «нетерпением» и простоватостью нагло пользуется человек, для присоединения к исходной природной и социальной активности (инициативности, энергетическим потокам) сил природы, которые сами по себе безграничны. Присоединяется посредством способности создавать пустоту.


          Сознание — единственная реальность

          Печальные вопросы встают и передо мной. Мне иногда кажется, что наше сознание — это рудимент чего-то неизмеримо более мощного и совершенного, которое проявляет себя в мгновения интуитивных озарений. Вы же ощущаете, что наш разум "бьётся как в тесной печурке огонь", стремясь освободиться от каких-то оков и пройтись пожаром осознания по мирозданию.

          Я не думаю, что мы что-то знаем, кроме того, что умеем сделать, или, иначе говоря, только то, чему способны дать конструктивное определение. Медитации, контемпляции — это всего лишь инструменты, не отрицаю — инструменты хорошие. Но я не сторонник абсолютизации чего-либо. Мы ещё слишком часто ошибаемся. Можно, а иногда и нужно, прибегнуть к помощи точных наук.

          Но в «точных» науках при разрешении проблем не принято вспоминать о главном участнике этого действа — о СОЗНАНИИ, которое, фактически, и ставит вопросы и формирует на них ответы. Мир для нас — это творчество (генерация) сознания. Есть ли мир в себе и что он представляет сам по себе В СЕБЕ — для нас пока не принципиально.

          Математика — часть сознания, созданная самим сознанием. Объекты математики, как любые понятия, не имеют пространственного временного определения. Его имеют конкретные вещи (представления). Сознание использует способ пространственно-временного представления вещей, однако есть и иные способы. Возможно, сознание в своём развитии обратится к ним.

          На самом деле не сознание принадлежит нам, а мы сознанию. Сознание — коллективный, синергетический феномен. После рождения у человека растёт не только тело, но и органы доступа к бессмертному коллективному сознанию — вербальный и образный языки, или, короче, разум (ум). Мы сейчас не говорим, откуда взялось коллективное сознание. Об этом поговорим в более узком кругу и в другой раз.

          Жизнь отдельного человека слишком коротка, он в одиночку за свой короткий век и самостоятельно, без доступа к коллективному сознанию (правильнее, просто к СОЗНАНИЮ), освоил бы в мире не больше, чем мартышка. Но человечество в целом, всех времён и народов, питает, хранит и развивает сознание. Взаимоотношения коллективного сознания и индивидуального разума проиллюстрируем аналогией: река формирует берега, а берега направляют реку. Мы знаем, идеи всегда могут влиять на события. Для физика же это магическая гипотеза, ведь её нельзя проверить, исследовав сохранение энергии.

          Как видите, сознание здесь рассматривается как нечто первичное, как нечто, что нельзя объяснить на основе чего-то другого. Сознание просто есть, и оно, в конечном счете, и является единственной реальностью. Это есть нечто, что проявляется в вас, во мне и во всем вокруг нас. То есть оно творит не только иллюзию материи, но и иллюзии наших индивидуальных сознаний. Попробуйте усомниться в реальности сознания. Получилось?

          Такую точку зрения можно назвать и мистической, так как она характерна для большинства мистических учений. Согласно такому взгляду, сознание есть первичная реальность, есть сущность Вселенной, основа бытия, все формы материи и живые существа есть проявления этого чистого сознания. Мистическое представление о сознании основывается на опыте восприятия реальности в необычных модусах сознания, и этот мистический опыт не поддается описанию. Он есть... Но, однако, таков и всякий другой опыт.

          Подумай о своем собственном теле, — говорил Шри Ауробиндо. — Когда ты здоров, то не сознаешь множества частей, из которых оно состоит. Ты сознаешь себя как единый организм. Только когда что-то нарушается, ты начинаешь замечать свои глазные яблоки или гланды. Подобным образом, состояние переживания всей реальности как единого целого — это здоровое состояние для мистиков. Разделение на отдельные объекты для мистика вызвано непорядком в уме.

          Думаю, что если когда-либо и появится труд "Сознание как оно есть", то его автором будет существо, обладающее неким неизмеримо более качественно совершенным, чем человеческое сознание, даром. Естественно, каким бы научным мышлением мы к тому времени ни вооружились, понять этот труд не сможем. Но если случится чудо и кто-то из нас, например, я или вы, мой внимательный читатель, постигнет суть сознания, то боюсь, это будет одновременно означать и конец всего света.

          Интересен научный взгляд современного философа об отношениях мира к мысли о мире. Философ Карен Свасьян в интервью для журнала ЭКСПЕРТ говорит: «В философской традиции налицо некий слепой угол, на счет которого следовало бы отнести большинство философских срывов и тупиков. Философы во все времена отличали мир от мысли и находили мир всюду, кроме головы. Считалось, что мир — там, «вовне», а мысль — «внутри», после чего возникал фатальный вопрос о познаваемости или непознаваемости мира со всеми его бредовыми «вещами в себе» и так далее. … Спросите любого (философа или нефилософа, всё равно), где находятся вещи. Он покажет на мир вокруг себя. А теперь спросите его, где находятся мысли о вещах. Он ткнёт пальцем в голову. Как будто сама голова с мыслями (или без них) существует не в мире, а чёрт знает где. … Глаз видит дерево. Дерево в мире и мир. Но глаз, видящий мир, — тоже мир. Было бы любопытным послушать шутника, отказавшего бы ему в этом. На этой простой очевидности (или, по Ницше, «оскорбительной ясности») рушатся философии и лопаются умы. Дело не в том, чтобы понять её, а в том, чтобы выдержать её последствия. Если глаз, видящий мир, есть и сам мир, то мир не только видим, но и видит».

          Иначе говоря: мир не только мыслим, но и мыслит. Вспомним, кстати, декартовское высказывание «Мыслю, следовательно, существую». Мир существует поскольку он мыслит и постольку мыслим. Получим, применительно к миру, неделимую триаду: существует, мыслим, мыслит. Философ не только правильно говорит (правильно говорят почти все), но и правильно мыслит. Вот поэтому особенно актуален его призыв спасать природу, прежде всего, от загрязнения неправильными мыслями, а не веществами.

          А мышление происходит в Абсолютном сознании, аналогично тому, как механическое движение происходит в Абсолютном пространстве. Больше просто негде.

          В математике же пространство определяется как ЛОГИЧЕСКИ МЫСЛИМАЯ структура, служащая средой, в которой осуществляются другие структуры, формы и те или иные конструкции, а также фиксируются отношения между ними.



 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить