Взгляд на глобальный экологический антикризис из Бразилии
04.09.2011 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."


          Я нахожусь в бразильской глубинке — старинном городе Оуро Прето. Город сформировался в XVIII веке в ходе освоения в окрестных горах месторождений золота. Название означает «Черное золото». Здешние крупинки и самородки благородного металла основательно смешаны с соединениями железа, потому имеют черноватый оттенок. Но золото, отмытое и очищенное, все же остается золотом. Именно оно дало основу благосостоянию здешних мест. Город включен в список всемирного наследия ЮНЕСКО как уникальное собрание архитектуры XVIII — XIX вв. Гостиница, в которой я поселился, носит славное имя Тирадента (1748 — 1792). Полностью этого деятеля истории звали Жоакин Жозе де Сильва Шавьер. Этот бразильский герой и мученик 220 лет назад возглавил борьбу за самостоятельность Бразилии, за что поплатился жизнью. Но его дело не пропало. Тысячи борцов отстояли независимость Бразилии, в конечном итоге сделали ее сильным государством, региональной супердержавой Южной Америки. Гостиница построена в стиле колониальной латиноамериканской архитектуры. Из окна видна улица, идущая круто вниз. Машин почти не видно — по такой крутизне вскарабкается даже не всякий джип. Так и кажется, что вот-вот застучат по брусчатке копыта иноходца, несущего всадника в черном плаще — отважного защитника обездоленных Зорро. Легенды об этом герое возникли не случайно. Защищать здесь было кого.

          Государственность, законность формировались в этих местах медленно и поздно. До начала XX века многие районы стонали от самодурства местных чиновников-коррупционеров и банд разбойников. Из окна видны очертания нескольких красивых католических храмов. Большинство из них создавал знаменитый архитектор и скульптор Антонио Франческо Лисбоа (1730 — 1814) по прозвищу Алейджадино, что значит «несчастный урод». В расцвете сил и таланта его поразила редкая тропическая болезнь, которая привела к разрушению суставов и отмиранию пальцев. Но жажда творчества оказалась сильнее страшного недуга. Лишившись кистей рук, он не оставил работу. Ученики помогали привязывать к культям необходимые инструменты, и он продолжал творить. Здания, скульптуры, барельефы, созданные им, стали выдающимися памятниками бразильского искусства XVIII — начала XIX столетий. Самым потрясающим взлетом творчества безрукого художника считают скульптурный комплекс, изображающий апостолов у храма в городке Конгоньяс близ Оуро Прето. И это — лишь малая часть созданного Алейджадино.

          Современный Оуро Прето окружен тропической зеленью, которая постепенно наступает на окраины, на улицы, дворы. С одной стороны города — рощи эвкалиптов, завезенных сюда из Австралии. С другой — заросли бамбука, попавшего из Азии. Эти растения-иммигранты прекрасно здесь прижились и теснят аборигенов. Да и сами бразильцы отнюдь не коренной народ. Сформировались они в ходе смешения выходцев из Испании, Португалии с потомками рабов, вывезенных из Анголы, и с немногочисленным местным населением.

          Под окнами гостиницы собирается молодежь, чтобы повеселиться. Звучат гитары. Шум, смех, песни и танцы.

          — О чем они поют? — спрашиваю у хозяина гостиницы.

          — О, сеньор Валентино, это бразильская народная песня. Она переводится так:
Широка Бразилия родная.
Каждый в ней живет и сыт и пьян.
Я другой такой страны не знаю,
Где так много диких обезьян.
          Впрочем, об обезьянах разговор у нас, уважаемые читатели сайта Sirine, впереди…

          Что обсуждают специалисты по борьбе с вредителями?


          Раз в три года в разных местах земного шара собирается международная конференция «Вредители урбанизированных биоценозов» (International Conference on Urban Pests). Предыдущие проходили в Великобритании (1993, 1996), Чехии (1999), США (2002), Сингапуре (2005), Венгрии (2008). Конференции собирали ведущих в мире специалистов по борьбе с вредителями. Мне довелось побывать почти на всех. На этот раз местом встречи стала Бразилия. Мы сидим в театре города Оуро Прето и слушаем выступления ведущих мировых специалистов по проблемам вредителей урбанизированных биоценозов. В докладах звучит дух экологического пессимизма. Несмотря на огромные усилия, направленные на борьбу с вредителями, они продолжают наращивать свои популяции, осваивают территории и биоценозы, переработанные человеком. Если в начале XX века насекомые поедали 10 % мирового урожая, то к концу XX века стали поедать 13 % (данные ФАО).

          Неожиданно в разгар заседания является обезьяна. Она влетела в окошко и принялась носиться по залу. Люди хватают фотоаппараты и пытаются сделать снимки. Я, как представитель русской научной школы, пытаюсь обезьяну классифицировать. Отряд приматы, подотряд человекоподобные, секция широконосые приматы, или обезьяны Нового Света, семейство игрункообразные, род собственно игрунок. Когда я попытался дойти до вида, обезьяна махнула длинным хвостом и покинула зал, опять же через окошко. Этот забавный эпизод напомнил о том, что природа продолжает жить своей бурной жизнью.

          Большинство видов, о которых говорилось в последующих докладах, были отнюдь не столь забавными, как бразильские обезьяны.

          Важная проблема, озвученная на конференции, — стремительное нашествие термитов. На юге термиты добрались до Новой Зеландии, на севере — до Италии. Они широко «осваивают» древесину, используемую в постройках, вызывая разрушение деревянных конструкций. Термиты демонстрируют удивительную экологическую пластичность и приспособляемость, против них не помогает ни биологический метод, ни ядовитые инсектициды, ни специальные пропитки деревьев. Еще один аспект деятельности термитов состоит в том, что, перерабатывая древесину, термиты выделяют парниковых газов — углекислого и аммиака — в 3-4 раза больше, чем деятельность человека. Таким образом, на сегодняшний день можно говорить о значительном влиянии этой группы насекомых на климатические процессы.

          На территории всех городов мира постоянно растет число и других вредных насекомых, например, тараканов. Делегаты из США рассказали о том, какое невероятное количество рыжих тараканов развелось в здании Пентагона. Устраивая свои гнезда в компьютерах, они создали угрозу работе электроники, сохранности секретной информации. И Пентагон — одна из самых грозных и богатых в мире организаций — оказался бессилен против тараканов. Впрочем, у этих насекомых нашелся более опасный враг, чем армия США. А именно — муравьи. Заселяя города Америки и Европы, муравьи принялись теснить тараканов. Сработал закон экологии, открытый советским экологом Георгием Гаузе, согласно которому самый опасный противник для вида — другой вид, способный занять его экологическую нишу.

          На предыдущих конференциях специалисты предостерегали относительно возможности возвращения в городскую среду постельных клопов, которые до этого почти исчезали. На данном форуме пришлось констатировать, что новое нашествие этих опасных насекомых в Европе — свершившийся факт. Назывались причины нашествия: усиление миграции определенных групп населения, снижение активности разработки методов борьбы с этой группой насекомых, микроэволюция их популяций.

          Специальная секция была посвящена москитам. Здесь надо сделать маленькое филологическое уточнение. Бытует мнение, что в наших широтах обитают комары, а в тропиках — москиты. Это не совсем так. Английский язык примитивнее русского: слово «москит» на нем означает почти всех летающих кровососов и соответствует нашему понятию «гнус». Русский язык не только богаче, но и точнее в научном смысле. У каждого семейства кровососов имеется свое название. Собственно москиты —Phlebotomidae — живут лишь в некоторых районах тропической Африки. Большинство же летающих кровососущих Индокитая, Индонезии, Австралии, Америки — обычные комары семейства Culicidae. Те расы, которые живут в городской среде Европы, почти неотличимы от тропических собратьев, поскольку обитают в домах, в условиях круглогодичной положительной температуры. Всевозможных комаров в городах становится все больше и больше. Количество их городских видов уже измеряется десятками. А эффективных средств борьбы явно не хватает.

          Также в поле зрения специалистов еще одна напасть — городские крысы. Эти твари прекрасно приспосабливаются к городским условиям, приобретают новые вредоносные свойства, превращаются в носителей определенных гельминтозов. Поговаривают, что в подземельях некоторых городов завелись особо крупные крысы, чуть ли не с собаку. Может, это и преувеличение, но эти необычно интеллектуальные грызуны представляют реальную угрозу человечеству.

          А у латиноамериканцев еще и свои специфичные проблемы — летучие мыши как переносчики определенных заболеваний. Некоторые виды именуются вампирами. Они надкусывают кожу домашних и диких животных, слизывают сочащуюся кровь. По ночам вампиры проделывают то же самое и со спящими людьми, заражают их всевозможными хворями.

          В конце прошлого века Римский клуб и некоторые другие уважаемые организации, опираясь на не совсем точные данные, создали полумиф о глобальном экологическом кризисе. Не будем отвергать эту идею полностью, хотя бы потому, что она привлекла внимание к необходимости более бережного отношения к природе. Но не будем и абсолютизировать идею кризиса. Невозможность его показал еще в начале прошлого века великий русский ученый В. И. Вернадский. Он утверждал: «Биосфера в основных чертах неизменна в течение всего геологического времени». И добавлял: «Возможно, и в нашу геологическую эпоху расширяется область заселения жизни» (доклад, прочтенный 5 февраля 1928 г. на заседании Ленинградского общества естествоиспытателей). Последние научные данные, в том числе представленные на конференции ICUP-2011, подтвердили, что прав Вернадский, а не идеологи глобальных кризисов. Природа наступает, порой не самым приятным для нас образом. Городские крысы, комары, тараканы — тоже часть биосферы. Создав огромные города, перепахав поля, человек нанес раны биосфере, создал пустоты в области распространения жизни на Земле, подменив биологическое социальным. Но природа оказалась сильнее нас. Новые, созданные человеком экологические ниши стали стремительно заполняться. В ХХ в. человечество развивалось особенно быстро и своим развитием нанесло биосфере булавочный укол. Теперь мы получили сдачу. В ответ на укол булавкой биосфера лупит нас дубиной. Нынешний век должен стать эпохой гармонизации отношений между человеком и природой. Хватит воевать. А гармония возможна только с опорой на реальные знания того, что происходит в окружающем нас мире, и на глубокие философские концепции сущности биосферы, разработанные В. И. Вернадским и другими мыслителями.



Валентин Сапунов, доктор биологических наук
Статья поступила в редакцию 09.2011
 

          Иллюстрации


Площадь имени Тирадента в Оуро Прето
Древесина, съеденная термитами
Обезьяна-игрунка на балконе театра в Оуро Прето
 Площадь имени Тирадента в Оуро Прето Древесина, съеденная термитами Обезьяна-игрунка на балконе
театра в Оуро Прето
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить