16.01.2012 г.

  На главную раздела "Владимир Гарматюк"


Джентльмены удачи. Слушай мою команду!          — Тики-так, как стемнеет, 4 декабря будем брать… Мне нужно большинство. А если кто из наблюдателей придет и спросит, надо сказать ему: "Канай отсюда, редиска. А то рога поотшибаю, моргала выколю", — ну и так далее… Всё ясно?
          — А тебе, деточка, не кажется, что твое место возле параши?
          — Хто ета?
          — Никола питерский, несогласные из другой России.
          — Скока я зарезал, скока перерезал, скока душ невинных загубил… Моргалы выколю!
          — А-а-а! Спасите!
          — Что тут у вас происходит?
          — Хулиганы зрения лишают!
          — Ничего, ничего, всё в порядке.

          Накануне.
          — Косой, зачем тебе «шлем», лишенец?
          — Что ты на него наезжаешь, не будет он брать.
          — Обзовись, что мешать не будешь.
          — Век воли не видать.
          — Эй, там, заткнитесь, пожалуйста, устроили тут ромашка: буду брать, не буду брать.
          — Утром в десять у арматурного.
          — А деньги?
          — Я всё приготовил, одежда в стогу.
          — Застукают.
          — Ну и черт с вами… Деньги ваши будут наши. Хмырь, захвати листовки.
          «Помни сам, скажи другому: честный труд — дорога к дому». (Памятка члена партии).
          — Вперед! За мной!
          — Эй, подожди!
          — А ты куда?
          — Вы побежали за халявой, и я побежал.
          — Он его пришьет, век воли не видать. Эй, ты иди отсюдова.
          — Нельзя его выгнать, продаст. Слышь, доцент, — сразу расколется.
          — С собой возьмем.
          — И он пойдет?
          — Все пойдем.
          — Так он же, фраер, на этом скачке расколется, редиска.
          — Не шуми, всех засветишь! Если не хотим за решетку, если хотим до власти добраться, никаких жаргонных словечек не употреблять. Запомнить секретный код. Словом «шлем» будем называть народовластие, демократию. А теперь, Федя, скажи Васе на понятном человеческом языке. Повторяй: "Этот партийный новичок, нехороший человек, предаст нас при первой опасности кражи народной власти". Понятно? Теперь за мной. Бегом марш...
          — Товарищи, вы из какого общества?
          — Мы не из общества, мы партийные.
          — А трудовые резервы бегут?
          — Нет, выборы только для партий.

          4 декабря 2011 г.
          — Эй, гражданина, ты туда не ходи, ты сюда ходи. Бабулька, сюда ходи, там высокий цена ЖКХ, сосулька башка попадет, совсем мертвый будишь, за меня голосуй.
          — Пошли.
          — Здравствуйте!
          — Здравствуй, мальчик! Погода хорошая, не правда ли?
          — Хорошая.
          — Иди, иди... Вежливость — лучшее оружие вора! Ты на третий, ты на пятый. Выполняй.
          — Шакал я паршивый, все ворую и ворую власть у народа.
          — Чего это ты там у народа воруешь?
          — Вот, на шухере здесь сижу… (Подельники свистят.) Украли уже.
          — А ну погоди, стой! Держи вора!

          В тот же день ночью.
          По телевидению передают счет процентов, в системе ГАС «Выборы»: 46 %, 47 %, 49 %.
          — Не 49 %, а 19 %. Филонишь, врешь, гад!
          — Этот Василий Алибабаевич, этот нехороший человек, мне на ногу «батарею сбросил», передал в суд по С-Петербургу информацию о подлоге по 233 участкам… Падла…
          — На выборы пришло мало. Хватит ли на четверых-то?
          — Хватит, я всё подсчитал, возьмем у тех, кто не пришел, против всех и у кого меньше 7 %.
          — Вам шах! Ходи лошадью. Лошадью ходи, дурак. Вам мат! Благодарю за внимание. Всё?
          — Нет не всё. Против электробритвы пиджак и брюки.
          — Только пиджак.
          — Давай.
          — Лошадью ходи, я тебе говорю лошадью ходи, век воли не видать. А мы вот так!
          — Отвали.
          — Сходили?
          — Ну. Сходил.
          — Вам мат! Верните пиджак.
          — Гад, ты чё делаешь, ты кого бьешь?
          — Ухи, ухи. Мои ухи. А-а-а…
          — Товарищи, вы что, с ума сошли — драться из-за процентов?
          — Засветились-таки! Пересчитывать голоса не будем! Верни мелочь народу!
          — А это видел? Это моё.
          — Снимай!
          — Стыдно, гражданин, искушать процентами, и без вас всё на нервах.

          Через два дня.
          — Шакал я паршивый, у народа власть украл.
          — А когда на заправке бензин разбавлял, когда партию свою организовал, не стыдно было?
          — То бензин, партию организовать, а то власть у людей украсть.
          — Правда ли, что партийным лидерам за кражу власти у народа три года дают?
          — Дают!
          — Не бери в голову… Выпьем за Доцента! Это тебе не мелочь по карманам тырить.
          — Автомашину куплю с магнитофоном, сошью костюм с отливом и на Индийский океан.
          — Ну, что уже толкнул «шлем», конвертировал власть в деньги?
          — Не гони, надо то же самое сделать ещё раз 4 марта 2012.
          — Доцент, дворничиха нас застукала, теперь на улице так не покажешься, маскироваться надо. Заметут нас здесь.
          — Не заметут. Я ей бритвой по горлу, в колодце она лежит. Жить будем на даче у одного моего знакомого барыги. Собирайся… Поехали!

          По дороге.
          — Мишка!
          — Федя, ты!
          — Я!
          — Мишка! Ты где?
          — Я на шарикоподшипнике инженером. А ты где?
          — Да... я это, тут… лидер одной партии…
          — Вор он!
          — Не смешно мамаша.
          — Да, подожди ты.
          — Вор он! За мной… Обиделся?
          — Знаешь что, доцент, ты, конечно, вор авторитетный, ну зачем ты при Мишке? Он вон видишь какой, что подумает?
          — А чё ему думать? Завидовать будет. Ну, кто он? Простой инженеришка. Утром на работу, вечером с работы. Дома жена, дети сопливые. А ты вор. Джентельмен удачи! Украл власть, выпил, закусил, на заседание, украл, выпил, закусил, на заседание. Романтика! Неприкосновенность, деньги, халява, безответственность. Конечно, завидует.

          На даче.
          — Слушай мою команду! Руками ничего не трогать. Из дому ни на шаг. Вот вам словарь английского языка, выучить отсюда досюда.
          — А это нам зачем?
          — 4 марта приедут иностранные наблюдатели. Английское посольство брать будем!
          — Сидите тихо, мне надо съездить кой-куда на переговоры.
          — Всё, туши свет, кина не будет.

          На явке.
          — Митяй! Схорониться мне надо.
          — Пошли.
          — А, и ты, Боря, здесь. А я, было, сунулся в Думу, да чувствую, засада там. Я всегда чувствую. Засекли нас на Болотной. Расходиться надо.
          — Куда это мы?
          — Пошли, пошли… Руки вверх!
          — А-а-а.
          — Чисто... Концы в воду.

          На даче.
          — Дочь хозяина дачи приехала. Он насвистел ей, что мы археологи, смотри не расколись.
          — Как интересно отнимать из истории страны давно забытые тайны демократии. Как я вам завидую… Возьмите меня к себе поварихой или хотя бы помощником депутата.
          — Это всё зависит от способностей. Вот у меня один знакомый, так в избирательном протоколе подписи нарисует — от настоящих не отличишь…
          — Тихо ты!
          — Приходите к нам ещё раз после Нового года — 4 марта 2012 г. Обещаете?
          — Обещаем!

          — Вам кто позволил выходить?
          — О, явился нехороший человек.
          — Раз, два. Раз, два. Ап… оп. Ап… оп. А теперь снежком.
          — А-а-а!!!

          — В Новом году я хочу, чтобы у нас всё было по-новому. Где бы вы ни были, я вас всегда буду помнить, я вас всегда найду. А сейчас подарки. Дедушка Мороз вам подарки принес. Держи, Федя, тапки.
          — Зачем они мне, у меня и дома-то нет, всё на жену записано.
          — Бери, бери, в тюрьме пригодятся, освободишься, поедешь на Индийский океан, помоешь.
          — Это тебе, Гаврила Петрович, письмо от верных ленинцев-коммунистов. А тебе, Вася, — новая керосинка, смотри, не спали нас всех в марте, как это сделал в Питере.
          — Кислятина это шампанское. Доцент, скучно без водки-то.
          — А что обязательно напиваться? Можно сыграть во что-нибудь.
          — Нашел фраера с тобой играть, у тебя в колоде девять тузов. Ты бы лучше подумал, как нам власть сохранить. Видел, что было 10 декабря на Болотной площади. Засветились мы!
          — Помолчи.
          — Только и знаешь, что помолчи.
          — А я тебе пасть порву, засранец ты этакий.
          — Только и знаешь, что пасть, пасть.
          — Слушай, доцент, ты был маленький?
          — Был.
          — У тебя папа, мама был?
          — Был.
          — Зачем ты такой злой, зачем тебе третий раз в президенты? Отдай мне?
          — Эх, Вася, Вася…
          — Хмырь повесился.
          — Больно, Гарик?
          — Больно, Вася.
          — Прочти письмо снова.
          — Здравствуй, дорогой Папа!
          — Опять.
          — Да погоди ты.
          — Интересно, какая зараза коммунистам на хмыря накапала?
          — Мама говорила, что ты летчик-испытатель, что ты хороший, но слабохарактерный — предал всех, отказался в 96-м от победы.
          — Летчик, налетчик… Точно, слабохарактерный, помог в 96-м стырить у народа власть и на таксиста свалил.
          — У-у, нехороший человек!

          — У вас уже больше половины жизни прожито. Опомнитесь, пока не поздно — вот мой совет.
          — И эта гадюка ещё 12 лет я терпеть буду. Вы как хотите, а я иду в милицию.
          — Тебя он не тронет, тебе что, иди…
          — А. вы? Вы так и будете его терпеть до самой смерти?
          — Идите сюда, у меня идея.
          — Чего это вы тут делаете?
          — Ковер чистим.
          — Смотрите, финита ля комедиа. Раз, два, три!
          — Три! Дергай!
          — Попался!
          — Вот отсижу срок, выйду и завяжу с партиями, на работу устроюсь, как все честные люди.
          — Вот если бы мы народу власть вернули, вот тогда другое дело. Да, за это бы нам срок скинули или бы совсем нас простили.
          — Охранять власть надо было как следует! Для людей это ценность, а для партийных воров, жуликов это так — украсть, «распилить» и удрать за границу.
          — Ладно, пошли.
          — А его?
          — Пусть милиция забирает, такого кабана с собой носить.

          В Кремле.
          — Нет там нифига.
          — Да там она, там власть народная, нырнуть за ней надо. Не могу я, насморк у меня, это же не Индийский океан. Вась, а Вась, ну скажи ему, пусть сам ныряет.
          — Физкульт привет, подельнички. Ныряй, быстро. Пришить бы вас всех, да возиться некогда.
          — Стой!
          — Теперь две штуки стало.
          — И там, на даче, ещё один.
          Раз, веслом.
          — Молодец, Федор Петрович!
          Два, веслом.
          — Чем больше сдадим, тем лучше.

          На дороге к демократии.
          — А мы?
          — Сдаемсу-у!
          — А! Обрили уже…
          — Стойте, ребята, стойте… не бойтесь, это же я!


          P. S. Вы хозяева жизни, а не партии, власть принадлежит Вам по праву и по закону, не позволяйте никому её у вас красть!



Владимир Гарматюк
Россия, г. Вологда
15.01.2012
Статья поступила в редакцию 16.01.2012
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить