28.12.2009 г.

  На главную раздела "Эзотерика"




 ПРИЛОЖЕНИЯ  (Продолжение, начало)

          II. ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ ВНЕТЕЛЕСНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ РОБЕРТА МОНРО

 

          Стюарт Твемлоу, доктор медицины,
          Глен Габбард, доктор медицины
 

          Роберт Монро — предприниматель из Вирджинии, один из самых талантливых в истории "внетелесников". Сейчас ему чуть за шестьдесят. Он написал чудесную книгу о собственных внетелесных переживаниях и основал частный институт, деятельность которого посвящена этой теме: Институт Монро, или Институт Прикладных Наук в Фабере, штат Вирджиния. За несколько лет до издания своей книги Роберт Монро добровольно прошел глубокий психиатрический и психологический осмотр. Он позволил подвергнуть себя интенсивным психиатрическим собеседованиям и целому ряду разнообразных психологических тестов. Роберт Монро никогда не проходил какого-либо психиатрического лечения. На протяжении своей примечательной карьеры продюсера и предпринимателя он показал себя прекрасным и деятельным работником.


          Ознакомившись с результатами исследований, мы выяснили, что первые внетелесные переживания начались у него только в сорок два года. Он получил традиционное южное воспитание, вырос в семье замечательных и преуспевающих родителей. С самого раннего возраста Роберта увлекала мысль о полете. Мальчиком он строил модели самолетов, уже в старших классах начал учиться пилотировать летательные аппараты, а позже стал опытным летчиком-любителем. Кроме того, его захватывала идея самого движения. Например, у него прекрасно сохранились детские воспоминания о поездках по железной дороге.
          В 1974 году Толпин связала подобные интенсивно развивающиеся увлечения с грандиозной фантазией, которую она назвала "страстью Дедала". Разумеется, это название основано на мифе о Дедале, который был одержим желанием взлететь над морем и изготовил из воска крылья. Икар, сын Дедала, также заразился жаждой полета, поднялся в небо на таких крыльях и подлетел слишком близко к Солнцу.
          Воск расплавился, и Икар рухнул в море, тогда как его отец Дедал продолжил полет. Толпин постулировала тесную взаимосвязанность этого мифа с увлечением полетами, возникающим в определенном возрасте: младенец переживает первичное экстатическое наслаждение, когда отец, мать или родственники подбрасывают его вверх.
          Эта грандиозная архаическая фантазия преодоления силы тяготения и полета в воздухе обычно усмиряется в процессе взросления и переносится на тягу к высоким достижениям и прочие сублимированные формы деятельности. Например, девяти лет от роду Толстой выпрыгнул из окна в попытках взлететь и серьезно пострадал. Однако он так никогда и не избавился от веры в то, что человек в буквальном смысле способен летать. В его книгах встречаются экстатические описания слияния с Луной, которые Толпин связывает с фантазией мистического единения с матерью, — та умерла, когда Толстому было всего два года. Несомненно, раннее проявление грандиозной фантазии позже преобразилось в необычайное писательское мастерство и творческую силу. Сходные эпизоды можно встретить в биографии Уинстона Черчилля: в восемнадцатилетнем возрасте он спрыгнул с моста и застрял в кронах деревьев.
          Позже эта фантазия постепенно перенеслась из области буквальных действий в царство мышления и проявилась в его воодушевляющих выступлениях, — например, в речи "Мы никогда не сдадимся". Толпин приводит еще один пример: руководствуясь желанием взлететь, шестилетний мальчик спрыгнул с кружащейся карусели и пришел в ярость, когда мать сказала, что люди не умеют летать. Позже его тяга к полетам превратилась в желание стать летчиком.
          Наблюдаемая у Монро увлеченность внетелесными "путешествиями" схожа с взрослым вариантом фантазии Дедала. Грандиозное желание детства сменилось не только внетелесными переживаниями в зрелом возрасте, но созданием целого института, деятельность которого посвящена исследованию подобных эзотерических явлений.
          Таким образом, в Роберте Монро можно увидеть, пожалуй, самое непосредственное преображение детского стремления взлететь, поскольку в данном случае оно превратилось в не менее грандиозную мечту взрослого человека. Однако он использовал свой интерес весьма гибко и продуктивно, в отличие от обычных саморазрушительных и непрактичных способов. Вполне возможно, что именно это настойчивое желание летать было определяющим побуждением тех людей, которые постигли эзотерическое разнообразие внетелесных переживаний, то есть путешествия в отдаленные области, погружения в иные, фантастические и невыразимые миры.
          Подобное рассуждение может не относиться к более повседневным случаям, когда человек "всего лишь" обнаруживает, что парит под потолком над своим телом.
          Если устойчивое стремление сбросить оковы приземленного материального тела было одним из определяющих факторов внетелесных переживаний Монро, то, что представляют собой остальные побудительные причины? История жизни Монро показывает, что в детстве он не перенес никаких серьезных травм и, напротив, был окружен чрезвычайно благоприятными для творчества условиями. Его мать, преуспевающий врач, обладала достаточно своеобразными взглядами на жизнь, в том числе склонностью избегать уродливого и неприятного. Подобное отношение отражается и в личности самого Монро. Как и его мать, он в значительной степени пользуется защитными средствами отрицания и избегания. Существование надежной психологической защиты, ограждающей от жестокости, трагичности и разрушительности, еще отчетливее показали проективные психологические тесты.


          Тесты Роршаха подтвердили, что Монро избегает множества граней своей внутренней жизни. Его защита становится особенно плотной, когда дело касается сексуальности, самозащиты и, в особенности, агрессивности — тех сфер личности, которые он старается не выпускать на сознательный уровень.
          Мы отметили отчетливую тенденцию отстраняться, избегать тех чувств, которые отражаются в его образе мышления, языковых конструкциях и личных отношениях.
          Обычно он просто уходит в сторону, по касательной, лишь отчасти действуя так, как мыслят, чувствуют, воспринимают и выражают себя другие. Эти наклонности личности значительнее всего проявились в том, что он увидел в одном пятне, которое чаще всего считают летучей мышью или птицей. Монро сказал, что видит "нечто летающее, с крыльями, похожее на птицу, бабочку или другое насекомое; оно летит по направлению к верхней части карточки". Таким образом, для Монро внетелесные переживания также служат цели ухода от столкновения. Помогая возвыситься над темницей своего тела, они позволяют отдалиться от таких сфер потенциальных конфликтов, как сексуальность, подавленность и агрессивность.
          В 1977 году один из нас (Стюарт Твемлоу) и его коллега доктор Фоулер Джонс из университета при Канзасском Медицинском Центре проводили личные наблюдения за Робертом Монро. В течение тридцати минут к его левой и правой затылочной части были подключены датчики ЭЭГ, отходящие к многоканальному осциллографу Бекмана.
          Твемлоу и Джонс следили за Монро через одностороннее стекло. Самым удивительным признаком было прерывистое дыхание Монро, сменяющееся периодами полного прекращения дыхания. После таких периодов он начинал дышать очень часто.
          Затем доктор Джонс и Стюарт Твемлоу одновременно сообщили друг другу о том, что у них возникло впечатление трепещущего помутнения воздуха, которое начиналось на уровне пояса Монро. Из-за этих колебаний воздуха верхняя половина тела Монро казалась размытой, хотя нижняя была видна вполне отчетливо. Впоследствии Роберт Монро сообщил, что ему удалось довольно быстро покинуть тело, но он не смог подать соответствующего сигнала сразу и сделал это только через пять секунд после возвращения. Колебания воздуха резко прекратились перед тем, как он поднялся с кровати. На ЭЭГ отразилось смещение высокочастотных колебаний в правом полушарии и низкочастотных показателей работы левой затылочной доли.
          После пробуждения Монро казался совершенно спокойным, но в течение первых тридцати секунд не мог восстановить ориентацию в пространстве и слегка запинался в речи. Он пояснил, что не может мгновенно избавиться от впечатлений своего переживания. Замеры ГКР на протяжении сеанса показали повышение уровня кожных рефлексов примерно до 150 микровольт наряду с полным отсутствием как типичных, так и нетипичных реакций в течение фазы выхода из тела. Во время внетелесного переживания в лабораторию вошел лаборант, который проверил надежность крепления датчиков. Казалось, Монро не заметил его появления, а в его ГКР не было зарегистрировано никаких отклонений. Кожа руки и предплечья была сухой на ощупь.
          В тот момент было отмечено только быстрое движение глаз (визуально, так как измерения движений глаз не проводились).


          Полученная во время этого опыта ЭЭГ была проанализирована с позиции частотных показателей в каждом полушарии, а также между ними. Дисперсионный анализ был проведен отдельно для трех этапов: начального, промежуточного и завершающего. В каждом этапе было 29 значений, а их общая продолжительность составила 290 секунд. Анализировались две группы сигналов — в правом и левом полушариях.
          Значительной разницы между частотными показателями полушарий не было, но расхождения в амплитуде их деятельности стали очевидными. Были замечены существенные различия между начальным и промежуточным, промежуточным и завершающим, а также начальным и завершающим участками ЭЭГ Роберта Монро.
          Характеристики первого и последнего участков (F = 41,47 и F = 59,08, p 0.001) указывали на то, что "до" и "после" ВТП частоты были намного выше, чем "во время" ВТП. Среднее квадратическое отклонение на этом участке также оказалось существенно ниже, чем на начальном и завершающем. Спектральный анализ периодов ВТП показал всплески на частотах 4—5 герц и чрезвычайно малую активность выше 10 герц.
          Какие выводы можно сделать на основе этого эксперимента? Хотя зрительные наблюдения впечатляли намного больше, чем показания ЭЭГ, им очень трудно найти объяснение. Очевидно, Роберт Монро пребывал в состоянии глубокого расслабления.
          Кроме того, на этапе внетелесного состояния приборы показали замедление частот и примечательное смещение интенсивности в диапазоне 4—5 герц переходной зоны "тэта-дельта". Такое "пограничное" электрофизиологическое состояние точно соответствует открытиям Тарта и замечаниям Харари о пограничных состояниях между сном и бодрствованием. 

 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить