С позиций теории управления социально-биологическими системами
01.01.2013 г.

  На главную раздела "Академик Сапунов В.Б."


          Семья раньше и теперь

          Люди мало меняются от эпохи к эпохе. Но обстоятельства, в которых проявляются обычные человеческие эмоции, меняются. И это прослеживается на эволюции семьи. Возьмем историю России. Традиционная русская семья до ХХ века была крепкой. Разводиться было не принято. Разумеется, разводы существовали. Но основания для них предполагались самые веские. Таковых было три:

          1. В течение трех лет в семье не появились дети. Деторождение в царской России стимулировалось, и если это дело не получалось, супругам предлагалось попробовать снова в другой комбинации.

          2. Если один заболел «болезнью, несовместимой с исполнением супружеских обязанностей». Список таковых был достаточно велик. Сюда, в частности, входила шизофрения. Если таковой диагноз поставлен до супружества, то гражданский брак не регистрировался. (Уточним, что до революции под гражданским браком понимался официальный брак, заключенный в государственных органах, но не освещенный церковью. Сейчас почему-то так стали называть блудное сожительство.) Об этом, в частности, свидетельствовал в своих произведениях писатель и врач по образованию А. П. Чехов.

          3. Если один из супругов по решению суда отправлен в острог, ссылку или на каторгу, другой может его не дожидаться и заочно расторгнуть брак. Здесь, как говорится, и комментировать нечего.

          Такую причину как «не сошлись характерами» дореволюционные суды не принимали. И разводы были редки. Однако люди были примерно такие же, как сейчас. Просто обычные человеческие чувства проявлялись в другой социальной обстановке.

          Женщине мужчина нужен в той степени, в которой он необходим для удовлетворения биологических потребностей потомства. В крестьянском быту мужик действительно был нужен. Если он не будет пахать и сеять — нечем окажется кормить ребенка. Если глава семьи не привезет хворост из лесу — нечем будет топить избу. Если не натаскает воду из проруби — нечего будет пить, не в чем мыться и т. д. Жизнь, конечно, была тяжелее, чем сейчас, и выживать приходилось семьей. А эмоции в семье угасали очень быстро, о чем прекрасно повествует классическая русская литература. Муж, чтобы пореже видеться с постылой женой, все чаще загуливал. Жена ждала его у входа в избу с кочергой, скалкой или другим предметом, удобным, чтобы дубастить благоверного. Возникали пословицы и поговорки, унижающие человеческое достоинство:

     Не бьет, значит, не любит.
     Милые бранятся — только тешатся.

          Создавались замечательные и очень правдивые народные песни:

     Старый муж, грозный муж,
     Ненавижу тебя, презираю тебя.

          В дворянском быту ситуация была иной, но не намного лучше. С годами чувства угасали и здесь, хотя дворяне были задерганы повседневной рутиной меньше, чем мужики. Жить старались порознь. Благо, усадьбы и дома были большими, можно было разойтись по разным комнатам или даже разным дворцам. Барин устраивал себе гарем из дворовых девок. Барыня со скуки могла заиметь и содержать молодого любовника, или, на французский манер, «галанта». Но формально семья сохранялась. Если предводитель дворянства или кто другой давал бал, барин с барыней появлялись чинно, под ручку, как нормальные муж и жена. То, что семья фактически давно распалась, не афишировали.

          Ну а о том, что творилось при царском дворе, написано достаточно. Не будем вновь листать эти не самые красивые, но реальные страницы истории.

          В ХХ веке, в период научно-технической революции, ситуация во многом изменилась. Но люди изменились мало. В наши дни качество удовлетворения биологических потребностей ребенка никак не зависит от наличия в семье мужа. Более того, он даже вроде как мешает. Растущему ребенку нужно место в квартире. Проблема с жильем до революции в деревне решалась просто. Увеличилась семья — мужики берут пилы и топоры и ставят новую избу. В наши дни жилье надо купить. Денег на покупку жилья большинство граждан современной России не в состоянии заработать за всю жизнь. Так что, когда ребенку приспевает нужда в жилплощади, самое простое, что может сделать жена на пару с тещей — выгнать мужа из дома, довести его до инфаркта, самоубийства и т. д. И их нельзя в этом винить — это их функция в системе выживания вида Человек разумный.

          Женщина в семье отвечает главным образом за биологическую компоненту. Мужчина — за социальную. Юноши и девушки, которые воспитывались без отцов (а таких сейчас большинство), в социальном отношении обычно хуже тех, кто из полных семей. Они слабее успевают в школах и вузах, становятся менее полноценными личностями. Но это матерей-одиночек мало волнует.

          Возможна ли гармония в отношениях

          Дисгармония отношений между полами закладывается всем нашим социумом в ранней молодости. Девушки любят читать любовные романы, которые пишут недотепы-мужчины. Начитавшись рассказок о взаимной любви, девушка ждет мужчину, которого по-настоящему полюбит. При этом она не понимает (ведь все бабы дуры) законов психологии и эволюционной биологии. В соответствии с ними она не может (или почти не может) полюбить молодого человека. А если и полюбит, то где-нибудь годам к 40.

          Чисто теоретически женщина может полюбить мужчину и изредка возможен почти удачный брак. Американский социолог Д. Карнеги долго искал такой брак для своих научных выкладок и, в конце концов, нашел. Это был случай, когда жена старше мужа на 15 лет. Подобная коллизия возможна. В этом случае у женщины включается материнский инстинкт и она смотрит на супруга как на представителя следующего поколения, которое ей по эволюционной роли необходимо обслуживать. Кроме того, согласно онтогенетическому правилу полового диморфизма, пожилая женщина ближе к мужской особи, чем молодая, в том числе по признаку «способность испытывать положительные чувства к особи противоположного пола».

          Подобные браки иногда бывают не только успешны, но и значительны для мировой истории. Вот один из самых известных случаев. В 584 году в Аравии богатая и относительно умная 40-летняя женщина по имени Хадиджа вышла замуж за 25-летнего бедного приказчика. Его звали Мухаммед. Поняв особое предназначение молодого мужа, она смело вкладывала все свои средства в его предприятия. Так с помощью немолодой жены Мухаммед смог потрясти Восток, основать новую религию — ислам, — объединившую кочевые племена бедуинов в мощное централизованное арабское государство. Впрочем, не будем из частного случая делать далеко идущих выводов и рассуждать о преимуществах неравных браков.

          В вузах распространена ситуация, когда выходящая в тираж 30-летняя преподавательница женит на себе 20-летнего студента и какое-то время вертит им как хочет. Еще больший разрыв бывает у известных и богатых артисток (Л. Иванова, А. Пугачева, И. Аллегрова), которые брали в очередные мужья мужчин моложе себя на несколько десятилетий.

          Вспомним бессмертную поэму Пушкина «Руслан и Людмила». Рассмотрим сюжет непредвзято, отбросив сказочную мистику. Красавица Наина не хотела любить героя — и правильно делала. Однако, в конце концов, она его полюбила — но лишь тогда, когда сама стала старухой, а герой, соответственно, стариком. Совсем молодой, но уже гениальный Пушкин подметил реальность: пожилые женщины могут любить мужчин. Молодых эволюционный процесс к этому не приспосабливал. Если молодая женщина говорит, что любит мужчину, она либо лицемерит, либо психически ненормальна. Рассуждения о горячей женской любви — миф, созданный недотепами-мужчинами, авторами литературных и кинематографических произведений (или попытка выдать желаемое за действительное).

          Обратная ситуация — 50-летний богатый и успешный мужчина расстается с надоевшей женой и берет себе 20-летнюю игрушку. В 20 лет женщине еще не очень нужно. Мужчине в 50 лет уже не очень нужно, особенно когда он задерган работой и добыванием денег. В какой-то момент возникает гармония отношений. Кончается это известным образом. Повзрослевшая женщина в 35-40 лет выгоняет надоевшего ей и уже неперспективного старика из дома и прихватизирует его имущество.

          Злоключение

          Попробуем дать определение. Любовь — высшая эмоция, обеспечивающая выживание и оптимальную генетическую структуру вида «Человек разумный» ценой определенного морального и физического ущерба (и даже уничтожения) для отдельных «влюбленных» особей. В ходе эволюции посредством естественного отбора выработались векторы этой эмоции: от мужчин к женщинам, от женщин к потомству. Все остальные векторы выражены в более слабой степени. При этом женщины, не испытывая серьезных чувств к мужчинам, терпят их в той степени, которая необходима для обеспечения биологических потребностей потомства.

          Может быть, если мы приблизимся к пониманию истинной сущности высших эмоций, процесс развала семьи, активно шедший в ХХ веке в силу увеличения дистанции между социальным прогрессом и биологической основой человечества, удастся повернуть вспять?

          Я не ставлю на этом точку, а предлагаю читателям «Сирина» обдумать этот вопрос.



Валентин Сапунов, доктор биологических наук
Статья поступила в редакцию 12.12.12
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить