Тольятти: хроники аномальных явлений, факты и размышления
04.12.2011 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





Глава 4. Реликтовый гоминоид, или Жигули и йети — понятия совместимые


          Отправляясь в Жигулёвские горы, нельзя исключать возможность встречи ещё с одним аномальным, а точнее, редким природным явлением — реликтовым гоминоидом, или, в просторечии, "снежным человеком". Это самое интересное тайное существо, очень близкое к человеческому роду, неотъемлемо вошедшее в народную культуру ("Слово о полку Игореве", например, называет его "дивом", часты упоминания об этих существах и в других литературных памятниках). Биология, будучи у своих истоков, также не чуралась изучения этих существ. У одного из наиболее выдающихся биологов Карла Линнея описан не один, а два вида человека: "Человек разумный, или дневной", и "Человек ночной, или троглодитовый (пещерный)", причём последний был вовсе не обезьяной и по описанию один в один совпадал с современным йети. Сведения о "снежном человеке" в Жигулях собирал даже первый директор Жигулёвского заповедника.

          Сейчас уже нет нужды приводить детальные описания внешнего вида этих существ — все читающие люди с ним прекрасно знакомы по публикациям о встречах с ними в диких лесах горных районов нашей страны и других районов мира. Конечно, у нас не Гималаи и даже не Тянь-Шань, где такие встречи происходят гораздо чаще. В наших донельзя обжитых местах, наверно, этим представителям земной фауны не совсем уютно. Однако, хоть и крайне редкие, встречи такие всё же происходят.

          Давайте начнём с фактов. Вот как описывает встречу с гоминоидом жительница города Жигулёвска (авторский стиль сохранён): "Это было в 1977 году. Июль или август, точно не помню. Мы пошли как-то прогуляться в лес, в горы. Вдруг появилось у меня какое-то странное ощущение — мы не одни. Кто-то ещё следует за нами. Но странно, не слышно треска сухих сучьев под ногами. Оглядываюсь — никого. И сколько бы мы ни шли, я постоянно чувствовала чье-то присутствие. Поделилась своими ощущениями со спутником, но он посмеялся надо мной, сказал, что я трусиха. По крайней мере, он ничего подобного не ощущает. Мы нашли густой орешник и стали рвать орехи, но орехи были в основном червивые, и мы с другом разошлись на приличное расстояние друг от друга. Я на время забыла о своих недавних ощущениях. И вот, как вновь, особенно сильно, каждой клеточкой своего тела ощутила на себе чей-то пристальный взгляд. Я невольно оторвалась от облюбованной мной ветки и ... обомлела. Буквально в шести-семи шагах от меня стояло странное существо. Человек — не человек, Обезьяна — не обезьяна. Кто это?! Существо покрытое длинной, но редкой шерстью, с головы до ног, просвечивающее тело худощавое, но с развитыми мускулами. Ну ни дать, ни взять — лесной человек. Ростом метра с два. Не помню. Помню, что высокий, близко посаженные глаза сверкали из глубоких глазниц. Стоял прямо напротив меня, в открытую и страха я почему-то никакого не почувствовала. Стоял и пристально так вглядывался в меня. Но дурацкая моя невежественная человеческая натура! Несколько секунд, и я позвала моего приятеля по имени. Не потому, что страшно, а потому что орём мы вечно по поводу и без повода.

          ...И исчез он сразу, как провалился..."

          Было это почти тридцать лет назад. Но и раньше, и позже это загадочное создание природы периодически обнаруживает себя перед взволнованными тольяттинцами. Скажем, во время путешествия на "Омике" вдоль жигулёвских берегов. Тёплым летним утром 1993-го года на пути в Ширяево тольяттинка Валентина В-а подошла поближе к борту и ахнула! — на почти вертикальном склоне горы из какой-то пещерки на четвереньках выбрался огромный "снежный человек", выпрямился (так и хочется добавить — потянулся и зевнул, но чего не было, того не было), ловко перебрался на ближайший поросший небольшим леском участок и тогда уже исчез из виду.

          Чуть позже, в 1995 году, жительница Центрального района, отправив зятя с собакой на утреннюю прогулку, совсем не ожидала, что эта прогулка превратится для них в приключение, которого маститые зоологи ищут годами. Наслаждаясь утренним свежим воздухом, молодой человек вместе с собакой прогуливались не так уж далеко от дома — в районе улицы Льва Толстого с той её стороны, которая выходит на Автозаводское шоссе. Вдруг собака зарычала, вздыбив шерсть на загривке, и потащила хозяина к лесопосадке. Оказывается, через поле к деревьям быстро улепётывало существо, один в один похожее на йети. Придержав собаку, молодой человек решил не искушать судьбу и вернуться домой. Но интерес оказался выше осторожности. Поскольку незадолго перед прогулкой шёл небольшой дождь, то всё семейство отправилось на место наблюдения в надежде отыскать следы беглеца. И поиски увенчались успехом. На дорожной грязи удалось найти несколько отпечатков больших ног, форма которых была совершенно характерной — похожей на следы человека, но с почти не выраженной дугой и с отставленным в сторону большим пальцем. Да и размер следов (сантиметров по пятьдесят) недвусмысленно говорил о том, что оставил их совсем не любитель босых прогулок...

          А самое "свежее" наблюдение реликтового гоминоида было сделано совсем недавно, зимой 2005-го года на обочине дороги, ведущей к городу от ТоАЗа.

          Так кто же они такие, эти "снежные люди"? Если они — не обезьяны (а известны факты, когда йети знали и осознанно использовали некоторый минимум нашего словарного запаса, а также имели совместное потомство с человеком), то кто они?

          Но если они всё-таки животные и находятся примерно в таком же родстве с нами, как и другие человекоподобные обезьяны, почему их встречают так редко, но по всему земному шару от Северного Урала и Сибири до еловых канадских лесов? И, в то же время, сведениями о них пронизала вся человеческая история от античности до наших дней?

          Непонятное всегда страшно. Непонятное хочется понять, но когда нет нужных знаний, то всегда берётся за работу наша фантазия — мы домысливаем, дорисовываем, придумываем то, чего не было, и в результате получается слоёный пирог из реальных фактов и наших домыслов, который и составляет богатейшую мифологическую картину человечества. Однако же, если хорошо разобраться, из созданного древними "слоёного пирога истории" можно выделить то реальное, что составило его основу.

          Поэтому давайте немного отвлечёмся от тольяттинской реальности, заглянем поглубже в наше историческое прошлое и сделаем попытку провести своеобразное мифологическое расследование.


Как Русалочка Снежной Бабой оказалась
(Попытка мифологического расследования)


Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит...

А.С.Пушкин, поэма "Руслан и Людмила"

          Мы, люди, живём одновременно в двух мирах — реальном, который можно потрогать и измерить, и сказочном, который населён персонажами, придуманными богатой фантазией наших предков. Но если снять волшебные очки и внимательно приглядеться к обитателям сказочного мира, то можно заметить, как сквозь причудливый налёт волшебства проступают очертания реальных и вполне знакомых нам созданий. Приглашаю вас присоединиться ко мне и провести такой опыт с целым сонмом мифологических персонажей, относящихся к разным культурам и временам. Для начала давайте просто перечислим их. Итак...

          Древнегреческие полубоги — Пан, сатиры, силены и фавны. Известные всем персонажи русских сказок — лешие, домовые, водяные, русалки, а также баннички, овиннички и прочая садово-огородная нечисть. Восточный могущественный дух — див. Полусказочные, полу-религиозные бесы и черти. Отнесём сюда же совсем не сказочных "снежных людей", или йети (впрочем, для последних каждый народ имеет своё собственное название). Удивительно, но все эти существа, несмотря на отношение к разным культурам и временам, вполне могут оказаться сородичами внутри одного и того же вовсе не мифологического племени. И, если сложить разные кусочки исторической мозаики, получается вполне цельная и логичная картина.

          Начнём с исторических источников, которые, на первый взгляд, не должны иметь отношения ни к сказочному миру, ни тем более к "снежному человеку". Вот, скажем, Библия, книга пророка Исайи (13:19-22): "И Вавилон, краса царства, гордость халдеев, будет ниспровергнут Богом, как Содом и Гоморра. Не заселится никогда, и в роды родов не будет жителей в нём. Не раскинет Аравитянин шатра своего, и пастухи со стадами не будут отдыхать там. Но будут обитать в нём звери пустыни, и домы наполнятся филинами; и страусы поселятся и КОСМАТЫЕ будут скакать там..."

          Там же, (34: 13-14): "И зарастут дворцы её колючими растениями, крапивою и репейником — твердыни её; и будет она жилищем шакалов, пристанищем страусов. И звери пустыни будут встречаться с дикими кошками, и ЛЕШИЕ будут перекликаться один с другим..."

          Среди перечисленных животных известны все, кроме леших. Принято считать, что лешие — это исключительная принадлежность языческой культуры, последователи которой понимают под этим словом мифических (т. е. выдуманных) существ, духов-хранителей леса. Почему же о них говорится в Библии, причём говорится, как о совершенно обычных существах, живущих в дикой природе?

          В древнееврейском оригинале Библии употребляется слово, которое в буквальном переводе значит "косматые" — так оно и переведено в одном из пророчеств Исаии. Согласно Британской Энциклопедии, слово это слово — "сэирим" — имеет следующее разъяснение: это род сверхъестественного существа, которое обитает в пустынных местах. Ему соответствует "косматый демон горных перевалов" в древнеарабских суевериях. Так почему же русские переводчики применили к библейским "косматым", живущим в пустыне, русское слово "лешие"? Оказывается, что в старославянском тексте Ветхого завета и древнееврейские "косматые", и русские "лешие" названы одним словом — "бесы". Возникает закономерный вопрос — почему в религиозной традиции бесами стали звать чёртово отродье, в смысле "антипод человека"? Отчасти ответ содержится в самом вопросе: чёрт — тот, кто за чертой, кто отделён от человека. Кроме того, человека всегда пугали парапсихологические способности этого создания — сверхъестественные, т. е. находящиеся "за пределом человеческого естества".

          В латинском же переводе Библии и в целом ряде западноевропейских религиозных текстов для передачи того же понятия используется слово "сатиры" (опять ссылка на существ, которых в древности почитали за полубогов). Кстати, в "Описании древнего славянского языческого баснословия" М.Попов указывает про домовых: "Сии мечтательные полубоги у древних назывались гениями, у славян защитителями мест и домов, а у нынешних суеверных простаков почитаются домашними чертями". Почему же их стали величать просто чертями? В уральском фольклоре чётко сказано на этот счёт: "Домовушка должен быть тот же шишига, то ись дьявол, по крайности прежде был шишигой, а теперь видится, обрусел" (надо понимать, одомашнился).

          Возвращаясь к сатирам, вспомним, какую важную характеристику даёт им Плиний Старший в своей "Естественной истории": "Satyris praeter figuram nihil moris humani" ("У сатиров, кроме телосложения, нет ничего человеческого"). Раймунд Луллий, знаменитый испанский философ, богослов и писатель, живший в 13-м веке, в своей книге "Великая и предивная наука богом преосвященного учителя Раймунда Люллия" приводит такое поучение: "Следует знать, что не всякое существо, имеющее образ человека, есть человек. Сатиры, или лесные косматые, подобны человеку, но не человеки. Обезьяны, лицом и многим другим человеку подобные, тоже не суть человеки. Не по плоти и лицу, но по разуму и провидению человек истинный познаётся".

          Что же получается? Совершенно чётко видно, что древние исследователи не ставили знак равенства между сатирами (лешими) и обезьянами, а сравнивали и тех, и других с человеком.

          Перенесём своё внимание в Санкт-Петербург, где в 1804 году впервые на русском языке была издана "Система природы" Карла Линнея, который вполне обоснованно поместил человека в один отряд с обезьянами. Всё было бы просто и классически научно, если бы не одно "но" — у Линнея описан не один, а два вида человека: "Человек разумный, или дневной", и "Человек ночной, или троглодитовый (пещерный)". Обращаю ваше внимание, что второй вид человека — это вовсе не обезьяна! Именно этот "человек троглодитовый" и представлен автором "Системы природы" как связующее звено, объединяющее Homo sapiens с обезьянами отряда приматов. Академик Александр Севастьянов, готовивший этот труд к изданию на русском языке, пишет: "Что сие животное не есть вымышленное или вновь открытое, достаточно доказывали древние и новейшие писатели. В древнейшие времена известен был некоторый особый род человека, которого ставили в средине между человеческим и звериным родом и называли сатиром. Древние стихотворцы сделали из них полубогов и называли их фавнами... Плутарх пишет, что Сулла получил некогда такое животное в подарок, а Диодор Сицилийский уверяет, что тирану Дионисию присланы были несколько сатиров, имевших длинные волосы... Достойно посмеяния мнение раввинов о сём предмете, ибо они думают, что Бог занимался сотворением сего животного накануне субботы и что ввиду краткости времени не успел его сделать совершенным человеком... Может быть, о сих-то животных Священное Писание упоминает под разными именами духов". Стоит отметить, что эти слова А.Севастьянова — члена Петербургской Академии наук — были напечатаны за 5 лет до рождения Чарльза Дарвина.

          Не чуралось упоминаний о таких существах и известное всем "Слово о полку Игореве", в котором оно названо "дивом" — это существо, описание которого один в один сходится с описанием современного нам снежного человека. Див, предвещая неудачу походу Игоря на половцев, "кличет врьху древа, велит послушати земли незнаеме, Вльзе и Поморию, и Сурожу, и Корсуню и тебе, Тьмутороканский бльван".

          В комментариях к этому историческому труду академик Дмитрий Лихачев пишет, что "...большинство исследователей считает дива мифическим существом (чем-то вроде лешего...)". Таким образом мы опять выходим на лешего, однако не того, которого боялись наши деды, а того, которого использовали в своих целях наши пращуры.

          Подтверждение этому совершенно неожиданно можно найти у азербайджанского поэта и мыслителя XII века Низами Гянджеви "Искандер-наме". Описывая битву румов с русами (т. е. русскими) в районе Кавказа, поэт упоминает, что русы использовали в бою дива, привязанного за ногу цепью и вооружённого железной палкой с крючком.

          В "Искандер-наме" указывается и ещё одна интересная подробность — див предпочитает спать на ветвях деревьев (эту особенность отмечают всегда и везде) — это-то и позволяло русам пленять его, подкрадываясь к спящему, опутывать его верёвками и стягивать с дерева. Позволю себе напомнить, что именно приматы просто обожают спать на ветвях деревьев...

          В связи с только что сказанным отмечу и следующее: традиционную славянскую культуру нельзя представить без леших, домовых и русалок. Однако при внимательном прочтении славянского фольклора открываются совершенно неожиданные подробности, указывающие на связь так называемых "снежных людей" и всех тех мифологических существ, которые перечислены вначале. Вот несколько цитат.

          В книге середины XIX века "Быт русского народа" (СПб, 1848 год) А.В.Терещенко пишет, что "многие с божбою утверждают, что им случалось много раз видеть русалок". А позднее люди говорили, что "перевелась, говорят, ныне эта погань. Вот деды рассказывали, что в те поры, когда и лесов было больше, и болот с трясинами, так и не ходи лучше ночью в лес: повстречает тебя эта дрянь-то, да и всё тут" (Максимов С.В., Собр.соч., СПб, 1912). Да не только русалок, и про леших говорили, что "теперь их стало гораздо меньше, чем было раньше, что можно объяснить появлением огнестрельного оружия, которого мэнквы (так народ манси называл леших), особенно заряженного медными пулями, боятся больше всего" (Гондатти Н.Л., Следы язычества у инородцев Северо-Западной Сибири, М., 1988).

          Выходит, что лешие и русалки реально обитали почти везде, где обитал и обычный человек? В некоторых местах для человека они были даже более привычны, чем другие его ближайшие родственники — обезьяны. Вот одно из таких любопытных свидетельств: "Мне приходилось беседовать со старым забайкальским охотником, который говорил: "Не знаю, есть ли на свете обезьяны, может, их выдумали, а вот лешего я своими глазами видел, и не один раз" (К.К.Платонов, "Психология религии", 1967 г.).



В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить