Тольятти: хроники аномальных явлений, факты и размышления
05.12.2011 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





Глава 8. Под контролем извне...
(продолжение)


          Волей-неволей вспоминаются рассказы жителей самарских сёл: в одном из них мужика заставляли идти в слуги к такому вот горбуну. Мужик-то отказался, но ему пригрозили — мол, как бы пожалеть не пришлось... Буквально через два-три дня жена у этого мужика безвременно, беспричинно и быстро скончалась. В другом случае такая же "женщина" увела у соседа-дачника очень злую собаку, обычно никого к себе не подпускавшую. Тут же собака жалобно скулила, поджав хвост, и послушно шла за женщиной, которая её вела за ошейник, освободив от цепи (эту собаку оставляли одну караулить дачу, а видел ситуацию сосед-селянин, постоянно живший там).

          Интересно ещё, что с вечера муж принёс домой букет совершенно свежих цветов сирени, так вот они к утру не то, что увяли — высохли. Стоявший чуть дальше на окошке цветок в горшке не высох, но как-то странно размяк и вскорости погиб.

          Вот такие "гости" ходят иногда по квартирам...

          Их ли влияние или какие-то иные обстоятельства тому причиной, но Ваня достаточно часто болел. Но, как и почти всё с ним происходящее, эти болезни также были аномальными. Без причин и симптомов у него вдруг поднимается высокая температура (когда и за сорок градусов переваливает), держится какое-то время, а потом отпускает... Состояние это проходило по-разному: иногда через несколько часов, иногда через два-три дня, и мальчик снова бегал как ни в чём не бывало. Наступление этого состояния он зачастую ощущал за пару часов до начала и говорил об этом маме. Лечили его разными способами, иногда даже "скорую" приходилось вызывать.

          К примеру, в ночь на одно из мартовских воскресений под утро мальчик разбудил маму и попытался рассказать, что его опять куда-то увозили, но мать оборвала его рассказ и велела идти спать. Утром он уже ничего не хотел рассказывать, был какой-то вялый, а вскоре температура поднялась до 40,3 градуса. Вызвали "скорую". Врач отметил лёгкое покраснение горла и поставил диагноз: ангина. Жаропонижающего укола хватило часа на два, после чего температура опять стала расти. Но через два дня, хотя небольшая температура ещё держалась, Ваня уже бегал весёлый и рассказал маме, что в ночь на вторник к нему приходил "дядя" и подбодрил его — мол, поправишься скоро. Участковый врач не нашёл и признаков ангины, но продержал их на бюллетене около 2-х недель (порядок есть порядок...) А иногда такие симптомы снимают народные средства — перья чеснока, дубовые веники.

          Интересно, как бы вы восприняли такие объяснения ребёнка о причинах своих болезней, что у него "уходит энергия", а он не может её сразу восстановить. Но именно так заявлял пятилетний малыш.

          Многочисленные обследования мозга, в том числе и у специалистов в Москве, подтвердили, что мальчик здоров, никаких поводов подозревать галлюцинации или заболевания нет. Правда, мозг у него работает намного более активно, чем у стандартного человека.

          Для объективности картины стоит сказать, что в этой семье далеко не всё так гладко с психологической точки зрения. Семейный климат частенько оставляет желать лучшего. Но в какой семье у нас не бывает проблем?..

          Начиная с семилетнего возраста, Ваня стал понемногу подлечивать родственников. У своего отца в два сеанса "рукоприкладства" убрал боль, сильную отёчность и синюшность ноги после снятия гипса (тот незадолго перед этим получил очень тяжёлый перелом). Отец встал и смог даже ходить по комнате, а до этого только сидел или лежал. Лечил свою маму от остеохондроза. Интересно, что этот ребёнок применял техники лечения как у опытного взрослого врачевателя — мануального терапевта и целителя. Коррекция шейных позвонков у мамы была проведена им безукоризненно. Но вот парадокс — отблагодарить бы сына за помощь, а потом уже задаваться вопросом, откуда у этого несмышлёныша знания и навыки мануальной терапии, так ведь нет же! Мама применила к нему общепринятый воспитательный приём — тапком по мягкому месту.

          А бабушка Вани (мать Алёны) узнав, как именно он лечил, была поражена — ведь именно так лечила людей его пра-прабабушка.

          Но лечение людей, по признанию самого мальчика, это не та цель, ради которой он пришёл на Землю.

          Цель же эта пока не ясна. Некоторые предположения, конечно, имеются. Но, говоря о смысле этой конкретной человеческой (Ваниной) жизни, очень интересно наблюдать, каким образом в его пока ещё маленькой мальчишеской судьбе задействованы многие другие люди. И связи между ними такие, что выходят порой за грань привычной реальности. Например, однажды в дверь их квартиры позвонила пожилая монахиня. Оказалось, приехала она из монастыря откуда-то из Кировской области, чтобы передать мальчику, живущему здесь, напутствие расти хорошим и делать добрые дела. Алёна пригласила её в дом, напоила чаем (сын в это время где-то играл в футбол). На вопрос, кто дал ей адрес, бабушка сказала: "Никто, дочка. Ноги сами привели".

          Интересно, что все члены семьи периодически видят своеобразные сны — будто и не сны вовсе, а наяву всё происходит.

          Вот, например, Алёна ощутила, что находится в какой-то овальной комнате. Кроме неё, там ещё были старенькая бабка, парень лет двадцати четырёх и мальчик лет двенадцати. Появляются пришельцы. Один из них обращается к Алёне: "Узнала нас?" Оказывается, они из той "тарелки", которую она видела перед этим (это было наяву накануне).

          Один из пришельцев говорит Алёне, что сейчас они все полетят куда-то, а чтобы земляне выдержали перегрузку, надо ввести с помощью шприца какое-то лекарство. Из прямоугольной пластмассовой коробочки он достаёт шприц (без иглы, с тупым носом, как бы перекрытым сеточкой): "Не бойся, это не как у вас, больно не будет". Алёна говорит, что ей это "лекарство" всё равно "не идёт", и просит ввести лишь половинную дозу.

          Её послушали, а остальным ввели полную дозу. Во время короткого полёта (видимо, из-за половинной дозы препарата) у Алёны верхняя часть головы по линии от бровей к затылку плавно налилась болезненной тяжестью, будто её сдавило шапкой, и затем онемела. Было достаточно больно, так, что даже проснувшись, Алёна ощущала эту боль в затылке.

          "Они" с укором сказали: "Ну, вот видишь, надо было полную дозу делать..." На вопрос: "А где остальные?" (ранее присутствовавшие куда-то подевались) ей ответили: "Их отправили по временным (на последнем слоге ударение) путям".

          Оказывается, это было путешествие в её прошлое — в момент времени, когда Алёна однажды приболела и не пошла в школу. Она очутилась в своём деревенском доме, где жила с родителями. Обстановку в комнате видела очень подробно, вплоть до рисунка на накидках и безделушек на комоде. В текущей жизни эти мелочи из памяти давно улетучились. Видение прекратилось. Не помня, как и когда, Алёна снова очутилась в овальной комнате. Один из "пришельцев" объяснил ей смысл эксперимента — мол, они таким образом изучают, насколько мы, земляне, способны учитывать и исправлять свои ошибки, и что от нашего умения в большой степени зависит судьба планеты Земля в будущем.

          Подобные аномальные "сны наяву" бывают и у отца Вани. Вот однажды он лёг спать на даче, но его разбудили (или как бы разбудили, во всяком случае, ощущал он всё совершенно реально). Удивлённо уставился на стоявшего рядом с ним серо-зелёного "человека" с головой, как репа. Внимание привлекла ещё одна деталь — гибкие пальцы, с большим числом степеней свободы, чем у человека. Человечек спросил, хочет ли Алексей посмотреть их планету. Алексей захотел.

          Откуда-то сверху опустилась сетка: "Садись". Алексей запротестовал — непрочная, мол. "Репчатый" возразил, что она и машину, и кирпич поднимет (на даче шло строительство, и стояла большущая упаковка кирпича).

          И на самом деле, подъём прошёл без приключений. На "их планете" небо было зелёное, трава серо-голубая. Внимание Алексея было привлечено тем, что человечки — такие же "репчатоголовые" — вдруг запаниковали и побежали прятаться. Оказалось, что на небе показался яркий красный шарик — метеорит, которого тамошние жители очень боятся. От этого метеорита начали отделяться маленькие и тоже красные шарики с "хвостами", они по нисходящей траектории падали на землю. Алексей набрал этих шариков (думал, что покажет нашим учёным), а они взяли и растаяли. Потом пошёл дождь, капли его переливались разными цветами радуги.

          Человечки сказали, что и земляне в своё время будут такого же серо-зелёного цвета, дескать, этот цвет защищает от сильного излучения. Дыры у нас озоновые, климат меняется, и всё такое прочее... Только "они" не хотят, чтобы мы земную экологию испортили окончательно. Для них наша планета как санаторий. Мы-то, люди, их совсем не интересуем — мы ещё варвары, а вот курорт нужен... У Алексея разболелась голова, и ему сказали — пора домой, а то хватишь лишку. Как проснулся, даже пришлось пить обезболивающее.

          Вот такие сновидения у этой семьи. Имеют ли они отношение к реальности (и к какой реальности), может быть, не столь уж и важно. Посмотрев такой "сон", поневоле начнёшь думать по-другому и понимать мир по-другому... Может быть, только этого кто-то и добивается.

          Ну, и теперь о возможностях, заложенных в Ваню какой-то курирующей его силой.

          Как-то мать и сыновья ездили в столицу в медицинский институт, в котором старший сын периодически проходил курс лечения. Заодно решили и проверить и Ванино здоровье. Подвернулся и психотерапевт, который после беседы с этим ребёнком, наверно, ещё долго удивлялся. Ваня взглянул на протянутые ему книги и заявил, что ему смотреть нечего, так как одна — это "Русский язык" для 3-го класса (дома у них такого учебника не было, а читать в то время он совсем не умел), а другая — "про нервы" (это действительно было медицинское пособие по нервной системе человека). Психотерапевт говорит: "Тогда последний вопрос — что у меня лежит под этим блокнотом?" Ваня вообще не захотел отвечать, и их с мамой отправили в палату. Уже на выходе от врача, когда ребёнку стало ясно, что их отпустили и больше не будут досаждать вопросами, он обернулся и ехидно сказал: "А под этим блокнотом у Вас лежит маленькая книжечка и Вы там всё записываете..." Не дожидаясь, пока с лица взрослого человека сойдёт удивлённое выражение, мальчик вышел из кабинета. В результате всех возможных исследований матери было сказано, что её сын должен, видимо, вырасти гениальным человеком, но в какой области — пока трудно определить.

          Судя по всему, он может иногда независимо от сознания выделять свой фантом и отправлять его в самостоятельное путешествие. Однажды мать проснулась среди ночи от того, что почувствовала рядом с собой присутствие. В квартирном полумраке увидела рядом с собой фигурку сына. Автоматически спросила: "Вань, ты, что ли?" Фигурка ушла молча. Утром бабушка подобрала валявшиеся на выходе из спальни шорты внука и стала ворчать, что вот, мол, шляется по ночам, спать не даёт. Алёна тоже вспомнила ночное видение. Парадокс в том, что малыш в это время находился в круглосуточном детском саду. Бабушка так и не поверила очевидному. Оказалось, что она чётко чувствовала, как внук положил ей руку на лоб.

          Ещё как-то раз Алёна проснулась ночью. Доходило пять часов, а в ночной тишине квартиры раздавались тяжёлые шаркающие шаги. Шаги подошли к её спальне (звякнули колокольчики на дверях) и остановились. Мать увидела фигурку сына. Фигурка молча повернулась и пошла к двери в детскую спальню, так как там тоже звякнули колокольчики. Алёна — следом. Включила свет не в спальне, а рядом — в ванной. Сын спал в любимой позе. Не задумываясь, погладила его по спине и удивилась неприятному ощущению — спина ребёнка была покрыта толстым, в несколько миллиметров, слоем липкого желе или студня. Возмутилась — зачем это вдруг муж чем-то намазал ребёнка на ночь? Пошла в ванную, взяла полотенце. Но зря. Когда вернулась к сыну — его тело было совершенно сухим, чистым и тёплым. Видимо, она успела ощутить то состояние, когда энергетический фантом ещё не до конца вошёл в тело.

          Имеются и способности к телекинезу. Например, однажды ему не хотелось вставать с кровати к выключателю — посмотрел на него, и свет погас. Но эта способность проявляется далеко не всегда, а только "в охотку"...

          Налицо — сила внушения, как словесного, так и суггестивного. Мальчишке, который приставал к нему, Ваня сказал, пристально глядя в глаза: "Сейчас ты пойдёшь и больно упадёшь". Тот издевательски осклабился — мол, видали таких! — однако упал, что называется, на ровном месте и больно ушиб ногу. Правда, такие способы защиты Ваня применял крайне редко. Вообще его естественное состояние мудрое не по возрасту, спокойное и незлобивое. Даже философское: "Мама, ну ударю я его в ответ, но ведь он же от этого лучше не станет..."

          Имеется некоторая способность к ясновидению. То он побеспокоился, не съел ли брат шоколадку с орехами, которую бабушка принесла им три дня назад (Ваня при этом был в круглосуточном садике и не мог ничего знать про визит бабушки и про шоколадку), то потянул маму из гостей домой, т. к. на кухне лилась из крана вода (так и оказалось). То, почти не взглянув на пришедшую к ним женщину и продолжая что-то тренькать на пианино, выдал диагноз, сказав, что её болезнь требует жёсткого массажа, а причина её в падении в детском возрасте. Оказалось, что так и есть. То во время подлечивания двоюродной сестры поставил детский, но очень верный "диагноз": "Ей завидует тётя". Описал "тётю" — точь-в-точь сотрудница сестры, с которой у той были напряжённые отношения. Взглянув на фото другой женщины, сказал: "Лечить не буду, она сама виновата — много другим людям злого желала". Объяснил, что как мячик от стенки отлетает, так и к этой женщине зло вернулось. Видит "шары" (вроде мыльных пузырей), которые летают по квартире. Видит домового, видит мыслеформы (проще говоря, человеческие мысли, которые уже "подуманы") в виде белых комков ваты. Они летают в любых направлениях с разной скоростью — некоторые улетают стремительно, некоторые толкутся здесь же в помещении. И хотя такие мыслеформы очень лёгкие, но разделить такой "комок" не удаётся (то есть каждая мысль не только материальна, но и целостна). Даже матери как-то сделал внушение. На его реплику: "Не буду плохого желать в мыслях." Алёна, подзадоривая, бросила фразу: "Подумаешь, мысль? Подумал и — тьфу — и нет ничего". — "Нет, мама. Если подумал, то мысль можно пощупать".

          Видит "защитную оболочку человека" (его слова), т. е. ауру. Видит в ней дырки, вмятины, видит её цвет. Говорит о её важной роли в организме человека, и что "вмятины" и "дыры" в ней можно залечивать, но очень медленно и аккуратно.

          Как-то раз Ваня рисовал дерево. Пенёк нарисовал коричневым цветом, а продолжение пенька (дерево) простым карандашом. На вопрос, почему именно такие цвета он выбрал, сказал, что дерево спиленное, а серым цветом нарисована память, оставшаяся от дерева (немного цвета есть, но цвета блеклые). Удивился, что другие этого не видят. А потом разговорился и вот что рассказал. Все, кто были на Земле, после смерти оставляют след-память. Всё это вместе переплетается и образуется нечто усреднённо-общее (сетка, по его словам). Мы в ней живём, она нас защищает от чуждых нам энергий. Когда человек болеет, его собственное поле слабеет, и сетка в месте, занимаемом человеком, тоже приходит к дисбалансу — и болезнь "забирает" человека. Энергетические следы, если они очень давние, то рассеиваются во времени, им на смену приходят новые, и так бесконечно. Ночью сетка более проницаема, т. к. не подкреплена энергией бодрствующих, поэтому и добирается до нас "некто" чаще ночью. Чужая энергетика "знаешь, как много с нас берёт энергии!". И ещё его слова: "После смерти мы защищаем своей энергией всех остальных, живущих после нас".

          Во время доверительных разговоров с матерью мальчик очень много рассказывал ей об устройстве мироздания. Эти рассказы и интересны, и полны подробностей, которых ребёнок (особенно когда был ещё в младшем возрасте) просто не может знать. Однажды ночью как-то встал, сел на кровати и спрашивает: "Мам, ты хочешь быть бессмертной?" — "Хочу." — "Так ведь всё просто. Закон бессмертия заключается в формуле воды. Вода вне времени, она не имеет ни прошлого, ни будущего, она бессмертна. Когда люди поймут это, они станут жить вечно."

          В другой раз задумался, а потом говорит: "Мама, а бог всё-таки есть!" — "А какой он?" — "Бог — это высшая космическая энергия" (и это — в шестилетнем возрасте). А вот утверждение ещё более раннего периода жизни: "Бог — это свет. Кто правильно делает, тому от этого света хорошо".

          Как-то Алёна заявила, что она так дорожит детьми, что даже жизнь за них отдаст. Ваня немедленно отреагировал: "А знаешь, кто нам жизнь даёт? Бог! Поэтому жизнь ты не можешь отдать, она не твоя. Любить нас ты можешь. Любить или не любить".

          Своими ощущениями от путешествия в космосе делился он, например, так: "Какие красивые звёзды "там" (в космосе)! А Венера — первая звезда, мимо неё пролетаешь, как в какой-то коридор, и в конце этого коридора есть планета, очень похожая на нашу Землю, но это не Земля. Там тоже города, и живут люди, похожие на нас. Тоже разные: есть добрые, есть злые. Дети тоже учатся в школах, но по-другому. Они в классе одевают шапочки и — пи-пи-пи... — и все знания уже в голове (им же надо много знать!). Книги у них как мультики. А "самолёты" бывают видимые и невидимые. Что-то в них меняется, и они как бы вбирают в себя свет и становятся невидимыми. У пилотов этих самолётов на голове надето "колечко". Это чтобы говорить с компьютером, который управляет "самолётом" (а люди переняли у них моду и тоже носят такие колечки на лбу)".

          Ваня удивлялся, почему у нас одно солнце. Ведь на других планетах бывает и два. Из его же рассказов о Земле: "Её не "сделали". Был взрыв, а потом, как намагниченные железки, часть комочков слиплась. Образовалась Земля. Потом инопланетяне над ней натянули плёнку, чтобы под плёнкой собрался воздух. Потом посеяли растения, животных и человека. Часть животных выросла на самой Земле, а человек весь посеянный."

          По Ваниным словам, первые люди к обезьянам никакого отношения не имели. Им была дана очень длинная жизнь, да и клетки просто не умели мало жить. Но человеческие клетки стали учиться у животных и растений жить мало. Когда же люди научатся улавливать какие-то "волны из космоса", то тогда человек будет жить долго, причём не стареть, а просто плавно переходить в другое качественное состояние. Но смерть нужна, потому что биологическая ткань должна меняться. Просто этот переход будет совершенно плавным и безболезненным.

          Что же касается существования души, то Ваня утверждает, что потусторонний мир (куда уходят человеческие души после физической смерти) действительно есть. Он тоже материален, но только состоит из более "тонкой" материи. Люди там делятся по духовному потенциалу: чем ты выше по духовному развитию, тем на более высокой иерархической ступени там окажешься. Но когда люди возвращаются в этот мир — рождаются, то память о своём пребывании в том мире временно стирается. Интересно, что и память о нашем мире у ушедших постепенно стирается, сохраняется лишь у особо развитых душ.

          Ваня удивлялся, почему у нас таких цветов нет, как в "том мире" и объяснял, что наше чувство страха при встрече с умершими людьми возникает оттого, что у них очень сильная энергия, которая организм живых людей воспринимает с трудом. По его мнению, ушедшие в тот мир люди значительно больше занимаются душой и творчеством, чем в жизни "по эту сторону". Ушедший человек "на том свете" должен закончить данную ему программу (как бы урок), и лишь потом опять идёт на очередное воплощение в этом мире. Ваня знает, что в "том мире" запрещены азартные игры. Если эти запреты бывают нарушены, то люди на воплощение в этот мир приходят в виде животных или насекомых. Всего, по мнению Вани, есть девять "жизней" — ступеней, за которые в земных условиях совершенствуется человек. А потом можно переходить на другую планету, ещё более высокоорганизованную.

          Вот такая она, детская философия...


Вместо эпилога


          Эта книга — только этюд к большой и многоцветной картине под названием "Этот невероятный мир". Эта картина создаётся многими людьми. Свидетельства очевидцев и участников аномальных явлений наполняют эту картину реальным содержанием. Исследователи, независимо от их принадлежности к научному сообществу, находят связи между элементами этой картины. И то, что поначалу казалось мозаикой, вдруг приобретает целостность. Упорные скептики и консерваторы позволяют отточить мастерство исполнения и просеять истину через особо тонкое сито технологий и методов познания. Сюжет... а вот кто пишет сюжет этой картины, пока точно не известно. Дело за будущим.


* * *

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить