Тольятти: хроники аномальных явлений, факты и размышления
05.12.2011 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





Глава 8. Под контролем извне...
(продолжение)


          А ещё бывают всякие пришлые, которые и внимания-то на него не обращают. Однажды он лёг спать, но не заснул, а почти два часа наблюдал за двумя незваными вполне взрослыми гостями ростом чуть более метра. Один сидел вполоборота за столом брата (Ваня возмутился, потому что тот даже не убрал брюки, лежавшие на стуле, а сел прямо на них), и что-то писал. Другой в это время вприсядку сидел около пианино. В руках у него была коробочка с проводками и присосками, которые он приставил к пианино и что-то там ещё делал. Короче, Ване надоело на них смотреть, и он позвал маму. Внешностью эти визитёры не блистали: нос большой, выпуклый, книзу вроде бы чуть загибается, а рот... долго думал, наконец, обрадовавшись найденному сравнению, сказал: "Как в мультике", и показал рукой, что он большой, чуть ли не до ушей.

          Присутствие кураторов постоянно. Объясняют мальчику, что он ещё не всё может в этой жизни, именно потому они должны ему помогать. И ещё, по их словам, всё сделано настолько скрытно, что никакие наши медицинские анализы не обнаружат никакого стороннего влияния. Хоть кровь исследуй, хоть применяй технику с компьютерами.

          Жизненный путь мальчика складывается не совсем просто. Всегда хорошо давался спорт — плавание, бег (его даже отдавали в школу олимпийского резерва), а ещё — музыка. У Вани обнаружился абсолютный слух. Но, правда, музыкантом он до сих пор не стал. А по остальным предметам его успехи были не всегда замечательными. Чередовались периоды, когда у малыша ничего не получалось, с периодами резкого повышения успеваемости. В подготовительной группе садика учительница, которая с ним занималась, даже хотела взять малыша сразу к себе, настолько ей были приятны его успехи и его добросовестное отношение к занятиям.

          Поступил Ваня в лицей. Трудности в обучении были не столько с пониманием предметов, сколько опять же с паранормальными возможностями Вани. Как-то он жаловался маме, что в классе "всех чувствует", т. е. заранее знает, кто как поступит и что скажет. От одноклассников во время выполнения ими заданий Ваня чувствовал как бы "ветерок". Конечно, это был совсем не сквозняк — ребёнок "слышал, как они думают". Неудивительно, что на своих заданиях сосредоточиться ему было нелегко, вокруг ведь целая какофония чужих мыслей, за которыми голос учительницы часто терялся, как в обычном уличном шуме.

          А однажды Ваня даже сказал в расстройстве: "Мам, я не знаю, что со мной происходит. Я всё время вижу себя со стороны, как бы меня двое, и один наблюдает за другим". Естественно, что технология современного обучения рассчитана на внимание только в одну сторону — на доску и на голос учителя. А подобные уникумы в школьную систему как-то не вписываются. Тем не менее лицей сейчас уже остался за плечами, успешно сданы экзамены в институт.

          Но, кроме обычной школы, оказывается, Ваня посещал ещё и занятия в "зареалье".

          Такие занятия начались уже ближе к школьному возрасту, и серьёзность преподаваемых в "зареальной школе" предметов постепенно увеличивалась. Иногда он рассказывал матери, что, ложась спать, он на самом деле не засыпает, а оказывается в аудиториях на лекциях. Место расположения этих аудиторий в привычной нашему бодрствующему сознанию реальности определить невозможно, поскольку они находятся где-то в "зазеркалье", но, тем не менее, обучение было (и продолжается) совершенно систематичное, знания — вполне доступные и необходимые, а лекции носят вполне законченный характер. В числе прочих слушателей, Ваню знакомили с анатомией и рефлексотерапией, с устройством мироздания и много чем ещё. Ну, и парапсихология в стороне не осталась. Например, в возрасте 12-ти лет Ваню учили "расстраиваться". На вопрос: "Так что же, тебя учили плакать, что ли?" ответил: "Да нет, просто меня становится трое". Потом ещё учили проходить сквозь стены, сквозь огонь, управлять своей энергией...

          Матери было крайне сложно, почти невозможно поверить в то, что сын рассказывает правду. Пока однажды она сама там не очутилась... Провалившись в сон (такой же характерный, который воспринимается совсем как явь), она поняла, что находится на другой планете. Природа от земной отличалась не сильно, да и архитектура тоже. Привлекли внимание витражи — вставки из стёкол, переливающиеся самыми разными цветами радуги.

          Алёну окружила куча ребятишек. Были и совсем маленькие, и юноши и девушки лет по восемнадцать. К удивлению, их походка воспринималась как очень лёгкая, иногда молодёжь даже немножко пролетала по воздуху. "А ты сама-то встань на весы..." — кто-то бросил реплику в её сторону. Вес Алены оказался ровно семь килограммов. Попробовала подпрыгнуть в воздух и — зависла на какое-то время. Ощущения полёта было непередаваемое.

          Дети сообщили ей, что где-то в этой же школе находится и Ваня — он учится вместе с ними. Чему же учится? Ей предложили посмотреть. На улице лежала куча мусора. Мальчик лет шестнадцати силой взгляда перенёс весь мусор в урны, и сразу всё стало чисто. Потом усилием воли собрал на небе тучи, хлынул дождь (Алёна даже отбежала под козырёк, чтобы не намокнуть), но вокруг самого мальчика квадрат асфальта остался сухим. Потом взял семена, будто просто бросил из рук, но они полетели плавно куда требуется — на клумбы. Надо всем этим был создан купол света, а через короткое время семена проросли.

          Алёна удивилась: "Какие вы все молодые!" Ей объяснили, что старость — это болезнь несовершенных людей. Люди с ней рождаются и передают в генах по наследству. Но людям ещё рано знать и использовать эти знания. Показывали и ещё какие-то приспособления и возможности — Алёна всё не запомнила. И ещё настоятельно советовали не давить психологически на сына, не искажать его развитие (такая особенность действительно присутствовала в семейном воспитании).

          Затем на фоне небосвода, как на киноэкране, появилось лицо старца. Зазвучала красивая музыка. Ей сказали: "Это наш великий учитель". Алёна удивилась, почему с ним не говорят. Ей объяснили, что жители этого мира вообще не говорят — у них общение телепатическое. Разговаривают же только с людьми или со своими детьми во время игр.

          Потом сопровождавший её (оказалось, что она имела провожатого в этом мире) сказал: "Пора!" — и она сразу очнулась, будто подкинули её домой.

          Иногда с Ваней происходят события, которые заставляют родителей (да и нас вместе с ними) изрядно попереживать за этого необычного ребёнка. Выше мы говорили о пространственно-временных аномалиях, попадая в которые, люди могут переместиться из привычного нам мира в какой-то иной. Но обычно такие "путешествия между мирами" происходят случайно. Не избежал таких путешествий и Ваня.

          Однажды он шёл из школы. Учился он ещё только в начальной школе, поэтому родители встречали его каждый день. Но в этот день отец немного запоздал и пришёл в школу минут на пятнадцать позже. Ребят уже не было, Ваня тоже ушёл.

          Отец возвращался домой тем путём, которым они обычно шли из школы, по дороге высматривая, не идёт ли где сын. Сына он не увидел. Дома его тоже не оказалось. Подумав, что он пошёл к кому-нибудь из товарищей (хотя такой привычки у мальчика не было), отец послал старшего брата обойти всех товарищей, у которых мог бы быть Ваня. Но мальчика опять-таки нигде не было, в том числе и на улице. Обыскав весь квартал, только собрались звонить в милицию, как без пятнадцати пять раздался звонок в дверь. Ваня пришёл не уставший, аккуратный. На вопрос, где он был столько времени, удивлённо ответил: "Как где? Я из школы шёл домой." — "Куда ты заходил?" — "Никуда не заходил." Родители ему не поверили, но наказывать ребёнка не стали после длительной беседы с нами, в которой были приведены примеры таких же "пропаданий", случавшихся с разными людьми по всему земному шару во все времена.

          Следующий подобный случай произошёл год спустя, зимой, когда рано темнеет. На этот раз он появился дома в двадцать минут шестого. И опять — только шёл домой. Правда, рассказывая, Ваня сам себе удивился. Дело в том, что когда входил в арку своего дома, на улице высоко светило яркое солнце, а когда вышел из арки, на улице было уже совершенно темно. Перехода между этими состояниями не помнит или не осознавал. Первым делом у любого родителя возникнет одна-единственная версия — врёт!!! Но Ваня отличается удивительной, безапелляционной честностью даже тогда, когда честный ответ идёт ему вовсе не на пользу.

          А вот ещё подобные случаи. Алёна собралась в магазин. Младший сын увязался с ней в надежде выпросить что-нибудь вкусненькое. Забежал соседский мальчишка, пригласил Ваню погулять. Но вкусненького хотелось больше, чем погулять. Решили так: вместе с мамой Алёной оба сходят в магазин, а потом уже погуляют.

          Пока мать собирала сумки, ребята решили подождать её на улице. Ваня побежал первый, Вовка — следом за ним, чуть не наступая на пятки. Ваня выскочил на крыльцо прямо перед носом у Вовки. Но когда тот оказался на крыльце (их отделяли буквально доли секунды), Вани там... не было. Минут через пять вышла мать, спросила, где сын. Друг сказал, что не знает. Не найдя сына рядом с домом, Алёна пошла одна в магазин и, сделав покупки, вернулась домой. В целом прошло меньше часа. И тут открывается дверь, домой заходит уставший от ожидания Ваня и канючит: мама, ну, когда же мы, наконец, пойдём в магазин? Мать возмущённо парирует, мол, а ты где был, я уже сходила и купила всё. Удивлённый сын отвечает, что стоял на крыльце и ждал её.

          Аналогичный случай произошёл ещё раз в соседней аптеке. Осмотрев витрину, мать пошла в кассу, чтобы выбить деньги за лекарства. Ваня остался у витрины и что-то с интересом разглядывал. Купив лекарство, мать обнаружила, что Вани в помещении аптеки нет. Странно: всё на виду, у входа сидит вахтёр. Спросив вахтёра, не проходил ли мимо него мальчик, она описала его внешность. Поскольку в помещении аптеки посетителей, кроме них двоих, не было, вахтёр не мог не заметить, если бы мальчик проходил мимо. Но... мальчик не проходил. Выйдя на улицу, опять-таки осмотрев всё вокруг и не найдя сына, Алена вернулась домой, раздражённая его непослушанием и в то же время удивлённая непонятным исчезновением. Прошло около 2 часов. Наконец, приходит сын и с порога возмущённо спрашивает: "Ты почему ушла без меня?" В ответ слышит почти такое же: "А ты почему ушёл без меня?" Перебранка так и не дала понять, что же произошло. Каждый стоял на своём.

          Эта семья, действительно, на протяжении всей своей семейной истории сталкивается с самыми разными аномальными явлениями. К полтергейсту в самых разных его видах в семье уже настолько привыкли, что почти не обращают внимания, когда сами по себе начинают хлопать двери, зажигается свет, кухонная плита или же, наоборот, самостоятельно включается кран, из которого начинает хлестать вода. Периодически по квартире ходит кто-то невидимый, но очень "слышимый", иногда эти невидимки распоряжаются хозяйским имуществом так, будто бы оно — их собственное. Например, несколько дней подряд всё бельё оказывалось вынутым из закрытого шкафа (дома в тот момент никого не было) и сложенным аккуратными стопками на кровати или на полу. Причём "невидимка" аккуратно разобрал на отдельные кучки постельные принадлежности и личные вещи людей.

          Иногда события приобретают даже юмористический оттенок. Например, такая ситуация. Алёна ехала со второй смены в автобусе, была очень уставшая. Вдруг у неё возникло ощущение, что сзади присутствует кто-то другого плана, не человек. Внимание на это чувство не обратила — мало ли что пригрезится уставшей женщине? От колючей шерсти свитера у неё под лопаткой зачесался участок кожи. Вдруг возникло шальное желание в адрес "невидимого пассажира": "Хоть бы почесал, что ли..." К своему удивлению, почувствовала, как кто-то гладит это место. Оглянулась — не человек ли? Нет... Но чесанина прошла.

          Тогда стала спрашивать (мысленно) и получать (себе самой на удивление) ответы на свои вопросы. Причём ответы, окрашенные эмоциями — то юмором, то грустью...

          — Ты кто?

          — Домовой.

          — Какой же ты домовой? Скорее, автобусный. О тебе знают?

          — Нет.

          — Как тебя зовут?

          — Угадай.

          (Алёна стала перечислять имена, и оказалось, что Володя).

          — А что ты ешь?

          — Всё.

          — А как же ты ешь?

          — А вот так!

          Это было сказано с удовольствием, как сказал бы ребёнок, сделавший мелкую проказу. Одновременно у женщины, стоявшей рядом с Алёной (а людей-то в автобусе осталось человек десять всего лишь), вырывается из рук полиэтиленовый пакет с тремя пачками молока, всё это с очень звонким хлопком шлёпается, картонные коробки лопаются и всё течёт на пол. У одной из коробок низ вообще получается как бы разорванный взрывом. Это же с какой силой нужно хряснуть молочную коробку, чтобы получить такой результат!

          Усталость у Алёны как рукой сняло, она уже во весь рот улыбалась. Когда выходила, попрощалась мысленно: "Пока!" Две лампочки у выхода под потолком автобуса почти погасли, а потом снова зажглись. Но по дороге ощущения сменились — она чувствовала, что идёт уже одна.

          В следующий раз, чтобы проверить, не её ли собственное воображение сработало, попробовала нагнать на себя ощущение присутствия — ничего подобного, ощущала лишь пустоту.

          Видя такой конгломерат аномальных явлений в этой семье, у нас поневоле возник вопрос — только ли с них всё началось? Мы оказались правы в своих предположениях. Пра-пра-прадед Алёны был цыганский шаман. Дочь его, тоже владевшая шаманским искусством, полюбила одного именитого купца и осталась у него. Родилась дочь. Когда девочке исполнился год, мать снова ушла в табор, а девочка осталась воспитываться у отца. Эта девочка, прабабушка Алёны, стала известной лечительницей. Известной настолько, что за помощью к ней ехали с других волостей. Она была травницей, лечила методами мануальной терапии, чувствовала и видела землю, диагностировала людей, обладала ясновидением в высокой степени. Алёну она очень любила и выделяла среди всех своих родных, даже хотела передать ей своё искусство, но этому решительно воспротивилась бабушка Алёны — дочь прабабушки.

          И всё же перед смертью прабабушка сумела передать Алёне старинную книгу и чётки. Книга была толстая, на лицевой стороне — массивный выпуклый позолоченный крест. Написана книга старинным языком, но Алёна почему-то понимала, что в ней написано (девочке тогда было 15 лет). Алёна книгу даже и не читала толком, тем более не применяла того, что в ней было написано (даже и не помнит сейчас, о чём она была и как называлась). Но недолго книга принадлежала Алёне. Обманным путём и вымогательством её отняли чужие люди. Чётки тоже где-то потерялись. Так что не оправдала Алёна надежды своей прабабушки. Однако и сейчас, когда Алёне трудно бывает в жизни, она обращается за советом к ней, и та приходит к ней во сне. Помогает советами, объясняет, почему произошло то или иное событие и как лучше вести себя в проблемной ситуации. Иногда и просто утешает...

          Может быть, не случайно именно в их семье родился такой необычный ребёнок. Ведь паранормальными способностями обладают в различной степени все члены рода Алёны и некоторые члены рода Алексея (его прабабушка тоже была известной знахаркой, да и сам Алексей в детстве такое испытал из разряда полтергейстов, что до сих пор рассказывает с лёгкой дрожью). Впрочем, и во взрослом состоянии были необычные ситуации. Как-то раз, очень устав на работе, заснул, что называется, мертвецким сном. Жена что-то делала рядом, но он не просыпался. И вот муж, не просыпаясь, вдруг быстро и уверенно заговорил на неизвестном языке. В этом языке было много шипящих, жужжащих, свистящих звуков. Язык не похож ни на европейские, ни на восточные. Жена с испугу (что это с мужем творится!) стала будить его, он открывал ничего не понимающие глаза, потом закрывал и опять говорил, иногда подхихикивая, будто беседовал с кем-то.

          Материализованный двойник старшего брата несколько раз появлялся в квартире, проходил в свою комнату... Хотя тут же, проверяя, звонили туда, где он действительно находился и... он действительно был в другом месте. Причём видели его не только члены семьи — отец, бабушка, — но и соседские девчонки.

          Думаю, что интересно будет сейчас сделать небольшое отступление и поведать о ясновидческих наблюдениях Алёны. Она начала видеть излучения (сейчас принято называть их аурой) от живых объектов и вещей ещё в детстве, когда жила в деревне. Девочки ходили собирать васильки на хлебных полях, и Алёна всегда быстрее всех набирала букет. Очередной цветок девочка обнаруживала по его характерному излучению — ещё издалека она видела мощный куполообразный свет среди ровного размытого излучения злаков. Из детских наблюдений помнит, что аура у колоса ржи напоминает шляпку у гриба.

          Лет около девяти ауровидение почти исчезло и восстановилось снова только уже во взрослом возрасте. Что ещё вспоминает: ощущала на расстоянии, где её близкие люди, чувствовала опасность (в отношении к себе, но не к другим). Когда ей было лет девять, пошли куда-то зимой, а путь лежал через замёрзшую реку. Девочка закатила истерику. Ей казалось, что всё тело у неё в крови. Делать нечего, поход отложили, а потом оказалось, что в этот самый вечер совсем недалеко от этого места стая волков растерзала женщину с дочкой. Возможно, такое же было бы и с ними, если бы не обратили внимания на страхи Алёны.

          Повторю, что вновь видеть световые излучения вокруг человека, животных, деревьев Алёна стала уже будучи взрослой женщиной. Что интересно, её способности восстанавливались постепенно — поначалу она замечала только лёгкий белый отблеск в непосредственной близости от тела, но уже и по его оттенку и силе могла делать выводы о психологическом и физическом состоянии человека. Чем ярче и белее был такой "ободок", тем большей жизненной потенцией обладал человек. По наблюдениям, люди с наиболее ярким и чистым свечением являются своего рода центрами притяжения — с ними хотят общаться, в их обществе приятно находиться, даже просто постоять рядом.

          В противоположность таким "светлячкам", есть некоторые субъекты, вольно или невольно "слизывающие" жизненную силу у окружающих. Первый раз заметив технологию энергетического вампиризма, Алёна даже не сразу поняла, что за тонкий "шланг" серого цвета протянулся от оболочки одного человека к оболочке другого. Она отметила только быструю перемену в обоих людях — последний сник, погрустнел, пожаловался на внезапную усталость и ушёл, хотя до этого был фактически душой компании. В это же самое время у первого порозовели щёки и он развеселился, хотя до того сидел с кислой миной и ни с кем не разговаривал.

          Постепенно Алёна стала различать оттенки цвета в световом слое, а ещё чуть позже начала видеть, как происходит обмен энергией. Она видит чётко световые конусы, исходящие из чакр. Но, кроме того, Алёна сделала достаточно интересные наблюдения по ритмике энергетического обмена в природе. Например, деревья ежесуточно в течение несколько часов излучают мощные яркие потоки энергии, направленные вверх (захватывается ствол и прилегающая часть кроны), несколько часов принимают, впитывают в себя энергию — это выглядит, как нисходящий поток света. И обязательно есть период покоя, когда энергия как бы застывает, не движется. По её наблюдениям, примерно с нуля часов до трёх ночи и с двенадцати часов до трёх дня — нейтральное состояние, а остальные два периода — один излучающий, другой принимающий. Алёна теперь почти уверена, что распространенные представления о деревьях-донорах и деревьях, принимающих энергию, не совсем верны — каждое дерево может выступать в той или иной роли, всё зависит только от совпадения его цикла, его состояния в конкретный момент времени с потребностями человека.

          Перед грозой деревья как бы покрываются "мурашками" — поле дрожит, даже если ещё нет намёков на дождь. Начинается это часа за три до грозы, а после неё сразу же аура становится обычной, яркой.

          Работая на своей собственной даче, Алёна обнаружила, как "устают" плодоносящие растения — теряют блеск и силу своей световой оболочки. Чтобы её восстановить, требуется достаточно долгое время и поддержка со стороны людей. Не лишним будет подкормить уставшее растение, да и просто сказать ему доброе слово — она видела, насколько ярче начинают сиять деревья и кустарники после такой эмоциональной поддержки.

          Семейная аномальщина распространяется и на прилегающую территорию. Например, придя на очередной вызов, электрик поднимался по лестнице на второй этаж и с трудом обогнул сидящую на ступеньках цыганку приличного возраста — грузную, да ещё и со здоровенным чёрным котом. Поворчал себе под нос, мол, расселась тут... Тут же раздался звук, будто куча кастрюль откуда-то упала. Мужчина обернулся — а её уже нет, причём нет нигде (он даже выскочил из подъезда).

          А некоторые странные "посетители" заставляют не только поудивляться, но и изрядно попереживать. Скажем, не так давно был такой случай. Около трёх часов ночи и мать, и отец одновременно и резко проснулись (сами не поняли, почему). Практически сразу же после просыпания раздался звонок в дверь — резкий, непрерывный и настойчивый. А время три часа ночи. Алёна спросила: "Кто?" — молчок. Ещё раз спросила — и женский голос говорит: "Откройте, у нас для вас сообщение". В три часа ночи-то... Ещё раз раздался настойчивый звонок. На площадке перед дверью было темно (опять перегорела лампочка), и Алёна так и не стала открывать дверь. Да ещё и в комнате раздался сильный хлопок, будто лопнул воздушный шар. Потом сразу же у Вани в комнате раздался стук, и завибрировало оконное стекло. Выглянув через окно, мать увидела, как от их подъезда быстро убегала "бабка-колесушка" — очень сгорбленная, скрюченная невысокая женщина. Что-то из одежды болталось на ней (вроде длинной юбки). Руки тоже болтались, и были они слишком длинные для человека.



В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить