Тольятти: хроники аномальных явлений, факты и размышления
03.12.2011 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





Глава 1. Первое приближение к истине


Они (НЛО) вылетают из-под воды рядом с
нашими кораблями, обплывают их под водой,
мешают нормальной навигации.

Из официальных выступлений
премьер-министра Гренады Эриха
Гейри на 32-й и 33-й сессиях
Генеральной Ассамблеи ООН
(1977 и 1978 гг.)


          Это только сейчас, по прошествии лет, сложилась достаточно полная картина окружающих нас аномальных явлений. А тогда, в начале 90-х, мы поставили свою первую задачу — на основе имеющегося количества фактического материала (небогатого, надо сказать!) и ещё более редких теоретических изысканий составить перечень направлений предстоящих нам исследований.

          Поколение, ставшее взрослым в 70-80-е годы ХХ века, прекрасно помнит, как редко удавалось в те годы найти в подцензурных СМИ заметку, в которой бы рассказывалось об НЛО или других аномальных явлениях. И, тем более, не было ничего о сколько-нибудь серьёзных научных исследованиях в открытой печати. Может быть, аномалий не существовало? Может, они появились на волне постсоветского социального, политического и экономического кризиса? Да нет, они были. Но были спрятаны за научной частью "железного занавеса", закрывавшего нас не только от западного образа жизни, но от себя самих. И это, сначала шёпотом и в коридорах, а потом громко и во всеуслышание подтвердили люди, занимавшие в те времена самые разные посты и уровни социальной иерархии.

          Оборачиваясь назад, теперь уже можно хорошо разглядеть те ключевые моменты времени, те события, которые позволяют сказать, что российской уфологии намного больше, чем полтора десятка лет. Вот только самые основные вехи на этом пути.

          Прежде всего надо отметить, что в разные времена общественность по-разному реагировала на сообщения о встречах людей с неопознанными летающими объектами. Например, в 50-х годах эта реакция была вполне серьёзной, ведь именно это время взрастило целую плеяду пионеров советской уфологии — А.Казанцева, Ю.Фомина, Ф.Зигеля. С 1956 года старший преподаватель Московского пищевого института Юрий Фомин стал собирать зарубежную литературу по проблеме НЛО (иного источника информации в то время не было) и в настенных бюллетенях знакомить с ней студентов и сотрудников института. В 1959 году к нему присоединились ещё несколько человек — инженеры одного из предприятий, до 1961 года они выступали с лекциями о "летающих тарелках".

          "Оттепель" шестидесятых совершенно противоположным образом отразилась на зарождавшейся советской уфологии.
8 января 1961 года в "Правде" опубликована статья академика Арцимовича "Миф о "летающих тарелках", которая надолго определила отношение академических кругов к проблеме НЛО. В результате этой и некоторых других публикаций Юрий Фомин был исключён из Общества по распространению политических и научных знаний.

          Молчание продолжалось до мая 1967 года, когда Феликс Зигель решил разрушить этот "заговор молчания". Посетив Центральный Дом авиации и космонавтики им.Фрунзе, он договорился о создании на его базе общественного комитета по изучению проблемы НЛО. 17 мая 1967 года инициативная группа из 45 человек во главе с генералом-майором Столяровым была создана, а затем преобразована в комитет по НЛО, объединявший уже 250 человек. В его состав вошли заслуженный авиационный штурман СССР В.Аккуратов, писатель-фантаст А.Казанцев, кандидат геолого-минералогических наук (в будущем председатель комитета по биолокации) Н.Сочеванов и многие другие люди.

          10 ноября 1967 года состоялось выступление Ф.Зигеля по телевидению, и письма с сообщениями и откликами положили начало советскому каталогу сообщений об НЛО. Но такая идиллия не могла долго продолжаться, и в конце ноября 1967 года ЦК ДОСААФ принял постановление о роспуске комитета по НЛО. Реакцией на это решение стало письмо в ЦК КПСС, которое подписали несколько известных людей. В письме речь шла о важности изучения проблемы НЛО и отставании СССР в этом вопросе от зарубежных стран. Но гласу народному, как говорится, "не вняли", опубликовав очередную разгромную статью всё в той же "Правде". Затишье продлилось ещё на семь лет.

          Для полноты картины следует отметить, что попытки запрятать проблему в секретный сейф, а не решить её, предпринимались неоднократно и на Западе. Чего стоит один только американский проект "Синяя книга", перед руководителем которого профессором Эдвардом Кондоном была (как впоследствии стало известно) поставлена чёткая и недвусмысленная задача — *доказать, что проблемы не существует!* Заметьте, какой "научный" подход — не проанализировать, не изучить, а *доказать, что изучать нечего.* Задача была выполнена как нельзя более чётко. В январе 1969 г. был опубликован отчёт по итогам проекта "Научное исследование неопознанных летающих объектов", а 17 декабря 1969 г. проект был упразднён, и изучение НЛО прекращено.

          Процесс оттаивания начался лишь в 70-х годах. Эпиграфом к истории исследований тех лет может служить четверостишие из романа братьев Стругацких "Волны гасят ветер":
Видит горы и леса,
Облака и небеса,
Но не видит ничего,
Что под носом у него.
          И вот почему именно эти слова. Основной упор в то время был сделан на поиски следов присутствия разумной жизни в космическом пространстве. В принятой в 1974 году АН СССР "Программе исследований по проблеме связи с внеземными цивилизациями" появился намёк на НЛО в околоземном пространстве. Говорилось, в частности, что "основное внимание следует уделять возможности обнаружения быстро перемещающихся зондов внеземных цивилизаций, находящихся в Солнечной системе или даже на орбите вокруг Земли". Затрачивались средства на работы по программам космических исследований SETI (связь с внеземными цивилизациями) и CETI (поиск внеземных цивилизаций), и, в то же самое время, почти не предпринималось попыток оглянуться вокруг и оценить обстановку, уже сложившуюся на земном шаре.

          И это при том, что в зарубежных странах не только активно шёл процесс исследования НЛО и сопряжённых с этим феноменом явлений, но и выпускалось значительное количество научно-популярной литературы на эту тему.

          Правда, и у нас отдельные попытки искать "братьев по разуму" не в далёком Космосе, а "под носом" всё же предпринимались. Например, 31 мая 1974 года ректорат Московского авиационного института принял решение об изучении НЛО в своих стенах, а в 1974-1976 годах Феликсом Зигелем была открыта госбюджетная тема, посвящённая предварительному анализу основных параметров феномена НЛО.

          29 октября 1976 года ректор МАИ принял решение о создании научно-технического совета по проблеме НЛО и о проведении в стенах МАИ симпозиума "НЛО-77". Но, по известному правилу, ни одно доброе дело не может остаться безнаказанным. 28 ноября 1976 года "Комсомольская правда" опубликовала статью Еремея Парнова "Технология мифа", ставшую первой в очередной веренице выступлений, написанных специально для дискредитации проблемы НЛО. И оба решения ректора МАИ выполнены не были. Надо сказать, что подобный приём дискредитации применялся в те времена очень часто (в том числе КГБ) при так называемом публичном разоблачении инакомыслящих.

          На пользу "разоблачителям" послужило ещё и то, что 1 июля 1976 года Феликс Зигель с разрешения соответствующих органов прочитал лекцию о современном состоянии проблемы НЛО на заводе "Кулон". По рукам стал расходиться безграмотный конспект этой лекции с перепутанными фактами, сделанный кем-то из слушателей. Естественно, общество "Знание" не могло оставить без внимания данное обстоятельство, и Зигеля отстранили от участия "в лекционной пропаганде научных знаний". Читая осеннюю прессу 1976 года, можно было подумать, что с проблемой "летающих тарелок" в СССР покончено навсегда. Однако Петрозаводский феномен 1977-го года нарушил планы по замалчиванию темы.

          Проигнорировать его, как игнорировали многие другие наблюдения, было уже невозможно — в то ранее утро феномен видели не только жители Петрозаводска, но и Ленинградской области и Эстонии.

          После этих событий Академия Наук СССР учредила специальную тему и создала группу для её разработки под руководством члена-корреспондента АН В.Мигулина, который, правда, за "круглым столом" в редакции "Недели" не стал скрывать своё отношение к этой теме: "...серьёзные учёные стараются обходить стороной проблемы спекулятивного характера. История естествознания показала, что в них, за редким исключением, нет быстрого и очевидного научного результата, а занятие ими несёт угрозу потери авторитета и явную потерю времени. Ни я, ни мои сотрудники не были в восторге, когда президент Академии наук поручил нам разобраться в некоторых нашумевших событиях, в частности, петрозаводском..."

          Что ж, если научный работник печётся не о поисках истины, а о собственном авторитете, то о каких результатах исследований может идти речь? Не удивительно поэтому, что группа, возглавляемая В.Мигулиным, быстро пришла к заключению, что петрозаводский феномен — это хотя и труднообъяснимый, но атмосферный процесс, связанный с нашей технической деятельностью, например, с запуском ракет.

          Так или иначе, но петрозаводские события всё-таки подтолкнули изучение НЛО в нашей стране. Они явились тем "первым камнем", запустившим лавину народного интереса к теме и процесс создания формальных и неформальных групп по изучению аномальных явлений на территории всего Советского Союза. Следующей после группы Ф.Зигеля стала группа при Горьковском научно-техническом обществе радиоэлектросвязи им.Попова, возглавленная Эдуардом Андреевичем Ермиловым. По всей видимости, секции удалось сформироваться благодаря тому, что председателем НТО РЭС им.Попова был член-корреспондент АН СССР А.Троицкий — астроном, известный своими представлениями о множественности обитаемых миров во Вселенной.

          За дело взялись Ленинградский НИИ Арктики и Антарктики и Обнинский институт прикладной геофизики, куда и стала поступать информация от метеорологов, лётчиков, моряков, геологов, которым были разосланы специальные инструкции по сбору данных об аномальных явлениях.

          Затем стали появляться и другие группы, в том числе специализирующиеся в различных направлениях аномалистики. Известно, что и Министерство обороны вело наблюдения за НЛО в специальном центре, расположенном под Москвой. Но, к сожалению, вся поступающая информация безнадёжно оседала как в военном, так и в гражданских учреждениях, не получая дальнейшего глубокого изучения. Поэтому, как за рубежом, так и у нас в России больших успехов в изучении НЛО достигли общественные организации. В конце 70-х годов они были организованы при Географическом обществе АН СССР, Научно-техническом обществе радиоэлектронной связи (НТОРЭС) им. А.С.Попова, Всесоюзном астрономо-геодезическом обществе (ВАГО), Всесоюзном научно-техническом обществе ВСНТО в Москве, Ленинграде, Горьком и т.д. — всего в 24 городах.

          Для координации исследовательских работ в феврале 1984 года была создана Всесоюзная комиссия по аномальным явлениям при Комитете по проблемам охраны окружающей среды ВСНТО, переименованном позднее в Союз научных и инженерных обществ (СНИО). Комиссию возглавил астрофизик, член-корреспондент АН СССР В.Троицкий. Важным шагом в исследованиях НЛО стал переход к непосредственному изучению аномальных явлений с помощью современных методик и приборов. Начало этому положила неформальная группа, руководимая Феликсом Зигелем. Она впервые в нашей стране обследовала приборами место посадки НЛО в Московской области.

          В начале 1985 года появилась возможность для изучения НЛО на качественно новом, более высоком уровне, поскольку в Отделении общей физики и астрономии АН СССР начались работы по специальной программе "Галактика", где определённое место было отведено сбору информации об НЛО. Однако эту возможность реализовать было очень трудно, ибо консерватизм многих учёных в подходе к этой проблеме по-прежнему был весьма велик. В одном из интервью кандидат физико-математических наук Ю.Платов так объяснил свою позицию: "Я уже на протяжении десяти лет занимаюсь изучением НЛО, и в конечном счёте все случаи объясняются вполне земными явлениями..."

          Однако *объяснить явление и понять его механизм* — это, как говорится, две большие разницы. Система "факт + объяснение этого факта с какой-либо точки зрения" — есть мировоззрение. Наука же должна оперировать не авторитетным мнением о фактах, а самими фактами — т. е. явлениями природы, которые либо могут быть объяснены с позиции современного понимания мира, либо должны ждать того времени, когда дополнительные исследования и более совершенное оборудование позволят, наконец, понять, что собой представляет то или иное явление природы.

          Не получив удовлетворения от работы академических структур по изучению проблемы НЛО, общественность пошла "своим путём".

          В ноябре 1988 года при СНИО СССР был создан Всесоюзный Комитет по биоэнергоинформационному обмену в природе во главе с академиком В.Казначеевым. 5 июля 1989 года по инициативе Комитета была организована всесоюзная уфологическая комиссия, председателем которой был избран один из основоположников изучения НЛО в СССР В.Г.Ажажа. Его заместителем стал дважды Герой Советского Союза лётчик-космонавт П.Р.Попович.

          Независимый анализ сообщений очевидцев, сделанный в разных странах и с разным "пристрастием", показывал, что от 5 до 25% всех сообщений невозможно объяснить никакими "земными явлениями", даже притянутыми за уши.

          Давление фактов привело к тому, что в 1989 году Управление Главлита СССР отменило ранее существовавший запрет на публикацию сообщений по проблеме НЛО. И ранее замалчиваемая информация, можно сказать, потоком хлынула на страницы периодики.

          В начале 1990 года создана Всесоюзная уфологическая ассоциация, которую возглавил лётчик-космонавт П.Р.Попович. Руководящим органом Ассоциации стал СоюзУФОцентр под руководством В.Г.Ажажи. 5 октября 1990 года в состав Всесоюзной уфологической ассоциации вошла тольяттинская группа по изучению АЯ в окружающей среде, ныне именуемая Тольяттинской уфологической комиссией.

          И вот, раздобыв у друзей в Москве единственный доступный на тот момент материал (как сейчас модно говорить, информационно-методический) — лекцию В.Г.Ажажи, и перефотографировав её личным ФЭДом1, мы определили для себя первое и, как оказалось, самое объёмное направление исследований — неопознанные летающие объекты. Мы ещё не представляли себе тогда, какое количество дополнительных направлений потянет за собой это первое и главное.


1 Советский фотоаппарат марки ФЭД (Феликс Эдмундович Дзержинский). (ред.)



В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить