01.01.2011 г.

  На главную раздела "Оздоровление"


На главную раздела "Оздоровление"

 
Эдуард ЧЕН

 


9. ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ И НА ЧТО НАПОРОЛИСЬ


            Что мы получаем в результате такого соединения? В тандеме ребёнку даётся чёткое представление о любом движении и действии. Ведь если оно отсутствует – мозг не сможет отдавать мышцам правильные приказы. А ведь «у детей с церебральным параличом из-за заболевания не только не сформированы двигательные навыки, но и отсутствуют правильные представления о движении. Следовательно, у них необходимо не только развивать тот или иной двигательный навык, но и воспитывать правильное о нём представление через ощущение движений» [15,стр.57].

            Есть выражение: хотеть – значит мочь. В жизни между этими глаголами поставить знак равенства гораздо сложнее, чем в поговорке. Ведь ребёнок не разгибает ногу в колене и не ставит пятку на землю не из-за своего упрямства. Он бы и рад ходить как все, да не может. Не совпадают у него желания и возможности. 

            Попробуйте сами без подготовки сесть на шпагат. Вряд ли это будет возможно без длительных тренировок. Ребёнку они так же необходимы. Пока у него не разработаны тазобедренные и голеностопные суставы и не растянуты мышцы и связки ног – любое шаговое движение получится лишь жалким подобием задуманного. 

            Жёсткое соединение методиста и ребёнка позволяет разрабатывать суставно-мышечный аппарат, делая любые упражнения на растяжку и осуществляя движения в любых суставах, то есть скованным детским ножкам можно устроить полный «разгуляй». При этом сохраняется возможность постоянно контролировать походку ребёнка и положение его тела в пространстве, не надоедая многочисленными «...ставь ножку правильно». Поскольку надобность в страховочных устройствах отпадает, процесс обучения может проходить в реальных уличных условиях. Причём таким способом можно обучать детей с любым уровнем умственного развития, включая тех, которых раньше называли необучаемыми.

            И, что самое главное, мы можем учить ребёнка на ходу решать различные двигательные задачи, которые то и дело подкидывает нам суровая действительность. Существует даже физиологический афоризм: «Головной мозг знает, как начнётся движение, но не знает, как оно закончится». В процессе самого движения в зависимости от конкретных условий окружающей среды, от того или иного фактора это движение моделируется и видоизменяется» [30,стр.61]. Поэтому можно иметь тренированные ноги и чёткое представление о действии, уметь удерживать равновесие во время ходьбы – и при этом оступиться.

            В тандеме ребёнок учится сохранять устойчивость при толчках, спотыканиях и т.п. Ведь инструктор может совершать любые компенсаторные движения, необходимые для сохранения своего равновесия: взмах рукой, наклон корпуса, шаг в сторону. А ребёнок воспринимает и запоминает все эти действия без концентрации внимания, на уровне подсознания.

            Американский изобретатель Дин Кеймен как-то заметил, что «процесс ходьбы можно называть контролируемым падением» [31]. Коротко и, главное, точно. Действительно, человек наклоняется вперёд и, потеряв равновесие, начинает падать. Чтобы не упасть окончательно, выставляет вперёд ногу, какое-то мгновение находится в неустойчивом положении и по инерции продолжает падать снова, подстраховывая себя от падения уже другой ногой. 

            «Падая – нападай!» – гласит один из постулатов дзюдо. При обучении в тандеме этот тезис приобретает другое звучание: «Падая – обучай!»

            Впрочем, что это я всё о достоинствах. А ведь есть и недостатки. Например, в тандеме действительно можно упасть. Да чего там упасть. Можно так грохнуться, что, как говорится, костей не соберёшь! А раз способ опасен – значит, порочен.

            Не будем спешить с таким выводом. Лучше задумаемся над вопросом: возможно ли в принципе в наше просвещённое время безопасное житие?

            Мы живем в эпоху технического прогресса, а это накладывает свой отпечаток на человеческое существование. Когда-то первобытные люди чувствовали себя песчинками по сравнению с огромными динозаврами. В настоящее время мало что изменилось. Только опасность исходит теперь не от огромных живых тварей, а от стальных монстров, придуманных человеческим интеллектом и сделанных человеческими же руками.

            Технический прогресс не остановить. Да и сами люди не очень хотят его притормаживать, несмотря на то что некоторые новшества таят в себе опасность. Ведь вероятность того, что неприятность произойдет именно с ними, чисто теоретическая, а польза от различных приспособлений для комфортабельного времяпрепровождения – конкретна.

            В начале прошлого века произошла морская катастрофа: затонул «Титаник», на котором находилось более двух тысяч человек. Разве это каким-то образом изменило масштабность подходов в кораблестроении? Нет. Работы идут в том же направлении. В начале уже нынешнего века во Франции построено самое крупное в мире круизное судно, «Куин Мэри-2», где с комфортом разместятся 2600 пассажиров, заботиться о которых будет экипаж из 1250 человек.

            То, что с воздушными лайнерами иногда случаются авиакатастрофы – тоже ни для кого не секрет. Очень мудро заметил французский писатель Лео Кампьон: «Летать самолётом было бы совершенно безопасно, если бы не было земли» [32]. Но призывов запретить полёты гражданской авиации что-то не слыхать. Наоборот, в 2005 году произошла торжественная церемония открытия двухэтажного аэробуса А-380, рассчитанного на 555 пассажирских мест (в чартерной конфигурации он сможет принять на борт свыше 800 человек).

            В конце XlX века в нашу жизнь вторгся автомобиль. В 1896 году в Англии в результате автомобильных катастроф погибли два пешехода, в США за весь 1899 год – один. Ныне во всём мире под колёсами автомашин гибнет до ста тысяч человек. А лёгкие и тяжёлые травмы не поддаются учёту [33,стр.23]. Тем не менее, большинство людей мечтают иметь такое средство передвижения в личном пользовании, а те, у которых оно уже есть, мечтают поменять его на более совершенную модель. Несмотря на все аварии, выражение «лучше плохо ехать, чем хорошо идти» всё ещё популярно.

            Всё это я говорю для того, чтобы было понимание: нет ничего в нашем мире со стопроцентной безопасностью. Чем сложнее устройство, чем больше функций оно может выполнять – тем больше возможностей получить при его использовании травму. К тому же в авариях часто виновата не столько техника, сколько люди, которые занимаются её обслуживанием и эксплуатацией.

            Не является исключением и предложенный способ соединения – «тандем». Здесь очень многое будет зависеть от обучающих методистов. Поэтому допуск к передвижению без страховки должны иметь только специально подготовленные профессионалы, отработавшие приёмы амортизации удара о землю при возможных неконтролируемых падениях до такого автоматизма, когда они выполняются неосознанно, но при этом безошибочно правильно. Недостаточно тренированные инструкторы должны в обязательном порядке использовать приспособления, исключающие падения: канаты, брусья, ходунки, различные подвесные конструкции. 

            Несмотря на кажущуюся простоту, метод «сиамских близнецов», конечно же, таит в себе немало сложностей. Ведь ребёнок длительное время вёл малоподвижный образ жизни, и его сердечно-сосудистая система отвыкла от физических нагрузок. К тому же зачастую дело осложняется ещё и тем, что ребёнок не может дать о себе никаких сведений (ну, например, не умеет говорить).

          Возможно, для подготовки таких специалистов-«тандемов» когда-нибудь появятся специальные учебные заведения, выпускники которых на вопрос: «Ты кем работаешь?» - будут с гордостью отвечать: «Есть такая профессия – детей вынашивать...»

          Когда это будет? Я не знаю.

          Поживем – увидим...  

В начало                              Продолжение 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить