12.06.2010 г.

  На главную раздела "Публицистика"


 

        Несколько на первый взгляд не связанных между собой событий практически одновременно мелькнули в пестром информационном поле современной России, чтобы исчезнуть, не обременяя клиповое сознание нашего общества. Одно из них - министр культуры А. А. Авдеев, выступая в Думе, нелестно отозвался о телерекламе. Вредное, дескать, для культуры дело. Второе - публикация результатов исследований, согласно которым около 60% наших соотечественников считают мат повседневной нормой речи. И третье - Казань обзавелась мусульманским такси. Что это такое? Это когда люди не курят, не пьют, не ругаются матом, не обсчитывают друг друга, заботятся об общественном благе, занимаются благотворительностью. Словом, жителям Казани потребовалась некая иная культура, поскольку жить в российской культуре для них стало неприемлемо.

        Я их понимаю. Помню, как в шестидесятые годы на Невском можно было сесть в автобус в порядке очереди. Водитель останавливал машину задней дверью аккуратно к началу очереди. Пассажиры выходили через переднюю площадку, заходили через заднюю. Без очереди не лезли. Знали: не уедешь в этом автобусе - придет следующий.

        Теперь уже подобного не увидишь. Это перемены в бытовой культуре.

 

Культура богатого хама

 

        А что в сфере высокой? Киновед Валерий Кичин обращает внимание на новую примету времени - исчезновение думающей аудитории. Зритель вообще перестал ходить на "умное": новая публика не любит, чтобы ее "грузили". В прокат серьезному кино проникнуть почти невозможно.

        Пример - "Анна Каренина" Сергея Соловьева. Роман один из самых читаемых в мире. Режиссер один из самых популярных в России. Но ни Толстой, ни Соловьев прокату не нужны. Чтобы обозначить кривую деградации кинопублики, киновед напомнил, что фильм-спектакль Татьяны Лукашевич "Анна Каренина" 1953 года вошел в число лидеров проката (его посмотрели 34,7 млн), как и фильм Александра Зархи, который в 1967 году собрал 40,5 млн зрителей. Невероятное падение культурных возможностей массовой аудитории отмечает и Д. Б. Дондурей. Качество аудитории в России в 2009 году хуже, чем в начале 1930-х годов, не говоря уже о 1960-х годах: "В современной Москве ночуют и едят около 16 миллионов человек. Это три Финляндии. Это Чехия, Словакия и Болгария в придачу. На 16 миллионов человек нет аудитории, для того чтобы держать качественный фильм больше, чем 20 - 30 сеансов. Это 5 тысяч человек. А ведь я говорю о лучших фильмах Европы и мира. То есть в Москве, притом что мы находимся на первом месте по количеству студентов в вузах и на втором или третьем по количеству людей с высшим образованием на 10 000 населения, нет аудитории для качественной культуры".

        В этой связи декан Высшей школы телевидения МГУ В. Т. Третьяков констатирует, что мы возвращаемся в самые мрачные времена невежества. По его мнению, одной из первых жертв стала высокая культура. Никто не может сказать, где лежит точка невозврата: там, где 80 человек из ста не могут прочитать наизусть ни строчки Пушкина, или там, где это не могут сделать лишь 75 человек. Мы уже вошли в эту зону и продолжаем в нее погружаться. Россия как страна, нация и государство либо погибнет, либо превратится в нечто совершенно на себя не похожее, если ее культурные образцы будут опошлены и низвергнуты, а культурные коды уничтожены.

        Кому-то покажется, что интеллектуалы сгущают краски. Но все же - является ли Россия страной великой культуры? В прошлом - безусловно. Сегодня - более чем сомнительно. Практически все научные исследования качественных характеристик населения, проводящиеся в стране в последние годы, констатируют стремительный регресс по основным параметрам. И там, где в задачи исследователей включается оценка факторов регресса, на первое место выходит влияние ведущих каналов федерального телевещания.

        Телевидение задает направление развития общества и обучает население определенным моделям поведения, которые затем реализуются гражданами с удручающим успехом. Хотите женщину легкого поведения превратить из осуждаемого обществом явления в распространенный социальный типаж - поручите ей вести развлекательные телепрограммы и закупите в США сериал "Секс в большом городе". Наверняка сработает...

        Особенно тревожна ситуация с молодежью, которой навязан культурный разрыв с предшествующими поколениями. Подобная ситуация существовала в теории, но никогда и нигде ранее не воплощалась на практике. На протяжении примерно двадцати последних лет российские электронные СМИ исполняют роль главного архитектора строительства новой национальной культуры. Она не вырастает из старой, не создается путем модернизации того, что было, а строится путем отрицания или игнорирования прошлого. Точками роста выступают не базовые ценности российского общества, коренящиеся в толще веков отечественной культуры, а субкультурные образования типа гламура - субкультуры "новых русских".

        Образно говоря, новая культура строится на груде обломков культурных элементов, ранее уже доказавших свою несостоятельность, отвергнутых человечеством. Этот самобытный тип культуры не имеет прямых современных аналогов за рубежом. Его можно назвать культурой богатого хама. Наиболее близкий аналог - Древний Рим эпохи деградации и упадка, фактически принятый за образец московской "элитой" в начале девяностых.

        В 1998 году я опубликовал статью "Москва сдалась "новым русским", содержащую предположение о грядущем столкновении двух типов культур, олицетворяемых условно Москвой и Петербургом. Констатировалось, что в каждом мегаполисе существует множество субкультур, но какая-то доминирует: в Москве это культура "новых русских", в Петербурге - интеллигенции. "Новый русский" упоминался как своего рода антипод интеллигента. Различие усматривалось не в уровнях образования и богатства, а в системах ценностей. Для "нового русского" смысл жизни - в потреблении машин, недвижимости, женщин и так далее. Для интеллигента - в восприятии и воспроизводстве духовно-нравственных ценностей.

        В 2006 году мне пришлось также письменно и публично констатировать, что петербургский тип культуры это столкновение проиграл. Обществу был навязан "новорусский" вариант, где нет места таким ценностям, как труд, честность, патриотизм, дружба, любовь, профессиональный долг, уважение к истории, почитание старших...

        Несмотря на официальные "реверансы" властей в адрес Русской Православной церкви, впервые за тысячу лет Россия перестала быть христианским государством. В 1990-е годы власть вывела заботу о нравственности в стране за рамки функций государства, и даже твердая личная поддержка принципов морали главой государства В. В. Путиным, а вслед за ним и Д. А. Медведевым не изменила сложившуюся ситуацию: Российское государство в наше время основывается только "на букве закона" и абсолютно игнорирует мораль. Аморальность стала лейтмотивом жизни современного российского общества и его культуры. Роль главного инструмента в формировании данной ситуации сыграло опять же телевидение.

        Другая сторона того же процесса - замена народной культуры на массовую, так называемую поп-культуру. В итоге лучшие достижения национальной культуры либо вообще исчезли с телеэкрана, либо оказались на периферийных каналах, недоступных на большей части территории страны. В "культурных гетто" для тех, кто еще испытывает по культуре ностальгию.

 

Погоня за рейтингом

 

        Рассадник новой культуры, телевидение сегодня и само испытывает проблемы со здоровьем. Процесс, зашедший так далеко, начинался под флагом движения общества по демократическому рыночному пути. В девяностые годы нам много говорили о том, что именно рынок заставляет издателей и продюсеров быть максимально внимательными, чуткими к запросам аудитории, ориентироваться на реальные потребности людей. Потому что высокие тиражи и рейтинги привлекают рекламодателей и повышают доходы СМ", а вся система в целом стимулирует их качественную работу на благо потребителя. Если с этим согласиться, то придется поверить, что отечественной телеаудитории и вправду нужны не ленты уровня "Семнадцати мгновений весны" и "Места встречи", а заполонившие эфир низкопробные сериалы.

        Насколько реально рейтинги и тиражи отражают существующие потребности населения? Могут ли высокие рейтинги и тиражи служить критерием (и тем более единственным) качества работы и успешности СМИ? Все эти вопросы очень важны, но ни государство, ни сами СМИ обычно не выступают инициаторами научных исследований на данную тему. У телевизионных руководителей мы и вовсе видим консенсус, выражаемый формулой: "Рейтинг - наш единственный критерий".

        А ведь эти руководители хорошо понимают, что представляют собой по существу телевизионные рейтинги. В квартирах граждан, проживающих в крупных городах России, существует менее 3000 телевизоров, которые включаются с помощью специального прибора. С помощью этого прибора определяется, когда телевизор включен и на каком канале. Между тем независимые исследования показывают, что приблизительно в 70% случаев люди включают телеприемник, как свет в комнате, сразу же при входе в дом. И чаще всего он остается включенным до самой ночи, чем бы члены семьи ни занимались. Весьма сомнительная "система оценки качества".

        Но нежелание телевизионных руководителей ставить серьезные вопросы понятно: в их жизни и так все хорошо. Общий доход от рекламы, полученный в 2008 году только ведущими федеральными телеканалами, оценивается экспертами в 5 миллиардов долларов. И все эти средства тратятся ими на самих себя в порядке "самофинансирования". По данным журнала Forbes, опубликованным в июле 2009 года, гонорары телеведущей Анфисы Чеховой составили 0,7 млн долларов за год, сении Собчак - 1,2 млн, Тины Канделаки - 1,5 млн. В кругах телевизионных менеджеров активно обсуждалась информация о том, что в ходе конкуренции первой и второй "кнопок" федерального телевидения, в процессе переманивания популярных "звезд" Максиму Галкину предлагался гонорар 7 млн долларов, Анастасии Заворотнюк - 3 млн. В чем выигрыш телезрителя от таких рокировок, насколько население не самой богатой страны заинтересовано в подобной стоимости телепроизводства?

        Важно понимать здесь, что за рекламу платят не только заказывающие ее корпорации. Не столько они. Расходы на рекламу производитель относит на себестоимость продукции, а это означает, что за рекламу автомобиля, стирального порошка или лекарства платит потребитель продукта. Значит, в конечном итоге именно он и оплачивает телешоу с сериалами.

        Повторю теперь вопрос: насколько рейтинги телепрограмм отражают существующие потребности населения? Идя якобы навстречу запросам населения, электронные СМИ на самом деле удовлетворяют тот спрос, который формируют сами. В первую очередь телевидение рекламирует и навязывает аудитории само себя. Реализуется формула К. Маркса, согласно которой потребности производятся точно так же, как и продукты. Специалисты отмечают, что ожидания и поведение людей форматируются, определяются, делаются. Закономерно, что лидерами проката в стране являются фильмы, в рекламу которых телеканалы вложили десятки миллионов долларов.

        В целом сложившийся в России механизм финансирования телевидения за счет рекламы и на основе рейтингов порочен. Попросту говоря, на деньги населения, не соответствующие реальной стоимости продукта, создается некий суррогат, который навязывается гражданам под видом творческих шедевров. А участники этого процесса получают сверхдоходы.

 

Двигатель регресса

 

        Министр культуры А. А. Авдеев не случайно привлек внимание законодателей к ситуации с рекламой. Ее влияние на аудиторию представляет собой особое значение. В силу ряда исторических особенностей с начала девяностых годов реклама заняла в массовом сознании россиян нишу идеологии, осуществляя демонтаж и реконструкцию фундаментальных мировоззренческих ценностей населения.

        Во многом благодаря рекламе в это время происходит коренная переориентация предпочтений молодежи от нематериальных ценностей к материальным. Не следует забывать, что для подрастающего поколения реклама - прежде всего самая простая модель знакомства с обществом. Это то, с чем ребенок сталкивается ежедневно, что его развлекает, очаровывает, играет с ним.

        При этом современная реклама часто искажает представления о приемлемом социальном поведении. Пропаганда определенных образцов поведения ведет к принятию их за эталон. Дети, наблюдающие за поведением пропагандируемых личностей, берут их жесты, артикуляцию, внешний облик, высказывания за образец для своей жизни. Предлагая то или иное поведение в социуме, реклама ориентирует на социальную сопричастность и референтность. Детская же психика специфична. Ребенок не всегда способен критично оценивать культурные элементы, ценности, выдвигаемые СМИ, чаще он лишь усваивает их, копирует навязываемые образцы поведения.

        Но самое существенное - общество, в котором активность масс искусственно направляется в сферу потребления, становится обществом потребления. И реклама в этом играет исключительную роль, принуждая к потреблению с помощью создания целенаправленной системы ценностей в сознании индивида и общества в целом. Реклама становится идеологией потребления и своего рода институтом социализации, проектирующим и формирующим нужного ей человека - "человека потребляющего". Зарплата утверждается на первом месте в мотивах труда, оттеснив такие ценности, как содержание труда, самоопределение в труде, возможность реализации своих знаний и способностей через труд. Под воздействием рекламы понятие "уметь жить" начинает сводиться для молодежи к формуле "иметь": носить модную одежду, посещать дорогие клубы и дискотеки, не утруждать себя тяжелым трудом. Меняются понятия счастья, смысла жизни.

        Советская система стремилась создать человека-творца, личность творческого типа. Переход к воспроизводству "человека потребляющего" не оставляет России возможность реализовать в экономике, сфере производства даже модель "догоняющего" развития, не говоря уже о развитии инновационном. Мы забываем о том, что не только Япония, Южная Корея, но и Китай, арабский мир, взяв от современной цивилизации ее технические достижения, весьма успешно продолжают с их помощью векторы развития своих национальных культур. Россия же пока восхищается "Комеди Клаб", вызывая повсеместное недоумение и сожаление.

 

Александр Запесоцкий,
академик и член президиума
Российской академии образования, профессор

 

 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить