11.04.2010 г.

  На главную раздела "Оздоровление"


 

Алексей Михайлович БЕЛЯЕВ

 

 

НИИ онкологии, директора института        На будущей неделе в одном из ведущих научно-исследовательских институтов страны, в НИИ онкологии, что расположен в поселке Песочный, начнутся «Петровские чтения». Это будет уже шестая по счету конференция, посвященная фундаментальным исследованиям в области онкологии.

       Выходит, не совсем безнадежна эта область современной медицины: если продолжаются научные поиски, значит, практические врачи могут надеяться на получение новых и более эффективных методов противостояния раку? С этого вопроса началась наша беседа с Алексеем Михайловичем Беляевым, недавно назначенным на пост директора института.

 

       – Действительно, программа «Петровских чтений» посвящена фундаментальным исследованиям в области онкологии. Тем не менее мы всегда стараемся, чтобы сугубо научные темы как можно ближе соприкасались с клинической практикой. Вот и в этот раз в программе конференции среди основных тем, которые будут обсуждаться, на первом месте стоят клинические аспекты молекулярной онкологии. Это направление крайне актуально сегодня: с помощью молекулярных исследований можно точно определить, насколько эффективно воздействуют на опухоль те или иные химиопрепараты.

       Кстати, здесь наши сотрудники находятся в первой десятке всемирно известных ученых – профессора Евгения Наумовича Имянитова знают далеко за пределами нашей страны. Как и профессора Владимира Николаевича Анисимова, тема его научных изысканий – старение и рак.

– Все-таки возникновение онкологического недуга стойко связывают с возрастом человека?

       – В изучении причин возникновения злокачественных опухолей пока вопросов больше, нежели ответов. Одно бесспорно: главный «пусковой механизм» заложен на уровне нашей генетики. И выходит, чем человек дольше живет, тем больше вероятность того, что заложенная в его организме «генетическая бомба» себя проявит. Мировая статистика показывает: чем общество старее, тем заболевание раком выше. При прочих равных условиях.

       Конечно, для некоторых форм рака важны факторы внешней среды и образа жизни. Например, в районах с повышенным уровнем радиации чаще регистрируются случаи рака щитовидной железы, у курильщиков – рака легкого, при неправильном питании – рака желудка. И все же мы не можем сказать людям: ведите здоровый образ жизни и болезнь вас минует. Здесь нет доказанной абсолютно прямой зависимости. Каждый из нас вспомнит бедолагу, который был чистюлей, хорошо питался и занимался спортом, а умер от опухоли в молодом возрасте.

– Еще бытует мнение, что полная стрессов жизнь в России приводит не только к росту числа раковых заболеваний, но и к их омоложению. Что по этому поводу думают ученые?

       – Такой зависимости тоже нет. Если посмотреть данные по заболеваемости жителей нашего города в возрасте после 50 лет, то получим среднестатистические мировые показатели. Кстати, статистика онкологических заболеваний в Петербурге едва ли не самая печальная в России, и объясняется это как раз тем, что жители нашего города в значительной части – пожилые люди.

       Другое дело, что в нашей стране чаще – в половине случаев – рак выявляется уже в запущенной стадии. И это одна из самых больных проблем. У нас, если мягко сказать, не до конца решен вопрос ранней диагностики. Ведь при выявлении опухоли на поздних стадиях лечить ее гораздо сложнее, и выздоровление почти невозможно. В этом случае мы говорим лишь о выживаемости.

       Еще раз повторю: раковая болезнь чаще всего имеет генетические корни, и потому у каждого из нас должна быть так называемая онкологическая настороженность. Особенно если вам уже за 40. И непременно, если у кого-то из ваших родственников уже было выявлено онкологическое заболевание...

– Ну насторожились, и что? Как и где это в себе искать-то?

       – Сами в себе вы искать ничего не можете, за исключением поверхностных опухолей, да и не должны – тут необходимо профессиональное обследование: мужчины – у уролога, женщины – у гинеколога и маммолога, и обоих – у гастроэнтеролога. Рак на ранней стадии можно определить только в процессе специального скрининга. Если ориентироваться на то, что мы «что-то заметим», то, скорее всего, заметим, когда уже будет поздно.

       Сейчас у нас даже образование в медицинских вузах не совсем правильно ориентировано в этом разделе. Как студентов учат? Рак желудка – такие-то симптомы, колоректальный рак – такие-то... А на самом деле это уже, как правило, симптомы довольно большой опухоли, а не ее начала! Ну в лучшем случае 2-й стадии недуга. Студентам надо говорить: рак на ранних стадиях никак себя не проявляет. И надо активно искать опухоль у лиц с повышенным риском ее возникновения. Я не случайно употребил термин «скрининг», т. е. широкий охват населения, при котором с помощью простых и безопасных методов выявляются группы риска. Это один из путей решения проблемы.

       Рак молочной железы, легкого, ободочной кишки и желудка – вот нынешние лидеры онкологических заболеваний в Петербурге. Как человек сам может его обнаружить на ранних стадиях? Да никак.

– Распространение определенных видов недуга в той или иной географической точке случайно?

 

       – Нет, я так не считаю. Эта область как раз изучается фундаментальной наукой под названием «онкоэпидемиология», которая также развивается в нашем институте. Здесь накоплено уже много интересных данных – правда, объяснить их часто не просто. Например, замечено, что заболеваемость раком желудка чаще встречается в определенных регионах: на севере России, в Прибалтике, странах Азии, например в Японии и Корее, т. е. увеличивается при удалении от экватора. Такова статистика, объяснить которую сложно. Слишком много привходящих факторов: климат, образ жизни, режим питания, радиационный фон... Наверняка срабатывают еще и генетические моменты. Россия одна из самых курящих стран, может быть, поэтому у нас так высока заболеваемость раком легкого.

       Сейчас наше государство очень многое делает для борьбы с раком. В рамках программы «Здоровье» направляются огромные средства на переоснащение онкологических учреждений страны, приобретается современное оборудование для диагностической и лучевой терапии, для сложных хирургических вмешательств, пациенты за счет государства обеспечиваются дорогими лекарственными препаратами.

       Но мы не получили адекватного существенного сдвига в статистике заболеваемости и смертности от онкологических заболеваний. Ведь ключ к успеху, о чем я уже говорил, в ранней диагностике. Рак полностью излечим, если он обнаружен на ранних стадиях. Нашим согражданам необходимо понять: их здоровье на определенном этапе полностью в их руках. Очень важно их убедить найти время и силы прийти к врачу со словами «давайте меня посмотрим!».

– А готовы ли наши врачи к этому? Согласитесь, есть некая разочарованность россиян в возможностях онкологической службы. К тому же стало привычным мнение, что лечение опухоли просто разоряет человека. Хотя эффективность при этом сомнительна.

       – Если возникает болезнь, то не обращаться за помощью – это, подобно страусу, прятать голову в песок. Надо лечиться, причем там, где могут лечить правильно и хорошо. Современная онкология сейчас может многое, у нас в городе есть учреждения, которые на современном уровне лечат онкологические заболевания. Но сначала отвечу на упрек в «дороговизне» лечения.

       Согласен, есть мнение, что в НИИ им. Петрова за него надо непременно платить. Не знаю, как было раньше, но утверждаю: сейчас это не совсем так. У НИИ сегодня хорошее финансирование – и бюджетное, и по линии высоких медицинских технологий. Государство на лечение больного по квоте выделяет 110 тысяч рублей. Конечно, бывают случаи, когда оно стоит дороже из-за высокой стоимости лекарств. Но чаще этих средств вполне достаточно для совершенно бесплатного для пациента лечения, причем на современном уровне и с применением самых последних технологий.

       Пациенту приходится платить – по желанию – за более комфортное пребывание в стационаре. А также если он обследуется амбулаторно, на это нет финансирования. Хотя у нас такие обследования обойдутся ему дешевле, чем в городских диагностических центрах. И, конечно, есть запущенные случаи или особые формы опухолей, когда требуются дорогостоящие препараты, курс лечения которыми не укладывается в финансовые гарантии государства. Но и в этих случаях мы ищем варианты, чтобы на родственников пациента не ложилось тяжкое финансовое бремя.

       Какое-то время назад, когда российская медицина была, по сути, поставлена в условия выживания, каждое учреждение придумывало свои «правила игры», чтобы сохраниться и хоть как-то продолжать оказывать помощь пациентам. Тогда основным источником средств был карман больного и его родственников. Но сегодня у института достаточно средств из бюджета и есть огромные резервы.

       Вообще когда я пришел в институт, то изнутри увидел, что НИИ – совершенно уникальное учреждение! Во-первых, больше нигде в городе так глубоко не изучают онкологические заболевания, как у нас. Во-вторых, в институте есть уникальные клинические подразделения и технологии лечения, не имеющие аналогов в городе и регионе. Например, в отделении, где лечат онкозаболевания у детей, сосредоточены и хирургические и терапевтические технологии. Наши хирурги выполняют редкие и сложные операции по трансплантации искусственных суставов после удаления пораженных опухолью. У нас делают так называемую регионарную перфузию (промывание органов и конечностей, пораженных опухолью, растворами с высокой концентрацией лекарств): организм человека отключают от кровотока, чтобы смертельно опасный препарат циркулировал только по сосудам пораженного опухолью органа. Это дает колоссальный лечебный эффект.

       Могу перечислять и дальше. У нас в институте трудятся главный онколог города и Северо-Запада профессор Алексей Степанович Барчук, главный химиотерапевт города профессор Владимир Михайлович Моисеенко, главный детский онколог города доктор медицинских наук Юрий Александрович Пунанов и многие другие известные специалисты.

– Словом, по многим направлениям НИИ онкологии – лидер. А в области профилактики и ранней диагностики?

       – Здесь мы можем предлагать лишь научные разработки. Сам же институт не должен этим заниматься. Для ранней диагностики в медицинской службе страны и Петербурга есть первичное звено, городской и областной онкологические диспансеры, которые и созданы для того, чтобы проводить эту работу. У нас свои задачи. К сожалению, пока не можем ликвидировать очередь на лечение. Хотя она растягивается лишь на 7 – 10 дней, но все равно есть.

– Значит, даже без хорошо налаженной системы ранней диагностики больных много?

       – Много. И, как я уже сказал, в большинстве своем это сложные больные. А вот простые случаи, которые требуют высококвалифицированного хирургического лечения, я бы вполне делегировал обычным многопрофильным стационарам. Под методическим руководством онкологов их хирурги могли бы успешно справляться с операциями, и пациент не стоял бы в очереди на оперативное лечение в онкологический стационар. Например, часть больных карциномой желудка, ободочной кишки, рака легкого на ранней стадии могут быть грамотно прооперированы в специализированном, неонкологическом, центре. Каким требованиям должны соответствовать эти центры и как их допустить к этому – отдельный вопрос.

– Понятно: вы сами пришли в онкологию из многопрофильного стационара, отсюда и идея разрушения своеобразной монополии онкологов.

       – Я ничего не хочу разрушать. Я ищу варианты, при которых в интересах больного использовался бы потенциал не только онкологической службы, но и всего здравоохранения. К тому же никто бы на монополию не посягал, если бы служба в современном ее виде устраивала больных. Но этого как раз и не происходит!

       Я онкологией занимаюсь больше десяти лет. А начинал работать в Военно-медицинской академии – хирургом по оказанию скорой помощи. И уже тогда заметил, как много больных с онкологическими недугами попадают в обычные больницы с кровотечениями или острой кишечной непроходимостью. Часто это были пациенты как раз из очередей на операции в онкостационары! Получается, что эти больные поступают в многопрофильные учреждения и обычные хирурги спасают им жизнь, а потом людям приходится самим искать пути к дальнейшему адекватному лечению. И этот поиск бывает разным: люди годами ходят по кругу и теряют драгоценное время. Сколько бывало звонков от бывших пациентов с просьбами помочь им попасть к онкологу на прием, на лечение, на операцию...

       Позже я стал работать в НИИ «Скорой помощи», и с 2004 года возглавлял отделение неотложной онкологии института. Вот тогда, защитив докторскую диссертацию по онкологии, что называется, на себе ощутил очевидную необходимость создания в основных многопрофильных больницах крупных городов отделений неотложной онкологии. Такие отделения нужны – одно на 1 – 1,5 млн жителей. В этих центрах под методическим руководством онкологов можно выполнять неотложные операции и намечать для пациентов дальнейший путь специфического лечения. Это будет большое дело для больных!

       Во-первых, помощь будет более квалифицированной, поскольку ее будут оказывать врачи, которые занимаются этим не время от времени, а постоянно. Сразу получим и другие технологии, и другую статистику. Во-вторых, попав на эти отделения, наши пациенты уже будут знать, что с ними произойдет дальше, и будут уверены, что самым рациональным путем будут переданы в руки онкологов.

– Но онкологи, напротив, постоянно выступают за «чистоту рядов», не допуская в свой круг «обычных» хирургов!

       – Наши пациенты, как правило, нуждаются в комплексном лечении, а хирургия – всего лишь один из этапов. Но больного важно бережно передавать из рук в руки – с одного этапа на другой. И в этой цепочке вполне могут находиться грамотные общие хирурги. Так что при полном взаимопонимании и сотрудничестве между онкологическими и неонкологическими учреждениями все возможно... Сегодня очень много онкологических больных в многопрофильных стационарах. По моим данным, около 15% пациентов с колоректальным раком попадают на лечение не в специализированные центры. Из очевидного хаоса надо создать четкий порядок. Наши амбиции не на пользу больным.

 

Подготовила Ольга ОСТРОВСКАЯ

 

Ист.:  http://www.spbvedomosti.ru/guest.htm?id=10265756@SV_Guest

 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить