06.04.2011 г.

  На главную раздела "Путешествия и приключения"


 

Три дня в Израиле

 


День первый.  «Чтоб я так жил!»


     И вот, наконец, под крылом самолета синие просторы Средиземного моря. Мы с дочерью ни на минуту не отрываемся от иллюминатора: хочется все запомнить. Так хочется, что я совсем забыла про свой диктофон, которым в последние годы пользуюсь вместо дневника во время дальних путешествий. Внизу, далеко под нами, величественно плывут белоснежные пассажирские лайнеры, медленно и деловито движутся длиннющие сухогрузы, спешат куда-то малюсенькие пароходики. Через некоторое время синева моря светлеет, и изумрудно-зеленоватые воды подсказывают нам, что скоро – земля. А, значит, Израиль.
     Едва шасси самолета мягко коснулось посадочной полосы, как раздались аплодисменты. Мне всегда доставляет удовольствие эта немного наивная традиция. Моя дочь, схватив меня за рукав, громким шепотом кричит: «Мать! Мы прилетели!! Мы в Израиле! Ты понимаешь? Мы – в Израиле!». «Тихо ты, рукав оторвешь», - радостно отзываюсь я, имея в виду - «Неужели это правда?!! Ура! Ура! Ура!».
     Самолет остановился. Защелкали привязные ремни. Русскоязычный народ начал активно пробираться к выходу, по привычке сея суматоху и нарушая всяческий порядок. Подали трап, и дверь распахнулась. Тут-то мы и присмирели! Снаружи на нас пахнул такой горячий воздух, что, сказать честно, мы запаниковали: не пора ли сразу назад?! «Здесь тоже живут?» - так и подмывало меня уточнить возможность выживания в местных условиях хотя бы в течение короткого времени. «Как я не люблю сауну», -  проворчала дочь, уже спускаясь по трапу.
     Но как мы ждали этот замечательный миг – первый шаг по той земле, где давно топают наши соотечественники. Среди них так много друзей и даже родственников, силой Судьбы заброшенных в эту жаркую страну. Когда мы расставались с ними в том, уже далеком одна тысяча лохматом году, мы думали, что расстаемся навсегда и никогда больше не увидим друг друга. Я помню, как моя дочь прощалась со своей подружкой детства. Наши семьи жили в соседних домах на Васильевском острове, и девочки вместе ходили в школу, вместе бегали по двору, вместе болели. Все было вместе.
     Нам, взрослым, было тяжело прощаться, а уж о детях и говорить нечего. Слезы, объятия… Поезд на Москву тронулся, и моя Ольга бежала за ним по перрону. Юлька висела в дверях вагона, и они что-то кричали друг другу. «Не забывай моего папу и кота!..» - донеслось до меня. Потом Юлина мама, обняв Юльку, втащила ее в вагон, и дверь вагона захлопнулась. И тут поезд замедлил ход: Юлька дернула стоп-кран. Она как-то сумела открыть вагонную дверь и снова выскочила на перрон прямо в объятия любимой подружки…
     И вот теперь мы здесь, в Израиле. Мы – гости. И не будем о грустном!
     Итак, мы благополучно покинули самолет и через некоторое время нагрузились огромными сумками, где, кроме подарков, почти ничего и не было.
     Нас встретили мои старинные друзья из Москвы. Идем к стоянке автомашин, не отрывая взгляда от стройных пальм, которые впервые видим в их природной среде.
     При ближайшем рассмотрении пальмы оказались финиковыми, и вокруг каждого ствола этих пальм лежали горки… ну, чего бы вы думали? – конечно, фиников. Ни-чей-ных!!! Это произвело на меня неизгладимое впечатление. Любимое лакомство по цене совершенно недоступно мне на родине. «How much?» - спрашиваю я бодро у своих соотечественников, тыкая пальцем в ничейную кучу фиников. «Нисколько!» - смеются они. «Какое богатство пропадает!» - подумалось мне, и я тут же набила карманы этим замечательным продуктом.
     В дороге – разговоры. Что там, в России?.. Как дела у тех-то и тех-то, как работа, как наука? И т.д., - обычные темы давно не видевшихся людей. Набив рот финиками, я изо всех сил стараюсь что-то мычать в ответ, а дочь призывает меня к совести. Где уж там!.. Это же финики! С чувством невыразимого восторга я выбрасываю косточки за окошко, наслаждаясь жизнью «по полной программе»!
     Вот и приехали в город Реховот. Когда, посуетившись с вещами, мы собрались уходить, я заметила, что моя приятельница, выйдя из машины, оставила ключи в замке зажигания, не говоря уж о том, что машинное стекло так и осталось опущенным, а окна открытыми. Решив, что это ее обычная рассеянность, я напомнила ей про тех несчастных, которые готовы рискнуть свободой ради удовольствия угнать чужую машину. По моему впечатлению, моя приятельница слишком уж расслабилась. «Возьми ключи, хотя бы» - сказала я, не решаясь отойти от машины. Ответ был просто замечательный: «Нет, я их в квартире где-нибудь потеряю». Ну, что тут скажешь?!
     В подъезде все сияло чистотой. На лестничных площадках стены украшали настоящие акварели, а на полу стояли в горшках цветы. От изумления я потеряла дар речи.
     Дверь квартиры оказалась открытой. При этом сама собой работала стиральная машина, а включенный телевизор сам себе показывал какую-то занудную передачу. В клетке над письменным столом беззаботно пели птички, а на диване спала безродная собачонка, едва удостоившая нас сонным взглядом.
     «Пошли, пройдемся, посмотришь окрестности. Тут у нас почти окраина», - предложила Аня, когда я опомнилась от своих первых впечатлений. И мы вышли «на природу», прихватив в компанию собачонку по имени Бактерия.
     Несмотря на вечер, было очень жарко. Мы шли по тропе среди каких-то незнакомых мне деревьев. Вдруг большая стая попугаев с громкими криками промчалась мимо нас и опустилась на ветви ближайшего дерева, раскрасив их яркими пятнышками. «На ночевку прилетели», - буднично заметила Аня, будто речь шла о воробьях.
     На обратном пути я заметила огромные запылившиеся опунции, росшие в придорожной канаве и дальше, на пустыре. Неужели это те самые опунции, что живут в тесных горшках в России?.. Будучи биологом с головы до пят, я немедленно забралась в ближайшую канаву, чтобы выяснить этот архиважный вопрос. «Лучше не трогай их руками», - крикнула мне вслед Аня. Но было поздно! И случилась беда! Я, конечно же, потрогала плотный стволик и колючие листья растения. Если бы я знала, что между большими и грозными колючками у опунции есть множество мелких острых волосков, которые немедленно впиваются в любого, кто дотронется до этого зловредного растения. Так мне и надо! Почему я не прочитала про растения, обитающие в этих краях, перед поездкой в Израиль?.. Оказалось, что плоды этой вредины-опунции еще и едят! Позже я видела, как местные мальчишки, используя консервную банку, собирали плоды. Чтобы удалить мелкие колючки, плоды вымачивают в соленой воле. Вернувшись домой, я немедленно проделала эту процедуру со своими руками.
     Так закончился мой первый день в Израиле.

 

   
 
 
 

 

 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить