15.05.2010 г.

  На главную раздела "Путешествия и приключения"


 

Голландские зарисовки Из путевых заметок автора

 

Аэропорт

 
       Итак, я еду в Голландию. Билеты, виза – в кармане. Самолет ждет на взлетной полосе.
Взлетели.
      Вот знаменитый Амстердамский аэропорт. Несколько этажей-уровней. Целый город! Как тут не раскрыть рот от изумления…

      Конечно же, несколько человек с рейса, и я туда же, немедленно потерялись. Эх, русские тетки!.. Из самолета вывалились и так растерялись, что срочно всем потребовалось в 00-Ж. А где его тут найдешь?
      Английский у всех в зачаточном состоянии, в лучшем случае на людоедском уровне. Но побежали. Куда глаза глядят. А глаза глядели в спину таких же торопливых русских мужиков с того же рейса, которые, судя по всему, уже знали, где замаскировалось это замечательное заведение. Бежим, не чуя ног, одержимые одной идеей! Про чемоданы забыто – не до того. И тут, о, ужас, вдруг стало как-то темновато – это толпа  негров-путешественников поглотила наших мужиков. Сознание помутилось. Мы встали как вкопанные, а опомнившись, тут же завертелись на месте, ища помощи и изо всех сил вытягивая шеи, чтобы узреть в этой черной толпе русые чубы соотечественников.
      Наконец, кто-то из теток издал радостный вопль, заметив одного из наших товарищей, который солидно приосанившись, важно выходил из вожделенных чертогов, имя которым, ну да, угадали – общественный туалет  амстердамского аэропорта.

      Чемоданы могли бы стать собственностью этого чудовищного аэропорта, если бы мы не проявили упорства в поисках места их выдачи законным владельцам, на что ушло не менее часа.
      Надо сказать, что тех, кто должен был встретить меня в аэропорту, я никогда не видела, отчего моя задача найти их в этих необъятных просторах, выглядела по меньшей мере абсурдной.      Однако, эти неизвестные мне люди, в числе других встречающих, целых два часа торчали у одной из стоек информаторов, вместе со всеми поджидая толпу таких же дураков, как я.
      Вместе с другими несчастными тетками, «нагруженная» маленькой котомкой, я подлетела к стойке, сочинив на ходу какой-то дурацкий текст объявления. Пока я жалко причитала возле стойки, объясняя кто я такая и что мне нужно, мои встречающие вдруг поняли, что одна из дурных русских теток, бестолково осаждающих стойку – это я.
      Мы встретились. А что еще надо страждущему путешественнику?!.

Прелести провинциальной жизни



      Мои новые знакомые жили в небольшом населенном пункте. Назвать этот место селом, поселком, или тем паче деревней – язык не повернется. Здесь было все необходимое для обывателя и даже больше.  Норка их пент-хауса была двухэтажной и довольно уютной. Широкий коридор разделял помещение на два крыла и  соединял два входа, один из которых выходил на чистенькую улочку, а  другой – в небольшой уютный дворик.
      Совершив экскурсию по дому, мы  вышли во двор. Здесь царил сущий бедлам – беспорядочные дорожки между бесформенными грядками, на которых кроме мокрицы ничего путевого не просматривалось, безхозная рассохшаяся бочка каких-то немыслимых размеров, пара ржавых ведер, груда картонных коробок. И только в дальнем уголке обнаружилась беседка, увитая одичавшим хмелем, где красовался   небольшой мраморный столик и пара кресел а ля-старина  с витыми ножками, что никак не вязалось ни с беседкой, ни, тем более с тем, что ее окружало.
     Соседи справа и слева имели ухоженное задворье, заполненное цветущими кустами каких-то растений, небольшими аккуратненькими овощными грядками, посадками клубники и благоухающими  роскошными цветниками. 
     Наше появление во дворе не осталось незамеченным. Из-за низкого заборчика  сосед-голландец – старик с ангельскими голубыми глазами, - раскланялся с нами, а через минуту  принес угощение: миску оладушек, щедро покрытых сметано-малиновым соусом, и целую корзиночку крупной клубники. «Для гостьи из России», как перевели мне мои знакомые. Разделить с нами трапезу сосед вежливо отказался.  Мы вернулись в дом.
     Было утро и все сели завтракать. Хозяева дома устроили себе выходной день,  и можно было никуда не торопиться.
      
     Через какое-то время раздался звонок у входа с улицы. Мои знакомые переглянулись и замерли, приложив палец к губам. Кто-то настойчиво трезвонил, а мы сидели, неизвестно зачем тихо притаившись, за столом. Когда звонок умолк, мои знакомые, ничуть меня не стесняясь, начали эмоциональную перепалку на английском, из чего мне стало ясно, что они выясняют отношения из-за какой-то несвоевременной социальной уплаты. Немного успокоившись, глава семейства сбегал к входной двери, выглянул в щель и, удостоверившись в том, что опасность миновала,  принес четыре разноцветные папки. Разборки полетов возобновились с новой силой, и я предпочла убраться в отведенные мне апартаменты.
     Мне хотелось знать все нюансы жизни соотечественников в Голландии, и позже мои знакомые удовлетворили мое любопытство относительно этого инцидента.
     Приходил чиновник по налогам. Налоги в изобилии снимались в нужное время, а если случалась просрочка уплат, то поначалу об этом сообщалось телефонным звонком, потом письменным уведомлением и, наконец, личным посещением налогового чиновника. На все эти случаи мои знакомые имели четыре папки, окрашенные в три светофорных цвета и черный цвет. Папки были набиты всякими бумажками и счетами. На первой из них -  зеленого цвета, - детской рукой дочки хозяев была выведена на русском языке надпись «Еще не вечер». На желтой папке красовался призыв -   «Пора!»,  на красной – «Уже идут», на черной – «Уже поздно».
     Отсутствием юмора бывшие соотечественники не страдали…   
 
     После завтрака наступило состояние приезжего человека, до которого наконец-то дошло, что все дела остались где-то далеко-далеко и во времени и в пространстве. Ни о чем больше не думалось. Сонливое  умиротворение все больше сковывало меня по рукам и ногам, и я вяло отвечала на вопросы моих знакомых. Еще немного, и все закончилось бы мирным сном под столом, если бы хозяева мои не сжалились и не отправили бы меня на второй этаж «отдохнуть с дороги».
     Разбудили  детские голоса – это пришли из школы дочь моих знакомых  - Женя и ее подружка Сюзанна. Девочки учились во втором классе. Они что-то взахлеб рассказывали  хозяйке дома, а она громко выражала свое удивление. Девочки говорили на голландском, а мама Жени – на русском. Я спустилась вниз. И не зря: я узнала много интересного.
     Оказалось, что любимая учительница девочек год назад вышла замуж и через пару дней  после регистрации  пришла в свой класс вместе с женихом - учителем географии в той же школе. Оба были в свадебном наряде. Учительница рассказала, какие свадебные обычаи распространены в мире, и как это происходило в их случае.
     Когда наступила беременность, учительница приходила в класс повидаться со своими детьми и рассказывала им о постепенном развитии своего ребенка.
     И вот ребенок родился. Учительница сегодня пришла с ним в класс после уроков и показала детям своего сына, а потом показала, как она его кормит. Желающим разрешили подержать ребенка в одеяльце. И это захотели сделать даже мальчики. Дети были в восторге!..
     Честно говоря, узнав все это, я вначале потеряла дар речи и  не знала, как к этому относиться. Но душой почувствовала сразу – это правильно и здорово!.. Чистоту, естество, и в первую очередь - любовь, – вот что показала детям учительница.

     После обеда в сопровождении девочек я отправилась на прогулку по окрестностям.
     Девочки привели меня в небольшой деревенский зоопарк, представляющий  собой отгороженный участок местности, где свободно бродила разнообразная живность, среди которой бегали, ползали и играли в общие игры разновозрастные дети. Рядом находились надзирающие за порядком взрослые.
     Возле домика, где готовилась пища для животных, суетился выводок перепелок, бродили разнокалиберные куры, а рядом горделиво расхаживали парочка павлинов и несколько фазанов.
     Надутый важностью индюк, окруженный изумленными детьми, показывал свой бойцовский нрав в поединке с другим индюком. Возле небольшого пруда возлежали несколько гусей и стайка уток. По краю пруда бродили цапли, а в небольшом загоне гуляли страусы.
     Живность покрупнее была представлена разнопородными морскими свинками, кроликами, козами и овцами. Были здесь и коровы, и лошади, и пони, ослик с осленком - почти весь набор домашних животных, и даже одна совершенно ручная зебра. Вдалеке красовался под деревом настоящий двугорбый верблюд.
     Позже я узнала, что это большое хозяйство содержится на муниципальные средства и на пожертвования, которые в виде кормов в поочередном порядке делают местные жители, если можно так выразиться - «по дворам».  В таком же порядке существует и поочередность в исполнении обязанностей по уходу за животными, что осуществляется силами детей старше 14 лет.
     Больше в этот день я ничего не успела посмотреть. Простодушно влившись в юный коллектив «натуралистов», я  весь оставшийся день  сюсюкала с живностью…

     Последняя пикантная особенность местных нравов открылась поздним вечером. У моих хозяев был огромный кот. Накануне он потерял колокольчик. Ну, казалось бы, подумаешь, - пустяк. Да и на что он коту сдался, этот колокольчик! Чтобы не потеряться? – Вряд ли. Во время дневной прогулки я успела заметить, что все кошки, попавшиеся мне на глаза, имели на шеях маленькие колокольчики. Судя по тому, как бурно обсуждалась потеря, колокольчик явно играл не последнюю роль в жизни семейства.
     Не удержавшись, я поделилась своими наблюдениями за местными кошками и спросила зачем же все таки нужен коту колокольчик. Ответ привел меня в полный восторг. Хозяйка посмотрела на меня как на школьника-двоечника и бросила
- «Это чтобы птички улетали!»…

     Я провела бессонную ночь, размышляя о судьбах России!..

 
 
 
 
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить