25.05.2010 г.

  На главную раздела "Публицистика"


 

Ее будут втягивать в НАТО любой ценой, но у страны нет шансов стать членом Евросоюза

Александр Запесоцкий, академик Российской академии образования

 

 

        Недавний конфликт вокруг транзита российского газа по территории Украины высветил тревожную ситуацию. Складывается впечатление, что это не столько симптом экономических разногласий, сколько новая фаза в реализации некоего геополитического сценария.

       По нему Украине суждена роль новой зоны нестабильности - того, что пока не получилось у Запада на Тибете, но уже реализовано в Югославии и на Кавказе.

       Толчком для размышлений на эту тему для меня послужила статья Игоря Юргенса "Газ на вдохе, нефть - на выдохе" ("Российская газета", 23 января 2009 года). Игорь Юрьевич пишет, что перед Россией встала еще одна внешняя угроза: "мы выиграли пропагандистскую "битву" с украинцами за европейский транзит, но сам факт... грозит нам серьезными проблемами. В этих условиях Европейский союз, а возможно, и стоящие за ним Соединенные Штаты могут поставить территорию Украины под свой контроль. Сначала под предлогом присмотра за газовыми трубами, а там недалеко до интеграции в ЕС, а затем и в НАТО".

       Насколько вероятен такой ход событий и по какому сценарию они могут пойти? Мне представляется уместным посмотреть на эту ситуацию с учетом материалов дискуссии о строительстве новой геополитической архитектуры, которая несколько лет ведется в Петербурге на майских Международных Лихачевских научных чтениях.

       Ее участники - крупнейшие специалисты с мировыми именами: от профессора Йельского университета Иммануила Валлерстайна (США) до китайского академика Ли Цзин Цзе. В 2008 году диалог вели свыше 40 членов российских государственных академий наук разного профиля, примерно полсотни университетских профессоров из стран Запада, Японии, Индии, арабского мира, СНГ. В чтениях участвовали бывший генеральный директор ЮНЕСКО Федерико Майор и Вальтер Швиммер, который был генеральным секретарем Совета Европы в 1994-2004 годах. Активно обсуждались доклады экс-президентов Португалии, Индонезии и Киргизстана - Жоржи Сампайю, Мегавати Сукарнопутри и Аскара Акаева. Подобная концентрация интеллектуалов, причем далеко не во всем единомышленников, дает возможность посмотреть на острейшие международные проблемы под разными ракурсами, примерив к ним практически весь спектр основных течений современной гуманитарной мысли. И под таким углом зрения развитие событий на Украине может обрести несколько иную перспективу. Видимо, у этой страны практически нет шансов попасть в ЕС. Но Запад будет стремиться втащить ее в НАТО почти любой ценой, не останавливаясь перед культурным геноцидом миллионов проживающих там этнических русских и оказывая сильнейшее давление на Россию.

       Наша страна уже имеет у своих границ в Восточной Европе тлеющий очаг нестабильности - раздираемую этническим конфликтом Балтию с ее безнадежно депрессивной экономикой. Но он находится за границей ЕС, что существенно снижает уровень "головной боли" Российского государства. Украина же как член НАТО, не принятый в ЕС, - потенциальный кошмар для России, все масштабы которого пока у нас, похоже, никем не осмыслены.

       Новейшая история перекраивания карты Европы дает несколько примеров развития отношений отдельных государств с ЕС и США. Назовем хотя бы Балтию, Грузию, Турцию и Югославию. Как стало очевидно после роспуска Варшавского договора и распада СССР, включение новых членов в ЕС никаких особых выгод не сулит. Первоначально Старая Европа вкладывает некоторые государственные средства своих стран в изменение инфраструктуры новичков. Затем наиболее рентабельные базовые отрасли приватизируют частные фирмы Старой Европы, а малорентабельные ликвидируются. Местному населению отводится роль обслуживающего персонала и рабочей силы на экспорт.

       Но даже при такой выгодной для Запада модели расширения ЕС ресурсы Евросоюза уже исчерпаны. К тому же объединенной Европе приходится брать на себя определенную ответственность за происходящее на присоединенных территориях и финансировать некоторые проекты во избежание социальных катастроф на своих задворках. Кстати, после недавних событий в Латвии, Эстонии, Венгрии эти проблемы, видимо, заставят руководство ЕС всерьез задуматься о негативных последствиях расширения. Так нужна ли Евросоюзу Украина с ее клановой междоусобицей, религиозными распрями, с промышленностью, не способной работать без дотаций России, с сельским хозяйством, не способным конкурировать с Болгарией, Грецией, Италией, Испанией? Нужна ли ЕС еще одна провинция без энергоресурсов, практически - без полезных ископаемых?

       Даже Турции, значительно лучше подготовленной к вступлению в ЕС, ближайшие десятилетия (читай - навсегда) стать членом ЕС не удастся. И неизвестно на самом деле, собирались ли ее вообще туда принимать или просто вели большую игру, заставляя действовать в удобном для Запада режиме - как это имело место с СССР в горбачевский период.

       Можно ли вообще верить намерениям, провозглашаемым Западом? В этом плане весьма поучителен опыт нашей перестройки. С нами тогда велось много разговоров об Общеевропейском Доме, в котором все страны будут равны. Рейган твердо обещал (и это зафиксировано документально), что НАТО будет распущено одновременно с Варшавским договором. Затем Запад гарантировал, что только Восточная Германия, объединяясь с Западной, войдет в НАТО, но дальнейшего расширения этого восточного блока не будет. Потом зашел разговор о дальнейшем расширении НАТО, но без создания в Восточной Европе военных баз. Что из всего этого получилось, мы сегодня видим.

       Вариант, при котором Украина остается за порогом ЕС, но отгораживается от России и предоставляет свою территорию для баз НАТО, Западу значительно дешевле. И скорее всего является программой максимум для сил, управляющих ЕС.

       По мнению ряда специалистов, концепция Общеевропейского Дома была утопией изначально, потому что сам Запад как таковой в исторически сложившейся конфигурации не является объединением равноправных стран или народов. Им управляет так называемая Новая Британская империя - главный геополитический и экономический субъект современного мира, образованный после Второй мировой войны крупнейшими британо-американскими корпорациями и банками.

       По сути, вся современная геополитика Запада, все его практические шаги находят объяснение в теории гарвардского профессора Самуэля Хантингтона. В начале 90-х, в момент стремительного, неожиданного распада СССР и крушения модели биполярного мира, политическая элита США и Западной Европы была к этому не готова. Казалось, действия Запада осуществляются на основе некоего набора ситуативных сценариев, сложенных "на всякий случай" интеллектуалами-фантастами в запылившихся, не проветриваемых со времен 50-х годов кладовых ЦРУ. Но летом 1993 года в журнале Foreign Affairs была опубликована статья Хантингтона "Столкновение цивилизаций". Центральным и наиболее опасным аспектом посткоммунистической ситуации в мире был объявлен конфликт между группами различных цивилизаций. Хантингтон насчитал таковых 7-8 и опубликовал соответствующую карту мира. За основу для деления были взяты язык, религия, история. США провозгласили себя победителем в противоборстве с СССР, лидером "западной цивилизации" и начали насильственно внедрять свою модель демократии и либерального капитализма по всему миру.

       Теорию Хантингтона сегодня немало критикуют. Больше всего - за культивирование предопределенности конфронтаций по линиям межцивилизационных разломов. Но одним из самых интересных становится вопрос: где они проходят? Сам профессор относит Россию, Украину, Белоруссию к "славянской цивилизации" и утверждает, что она коренным образом отличается от "западной". В контексте этой теории можно легко объяснить, почему нынешние ставленники Запада, руководящие Украиной после "оранжевой революции", так много внимания уделяют трансформациям в области трех важнейших сфер культуры: языка, религии и истории. Что, Украину перетаскивают в пресловутую "западную цивилизацию"? В это можно было бы поверить, если бы не одно обстоятельство: в теории Хантингтона четко говорится о том, что перемещение страны между цивилизациями в современных условиях практически невозможно. Значит, задача заключается не в том, чтобы присоединить Украину к ЕС, а в том, чтобы оторвать ее от России, максимально ослабить "славянский блок". И на всякий случай торпедировать евразийский проект экономической интеграции нашей страны со Средней Азией.

       Дело в том, что у "не-Запада" - Китая, Индии, арабского мира - помимо сопротивления вестернизации существует еще и четко осознанная потребность в модернизации, перестройке жизни на современный лад. В постсоветской Средней Азии, отказавшейся в 1990-е годы от кириллицы в пользу иных алфавитов, обнаружились в последнее время невозможность вестернизации по западному образцу и желание модернизироваться вместе с Россией. Некоторые эксперты полагают, что экономическая интеграция основной части бывшего СССР - дело очень выгодное и практически неизбежное, если препятствия тому со стороны Запада не увенчаются успехом.

       В этой связи становится более понятно, зачем власти Украины нанесли такой колоссальный ущерб будущему своей страны, стимулируя газовым конфликтом строительство сразу трех трубопроводов в обход собственной территории. Видимо, проект "Набукко" нужен Западу не столько для поставок газа, сколько для ослабления пророссийской интеграции Закавказья и Средней Азии.

       Очевидно, что самым действенным средством усиления международного влияния России является ее внутреннее усиление, развитие. И в этом я совершенно согласен с Игорем Юргенсом. Во внешнеполитическом плане, думается, нашей стране следует решительно препятствовать "деславянизации" и маргинализации Украины, превращению ее в зону нестабильности. 52,8 процента населения этой страны используют русский язык как основу повседневной жизни, фактически являются этническими русскими.

       Необходимо решительно выступить в защиту прав этих людей на родной язык, свою религию, подлинную историю. Необходимо на международном уровне отстаивать право любого человека на его культуру. Следует иметь в виду, что в современных условиях культурный фактор, фактор идентичности действительно принимает значение не меньшее, чем экономический или военный. Россия - страна великой культуры. И это обстоятельство должно определять ее роль в мировом сообществе не меньше, чем ядерное оружие или запасы нефти и газа.

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить