11.09.2010 г.

  На главную раздела "Экология сознания"


    

Тайны древних строителей


Часть 8

Еще один инженерный мастер-класс

        Стены Саксауамана поражают воображение своей мощью. Три их гигантских кольца поднимаются одно над другим по склону горы. Самая высокая, наружная стена, имеет 40 выступов. 

        Величина каменных блоков обескураживает. Некоторые достигают в ширину трех, а в длину восьми метров. Вес отдельных камней тянет тонн на двести. Проводник Хавьер был очень доволен впечатлением, которое произвел на нас этот доисторический гигант. И чтобы усилить его еще более, он прочитал нам строки испанского хрониста Гарсиаса де ля Веги: «Первая стена демонстрирует мощь власти Инков. И хотя две другие не меньше первой, но первая поражает воображение своей грандиозностью и величиной камней. Трудно поверить, что из таких громадин вообще можно строить. Когда смотришь на эти стены, они внушают ужас. Вспоминаются легенды о циклопах». Точно так же, как испанского хрониста в 16 веке, современных наблюдателей поражает только огромность этих стен. Но нас интересуют строители этого гиганта и их технологии. Поэтому посмотрим на Саксауман с другой точки зрения. Чтобы увидеть кое-что еще кроме этого. Словом, постараемся взять у древних строителей мастер-класс по их немыслимым технологиям.  Постараемся проникнуть в их технологические сектеты.

        Поскольку Куско и Саксауаман вписаны в единый рисунок, то есть составляют единый комплекс из двух объектов, то, естественно, предположить, что строились они  одной «строительной бригадой», говоря современным языком, по единому проекту и единым технологиям. Нет ничего удивительного в том, что в укладке фундамента и крепостных стен много общего.

        Однако, предназначение крепостных стен и фундамента – разное, они решают разные задачи, поэтому, естественно, что в технологии укладки камней заметна некоторая разница. А вот задача строителей не изменялась, то есть они должны были возвести крепостные стены в той же самой сейсмически неспокойной местности, и их конструкция должна быть столь же прочной и долговечной, как конструкция фундамента города. Понятно, что крепость должна быть не менее, а еще более прочной, чем город.

        Составные прочности остались те же самые.  И мы их помним – это вес каждого камня, его многоугольная форма, чтобы осуществить сцепление между собою отдельных деталей конструкции, ну и ее подвижность. Интересно, посмотреть, как это выполнено в вертикальной постройке, и какие внесены технологические изменения. Стены же, в отличие от фундамента, ставятся перпендикулярно поверхности земли , по направлению вектора сил тяжести.  Поэтому при землетрясении стены больше подвержены разращению, чем фундамент. Поэтому для укладки стен крепости применена более сложная технология, чтобы обеспечить им толь же высокую степень сейсмостойкости, что и фундаменту, который укладывается параллельно поверхности земли. И это обстоятельство должно некоторые  новые штрихи в  технологию укладки, ну а для нас и новую информацию о самих древних строителях.

Подтвердится ли эти теоретические догадки на практике?


        Мы подошли к самой стене крепости. Глядя на исполины, из которых стена сложена, трудно даже представить, как можно использовать их в качестве строительного материала. Если бы крепость обороняла от людей, одного такого кольца было бы вполне достаточно.  Но строители возвели целых три кольца суперпрочных крепостных стен. Суперпрочными я назвала их на том основании, что без всяких повреждений, они благополучно простояли века и  сегодня  стоят без всяких внешних изменений.

        Давайте вместе со мной рассмотрим первое кольцо. Остальные, поверьте мне на слово, построены по тому же принципу. Огромные многоугольные валуны пригнаны друг к другу с невероятной, просто фантастической точностью и искусством, и так плотно, что на стыке ни одна травинка не выросла. Впрочем, не везде. В некоторых перпендикулярных земле стыках, растительность имеется, правда, едва заметная травка, проросла в некоторых местах. Несомненно, камни стыкованы таким же образом, как фундаменты Куско, углами и сторонами. И тут я заметила, что не сторонами, а гранями. Валуны огранены! Уже этим кладка стен крепости отличалась от кладки фундаментов. Я присмотрелась, все пристальнее.

        Уже только одно это показало направление поиска.  Стыковка деталей конструкции произведена иначе. Итак, первое отличие, детали совмещаются между собою по линии грани, практически, представляющей собою прямую линию. Нет, вы только себе представьте технологию огранки  каменной глыбы весом в 200 тонн. А их, таких, правда, одни поменьше, другие крупнее, столько, что возведено три кольца стен,  одно над другим по склону горы.

        Более сложной является и композиция конструкции.
        Если в фундаменте все камни находятся в подвижности, по крайней мере, мне так показалось, ведь всего фундамента не разглядишь, потому что на них стоят здания. Но конструкция хорошо видна сбоку. Поэтому видно, что она состоит их отдельных многоугольных камней, точно пригнанных друг к другу и сцепленных своими углами.

        Стена уложена иначе. Отдельные камни скреплены между собою неподвижно в сборные блоки  по 3-4 камня в длину и  3-5 в высоту, то есть, по 12-15 камней, в каждом. А вот эти сборные блоки имеют между собою подвижность, но разную. Вся стена собрана из таких вот сборных конструкций. Зачем?

        Ну, чтобы увеличить вес подвижных составляющих и создать между ними особую подвижность при землетрясении, сместившись при толчке они могли вернуться  на место под силой своей тяжести.  Именно эта сила не позволяет им уйти от места стыковки дальше, чем возможен обратный ход. Стыковка таких блоков между собой осуществлена по-разному. Я заметила три разных вида. Первый, когда между блоками поставлена глыба цилиндрической формы, по высоте равной двум или трем стыкованным перпендикулярно камням. Этот каменный цилиндр позволяет сборным блокам с права и слева от нее двигаться, как по круглой рельсе, в 4-х направлениях: вверх , вниз,  вперёд , назад. Второй, там, где движение совершается не в четырех, а только в двух направлениях, сборные блоки стыкуются  между собою так , чтобы на уровне линии горизонтальной стыковки камней в одном сборном блока находилась середина камня другого сборного блока. Это хорошо видно на приведенной фотографии. То есть, предыдущий сборный блок опущен на полкамня, по отношению к последующему, а  тот, который состыкован следом, может быть на полкамня поднят.  И так до тех пор, пока не потребуется следующий цилиндр или  выступ стены. Выступ, это третий вид стыковки. Таких выступов в первом кольце -40. Как правило, именно в этом месте ставится каменный «цилиндр». Но он стоит не во всех выступах, а через два.

        Это говорит о том, что строители пользовались точнейшими математических расчетами, при своей работе, скажем, силы нагрузок на конструкцию в каждом ее критическом месте при колебании во время землетрясения. Инженеры  того времени, по-видимому, прекрасно знали не только сопромат, но и законы гравитации, и многое чего еще, о чем я не могу даже  догадаться, чтобы так точно рассчитать нагрузки по всей окружности крепостного кольца.

        Выходит, что блоки , из которых собрана стена,  могли двигаться в одних местах вверх-вниз и назад вперед; в других -только назад вперед или только вверх-вниз. А все кольцо, благодаря 40 выступам, могло еще складываться и раздвигаться как гармошка. Но, чтобы точно знать,  где быть выступу, где смещенной по высоте стыковке, а где должен стоять цилиндр, и нужно точно рассчитать. Нужны  точные математические формулы. И строители города-пумы их, несомненно, имели. Так что секрет долговечности заключен в этих формулах расчета. 

        Как я уже сказала, камни  в блоках, по12-15 штук, иногда больше, иногда меньше, скреплены неподвижно. То, что скрепляющего раствора не было применено, сомнений не вызывает. Но плотность стыков столь неправдоподобна, что казалось будто , камень  в процессе стыковки размягчался, а когда стыковка была осуществлена, он снова затвердевал. Я поделилась своим предположением с  Хавьером.

        — Не лишено здравого смысла, — улыбается он. Индейцы до сих пор пользуются соком какого-то местного растения, которое размягчает камень. Они натирают его поверхность этим соком и могут наносить рисунки и тексты, просто заостренной палкой, как по пластилину или размягченной глине. А через некоторое время камень снова становится твердым. Даже местные птицы знают свойства этого растения. Мне самому приходилось видеть в горах птичку, которая трет камень пучком травы, а потом выклевывает дупло. Не исключено, что древние строители знали об этом свойстве растений размягчать камень, и  создали на этой основе свои  технологии кладки.

       Не знаю, как вам, но мне трудно представить, как можно манипулировать многотонными каменными глыбами, придавая им задуманную не только многоугольную, но и граненую форму, чтобы оформить должным образом линию стыка. Как можно гранить валун весом в 200 тонн! Фантастика! Совершенная работа.

       Еще труднее задача стыковать составные блоки, собранные из нескольких таких  камешков. Да еще, эти блоки  так стыковать, чтобы они могли двигаться. Отклоняться от стыка и возвращаться на место. Причем, исполнить стыковку всех блоков конструкции с такой филигранной точностью! Я смотрела, и мой  ум отказывался верить моим глазам. Строители манипулировали  этими глыбами с такой  видимой легкостью, будто играли в детский конструктор, и строили крепость  из специально для этого созданных готовых деталей, да еще на  время работ «отключили»  гравитацию планеты.

       Саксауаман, без сомнения, представляет собою образец уникального инженерного и строительного искусства. Построить такую стенку - конструкторская задачка, не из простых. Зато для тех, кто ее решил, в качестве награды «выдается медаль вечности» на созданное произведение.

       И все же так хочется понять, как? Ну как им удалось решить столько, казалось бы неразрешимых задач? Не забывайте рисунок! Ведь Саксауаман – это еще и почти скульптурная голова пумы. Воображение пасует, невозможно представить эту технологию пригонки. Если конечно не поверить, что эти валуны делались искусственно, действительно,  как детали детского конструктора специально, чтобы этот рисунок сложить. Тогда , в процессе создания этих «деталей» должна была решаться и задача многоугольной формы, и огранки этих составляющих конструкции. Ну а расчеты и все остальное, что придает стене идеальную прочность, сейсмостойкость и позволяет создать нужный рисунок, все эти задачи под силу решить только кибернетической технике и специальным компьютерным программам. Для компьютерной программы форма особого значения как вы знаете, не имеет. Например, имея компьютерную программу «Редактор», для меня не представляет никакой сложности сформатировать текст. Нажму кнопку - и он будет центрирован, нажму другую -  текст  выстроится  по линии слева или справа,  а если захочу, то помещу его в рамку, полагаю, что при добавлении функций в программу форматирования, текст можно вписать в любой рисунок. Любая форма создается элементарно, если она предусмотрена программой.

       Если, конечно, самым мощным компьютером не был мозг самого строителя, а его ум совершенным программистом.
       В какие же времена все это происходило на нашей планете? Каким уровнем сознания должны были обладать носители /Разума тех сообществ, если обладали столь фантастическими с нашей точки зрения техническими возможностями, что было возможно все то, о чем мы сейчас говорили?



    


В начало                Продолжение

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить