23.04.2010 г.

  На главную раздела "Экология сознания"


Оглавление:


Интервью Старейшины американских индейцев

(О чем говорит последняя дата «цолькина» 21.12.12)

 

 

Неожиданная встреча


       Не прошло и двух месяцев после одного путешествия, как нас снова потянуло в дорогу. На этот раз в плане был Юкатан, мексиканский полуостров, где сохранилось много майяских древних городов и пирамид.

       До Канкуна мы добрались самолетом. Взяли в аэропорту машину напрокат и покатили на встречу с майя.
Несмотря на то, что наша машина мчалась со скоростью 120 км в час, мое нетерпение было так велико, что мне казалось, она едва движется, и само время, замедляя свой бег, вот-вот остановится. Помню, как встрепенулось мое сердце, как напряглись ум и чувства, когда вдали показался давно знакомый и вот теперь такой близкий Тулум.

       Тулум, как говорится в древней майяской книге «Пополь Вух», – «одна из четырех дверей между мирами». Он был построен Балам Кичех, и майя  вошли на Юкатан через эту дверь. Это были уже  «исторические майя», их так называют потому, что то время было уже в поле зрения официальной истории. Так вот, то, что они пришли на Юкатан именно в этот заброшенный город, доказывает та же книга, в которой говорится, что «только летучие мыши встретили их», то есть, в нем никто не жил. Была ли в том месте, где он находился, дверь между мирами, существует ли теперь, или это только художественный образ майяского летописца, я не знаю. Но для нас с Эдуардом Тулум стал действительно дверью на Юкатан, в таинственный мир майя.

       Стоит прикрыть глаза – как всплывают незабываемые  картины, запахи, звуки.
Никогда не сотрутся из памяти мои первые впечатления. Слепящее, обжигающее солнце, раскаленный песок, бирюзовое море, темно-зеленые пальмы, извилистая линия бухты, обрамленная строгим узором скал, белый песок  и без единого облачка – небо… Крохотный отель под тростниковой крышей на пустынном пляже… шелест волн, набегающих на песок, ароматы цветов и трав… терпкий вкус кофе на балконе нашего номера…
 
       Разве можно забыть мистерию красок, сопровождающую вечернее купание Светила в прозрачных водах перед закатом! И сейчас стоит перед глазами лучезарность прекрасной его подруги, полной Луны, которая явилась следом, чтобы под покровом темноты снять паранджу со своего сияющего лица и взглянуть на себя в зеркало бухты… Таинственные звуки, терпкие запахи, мириады ярких разноцветных звезд, украсивших небесный наряд Волшебницы-Ночи подобно бриллиантам. Наверное, нет на Земле места красивее, чем это, и именно его майя выбрали для себя.  Индейцы говорят, что красота места – показатель его здоровья, впрочем, как и человека.

       Тулум, Паленке, Ушмаль, Чичен-Итца, Майяпан и другие менее крупные, менее известные города, хотя столь же восхитительные образцы уникальной архитектуры… Я кожей улавливала тепло, исходящее от каменных дворцов, пирамид и стен. И это ощущение рождало иллюзию, что они Живые… Мне казалось, что эти древние, созданные людьми строения, давно покинутые ими, продолжают жить своей обособленной, тайной жизнью…

       Мы провели на этом фантастическом полуострове, в этом полуреальном, полумистическом мире несколько незабываемых дней. И на обратном пути я ощущала себя драгоценным сосудом, наполненным амритой изысканных для меня впечатлений…

       А в Боготе, столице Колумбии, где мы тогда жили, нас ждал сюрприз, еще один подарок судьбы, который «поставил точку над и» в нашем путешествии по «следам майя». На Юкатане мы встретились с искусством майяских архитекторов и строителей, а здесь, в колумбийской столице, в центре древних культур «Чагат», где мы  с Эдуардом вели занятия, нас ждала встреча с их живыми потомками. Не успели мы войти, как нам сообщили, что здесь остановились на несколько дней 36 шаманов майя – практически из всех американских стран. Это были активисты экологического движения, среди которых находились и целители, и служители культов разных рангов.

       Я даже не могла мечтать, что судьба подарит мне встречу с самим главой индейцев двух Америк, Верховным Жрецом (так я его назвала про себя и, как оказалось потом, не без основания, хотя  официально такой «должности» в обществе майя сегодня нет).

       Мы как будто знали об этом и, нигде не задерживаясь, мчались в Боготу и возвратились в тот самый день, когда они приехали с Амазонки. Администратор центра подвел меня к индейцу, одетому в традиционный  костюм, и познакомил нас.

       – Натали, – сказал он, – это сеньор Серийо. Он по рождению принадлежит к клану Министров Солнечного Культа – Ах Кхи Кап. Избран двумя Конгрессами индейцев двух Америк на должность «Аnceano de dos Americos» («ансеано» – это значит «избранный»). Его майяское имя Вакатель Утиу, а светское имя, то есть по паспорту, – Алехандро Серийо Перес. Параллельно со своей должностью он сейчас возглавляет движение американских индейцев за спасение планеты от варварства людей. Так что он и вся группа активистов, которая перед тобою, только что возвратились со своей ежегодной экологической конференции, которая, по уже установившейся традиции, проходила на Амазонке.

       Я с интересом  перевела взгляд на большую группу индейцев. Одетые в свои традиционные костюмы, они стояли рядом. Клаус сказал, что здесь  только потомки майя. Однако все они были такие разные. Лица одних были типичные для индейцев, другие напоминали украинские и даже европейские. И одеты они были по-разному, каждый на свой лад. Я даже не могла предположить такое разнообразие типов представителей этого народа.

       И все же в их облике было нечто общее, наверное, это и называют внутренней силой. Они создавали вокруг себя атмосферу умиротворения…

       Сеньор Серийо все время, пока Клаус его представлял, спокойно смотрел на меня и едва заметно улыбался глазами. Он был невысокого роста, худощав, строен, одет в белый костюм, расшитый черными узорами, который удивлял чистотой, если учесть, что они только что вернулись с Амазонки. Волосы черные, гладкие, сверкающие, без седины. Лицо смуглое, спокойное. Глаза… глаза удивительные, может быть даже не глаза, а взгляд… Трудно сказать, сколько ему лет. Наверное, около пятидесяти, но можно дать и меньше, если учесть молодое, здоровое тело. А можно и больше, если принять в расчет вид мудреца.

       – По паспарту – 89, а по нашему календарю – третий цикл, –  сказал он, улыбнувшись, отвечая на мои размышления, улучив паузу в представлении.

Я даже вздрогнула от неожиданности.
«Откуда он знает, о чем я думаю?» – мелькнуло в голове. Но поскольку Клаус продолжал говорить, у меня не было времени по-настоящему удивиться, я только отметила, как факт, что он читает мысли.

       Для жителей Латинской Америки я, россиянка, была столь же экзотична, сколько для меня они. Россия все еще воспринималась ими как «страна, которая победила нищету и где воцарилась справедливость», и россияне поэтому заслуживали их уважения, несмотря на свою принадлежность к белой расе, которой индейцы не благоволят из-за безнравственного отношения ее представителей к планете. Сеньор Серийо, узнав, что я международный журналист, расспросил о моих интересах. С большим вниманием выслушал мой ответ на его вопрос, почему меня интересуют древние культуры. И почему меня так заинтересовала наука майя. Я говорила конкретно и искренне. Он это оценил. А меня удивил его прекрасный испанский. Я-то думала, что для нашего разговора потребуется переводчик. Клаус только улыбнулся.

       – Напрасно удивляешься, сеньор Серийо читает на математических и физических факультетах европейских университетов курс по «цолькину», причем в каждой стране на ее языке. Так что он владеет свободно не только испанским.

 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить