Светлана Бестужева-Лада
15.12.2014 г.

  На главную раздела "Православные страницы"


          Сказав это, Пресвятая Богородица стала невидима. Преподобный Сергий оставался в некоем неизреченном восхищении и, едва придя в себя, увидел, что послушник от страха лишился чувств. Преподобный поднял его, но послушник бросился в ноги старца:

          — Скажи мне, отче, что было за чудесное сие видение? Ибо душа моя от ужаса едва не разрешилась от тела!

          Но преподобный Сергий не мог еще говорить от движения духа; только лицо его светилось радостью.

          — Погоди немного, — сказал он ученику своему, — доколе успокоится дух мой от чудного видения.

          По кратком времени приказал он призвать двух иноков из братии, Исаакия и Симона, и возвестил им общую радость и надежду. Все вместе совершили они молебное пение Богоматери. Преподобный же Сергий всю ночь провел без сна, внимая умом божественному видению, размышляя о милости небесной.

          Это явление Пресвятой Богородицы преподобному Сергию, бывшее в 1385 году, в пятницу рождественского поста, изображено на особенной иконе, которая устроена из верхней гробовой доски преподобного, как свидетельствует о том надпись на задней стороне иконы.

          В 1446 году великий князь Василий Васильевич, будучи захвачен в Сергиевой лавре войсками Димитрия Шемяки и князем Иваном Можайским, заперся в храме Святой Троицы. Услышав, что его ищут, он отпер южные двери, взял икону, явление Божией Матери с апостолами преподобному Сергию, и встретил князя Ивана в дверях церковных, говоря:

          — Брат! Мы целовали животворящий крест и сию икону, чтобы нам не мыслить зла друг на друга.

          Князь Иван дал обещание не делать ему зла. Тогда великий князь поставил икону на прежнее место.

          Царь Алексей Михайлович брал эту икону в польский поход в 1657 году и по возвращении в 1659 году исповедал свою благодарность, приказав написать на самом образе, что по молитвам Пресвятой Богородицы и заступлению святых чудотворцев Сергия и Никона Бог даровал ему победу над королем польским и предал в его руки Вильну и другие города польские, литовские и немецкие.

          В 1703 году сей образ был послан в стан русский к графу Шереметеву и находился во всех походах войны с Карлом XII, королем шведским.

          В честь явления Божией Матери преподобному Сергию устроен храм в 1732 году в Сергиевой лавре. В память сего чудесного и радостного для обители явления совершается каждую субботу молебное пение пред сею иконою на том самом месте, где оно было.

          В 1812 году митрополитом Платоном послан образ был императору Александру I и вручен московскому ополчению. По изгнании врагов из России образ возвращен на место.

          Сергий Радонежский почитается Русскою православною церковью в лике святых как преподобный и считается преобразователем монашества в Северной Руси, величайшим подвижником земли Русской.

          Однако почитание Сергия Радонежского возникло раньше, чем появились формальные правила канонизации святых (до Макарьевских соборов* русская церковь не знала обязательной соборной канонизации). Поэтому нет документальных известий о том, когда и как началось его почитание как православного святого и кем оно было установлено. Возможно, что Сергий «сделался общерусским святым сам собою, по причине своей великой славы». Уже в 1427 году, спустя пять лет после обретения мощей Сергия, на его родине в Варницах был основан Троице-Сергиев Варницкий монастырь (ныне подворье Свято-Троицкой Сергиевой лавры).

          Но, например, Максим Грек (известный богослов-«нестяжатель») открыто высказывал прямые сомнения в святости Сергия. Причина сомнений была в том, что Сергий, как и московские святители, «держали города, волости, сёла, собирали пошлины и оброки, имели богатства».

          Церковные историки не дают однозначных сообщений о начале почитания Сергия Радонежского. Так, например, Е.Е. Голубинский упоминает две княжеские грамоты, написанные до 1448, в которых Сергий называется преподобным старцем, но считает, что в них он указан пока как местночтимый святой. По его мнению, фактом причисления Сергия к лику святых для общецерковного почитания служит грамота митрополита Ионы к Дмитрию Шемяке, датируемая 1449 или 1450 годом (неопределённость года вызвана тем, что неизвестно, когда именно старое мартовское летоисчисление было заменено сентябрьским). В ней предстоятель Русской церкви называет Сергия преподобным и ставит его рядом с другими чудотворцами и святителями, угрожая лишить Шемяку «милости» московских святых.

          Голубинский считает, что общецерковное прославление Сергия Радонежского вместе с преподобным Кириллом Белозерским и святителем Алексием было одним из первых деяний митрополита Ионы после возведения его на кафедру.

          Светские историки отмечали, что Сергий причислен к святым исключительно по политическим мотивам, одной волей великого князя Василия Темного. Великий князь включил Сергия в число московских святых не специальным актом, а по частному случаю, в договорной грамоте с князем Иваном Можайским в 1448 году.

          Но и церковные, и светские источники в данном случае представляют интерес лишь постольку-поскольку, ибо, как отмечалось выше, Сергий Радонежский стал преподобным и «народным святым» едва ли не сразу после своей кончины. И помимо духовной памяти оставил еще и вполне рукотворные памятники православию на Руси.

          Кроме Троице-Сергиева монастыря, Сергий основал ещё несколько монастырей (Благовещенский монастырь на Киржаче, Старо-Голутвин близ Коломны, Высоцкий и Георгиевский монастыри на Клязьме). Во все эти обители он поставил настоятелями своих учеников.

          Те, в свою очередь, основали уже более сорока обителей, из которых, в свою очередь, вышли основатели еще почти пятидесяти монастырей. Перечислить их все в рамках данного очерка невозможно, поэтому я назову лишь несколько наиболее известных.

          Преподобный Авраам Галицкий, называемый также Городецким и Чухломским, который был одним из первых учеников и постриженцев преподобного Сергия, из обители Сергия Радонежского удалился в Галицию. Он основал четыре обители: монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы, монастырь Положения пояса Богоматери, монастырь во имя Собора Богоматери и обитель в честь Покрова Пресвятой Богородицы, где и скончался.

          Преподобный Павел Обнорский или Комельский, который был келейником у самого игумена Сергия, со временем испросил у старца благословения жить в уединении в окрестных лесах. Основал общежительный монастырь во имя Живоначальныя Троицы.

          Преподобный Савва Сторожевский, после смерти преподобного Сергия шесть лет управлял Лаврою, а в 1398 году основал близ Звенигорода на горе Стороже монастырь во имя Рождества Богородицы.

          Преподобный Феодор, в миpу Иоанн, родной племянник преподобного Сергия, стал в 1379 году основателем Симонова монастыря в Москве.

          Братья Кирилл и Ферапонт Белозерские основали в 1397 году знаменитый Кирилло-Белозерский монастырь. Обитель рано стала одним из важнейших книжных центров России. К концу XV века здесь хранилось 210 рукописей. Первой каменной постройкой монастыря был возведенный артелью ростовских мастеров Успенский собор.

          И начало всему этому расцвету православия на Руси было положено тогда, когда получивший благословение свыше инок Сергий начал создание в глухом лесу обители во имя Святой Троицы, которая и сейчас является одним из центров духовности России.

          P.S. В журнале «Наука и религия» (№ 6, июнь 1998 года) было опубликовано интервью с Павлом Васильевичем Флоренским, известным учёным и внуком священника Павла Флоренского. П. В. Флоренский рассказал семейное предание о том, как в Лазареву субботу 1919 года (согласно официальному советскому изданию «Революция и церковь», вскрытие мощей преподобного Сергия происходило поздно вечером 11 апреля 1919 года, в Лазареву пятницу) отцу Павлу Флоренскому стало известно о готовящемся властями вскрытии мощей преподобного Сергия, которое должно было состояться перед Пасхой. Дальнейшая сохранность мощей оказалась под большой угрозой.

          По словам П. В. Флоренского, вскоре в Троице-Сергиевой лавре состоялось тайное совещание, в котором приняли участие отец Павел Флоренский, наместник Лавры отец Кронид, член Комиссии по охране памятников истории и старины Троице-Сергиевой лавры Ю.А. Олсуфьев и, вероятно, члены Комиссии граф В. А. Комаровский, а также С. П. Мансуров и М. В. Шик, которые впоследствии стали священниками.

          Участники совещания тайно проникли в Троицкий собор, где, прочитав молитву у раки с мощами Преподобного, заменили главу святого головой погребённого в лавре князя Трубецкого. Главу преподобного Сергия Радонежского временно поместили в ризнице. Вскоре граф Олсуфьев переместил Главу в дубовый ковчег и перенёс к себе домой (Сергиев Посад, улица Валовая). В 1928 году, Олсуфьев, опасаясь ареста, закопал ковчег у себя в саду.

          В 1933 году после ареста отца Павла Флоренского граф Ю. А. Олсуфьев бежал в Нижний Новгород, где посвятил в эту историю Павла Александровича Голубцова (будущего владыку Сергия — епископа Новгородского и Старорусского). П. А. Голубцову удалось переместить ковчег с главой преподобного Сергия из сада графа Олсуфьева в окрестности Николо-Угрешского монастыря под Москвой, где ковчег находился до окончания Великой Отечественной войны.

          Вернувшись с фронта, П. А. Голубцов передал ковчег Екатерине Павловне Васильчиковой (приёмной дочери графа Олсуфьева), которая и стала последней хранительницей святыни.

          В 1946 году, когда была вновь открыта Троице-Сергиева лавра, а мощи преподобного Сергия были возвращены монастырю, Е. П. Васильчикова тайно возвратила главу Сергия патриарху Алексию I, который благословил возвратить её на место, в раку.

          По семейному преданию Флоренских, отец Павел сделал записи на греческом языке о своём участии во всей этой истории. Однако никаких письменных свидетельств в его архивах найдено не было.

          ---------------------------------------------------------------------------------------------
          *Макарьевские соборы — поместные соборы Русской церкви, созванные митрополитом Московским Макарием в 1547 и 1549 годах с целью канонизации русских святых. По этой причине период Макарьевских соборов называют «эпохой новых чудотворцев». По мнению церковного историка А.В. Карташёва, митрополит Макарий созвал эти соборы с целью канонизации русских святых, исходя из понимания «особого положения русской церкви во Вселенной» и «свершившегося факта политического объединения Руси».

Светлана Игоревна Бестужева-Лада
Материал поступил в редакцию 14.12.2014
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить