Светлана Бестужева-Лада
15.12.2014 г.

  На главную раздела "Православные страницы"


          После смерти святителя Алексия преподобный Сергий Радонежский предлагал великому князю Дмитрию избрать на митрополичью кафедру суздальского епископа Дионисия. Но великий князь Дмитрий пожелал иметь митрополитом своего духовника Новоспасского архимандрита Михаила. По повелению князя Михаил был избран в Москве собором епископов в митрополита Московского.

          Святитель Дионисий смело выступил против великого князя, указав ему на то, что поставление первосвятителя без воли Вселенского Патриарха — незаконно. Михаил вынужден был ехать в Константинополь, причем святитель Дионисий хотел опередить его и ехать в Константинополь сам, но был задержан и взят под стражу великого князя.

          Желая освободиться, Дионисий дал обещание не ехать в Константинополь и представил за себя порукою преподобного Сергия. Но как только получил свободу, по вызову патриарха, поспешил в Грецию вслед за Михаилом.

          Своим поступком он причинил много неприятностей преподобному Сергию, который сокрушался о суетности и честолюбии служителей церкви и зарекся вступать в какие бы то ни было конфликты между ними.

          Хотя, по словам одного современника, Сергий «тихими и кроткими словами» мог воздействовать на самые загрубелые и ожесточённые сердца; очень часто примирял враждующих между собой князей, уговаривая их подчиняться великому князю московскому. Так произошло в 1356 году с князем Ростовским, а в 1365 году — с князьями Нижегородским и Рязанским.

          Именно благодаря неустанному и смиренному духовному труду преподобного Сергия ко времени знаменитой Куликовской битвы почти все русские князья признали главенство великого князя Димитрия Иоанновича, который теперь чтил преподобного Сергия, как отца, и просил у него благословения на борьбу с татарским ханом Мамаем. По версии жития, отправляясь на эту битву, Дмитрий Иоаннович в сопровождении князей, бояр и воевод сам поехал к Сергию — помолиться и получить благословение.

          — Иди, иди смело, князь, и надейся на помощь Божию, — сказал ему святой старец и дал ему в сподвижники двух своих иноков: Пересвета и Ослябю, которые пали героями в Куликовской битве.

          Существует также версия историка В. А. Кучкина, согласно которой рассказ Жития Сергия Радонежского о благословении Сергием Радонежским Дмитрия Донского на борьбу с Мамаем относится не к Куликовской битве, а к битве на реке Воже (1378 г.) и связан в более поздних текстах («Сказание о Мамаевом побоище») с Куликовской битвой уже впоследствии, как с более масштабным событием. Но для характеристики личности преподобного Сергия и его вклада в историю России это, согласитесь, не имеет особого значения.

          Тем более, что существует еще одно свидетельство современников: приблизившись к Дону, Димитрий Иоаннович колебался, переходить ли ему реку или нет, и только по получении от Сергия ободрительной грамоты, увещевавшей его как можно скорее напасть на татар, приступил к решительным действиям. К той самой битве, которая принесла ему славу и сохранила в истории под именем Дмитрия Донского.

          Знаменитое сражение в 1380 г. войска московского князя Дмитрия и его союзников с одной стороны против полчищ татаро-монгольского хана Мамая и его союзников — с другой получило название Куликовской битвы. У нее есть и предыстория: отношения великого князя Дмитрия Ивановича и Мамая начали обостряться еще в 1371 году, когда последний дал ярлык на великое владимирское княжение Михаилу Александровичу Тверскому, а московский князь тому воспротивился и не пустил ордынского ставленника во Владимир.

          А спустя несколько лет, 11 августа 1378 года, войска Дмитрия Ивановича нанесли сокрушительное поражение монголо-татарскому войску под предводительством мурзы Бегича в битве на реке Воже, о чем уже упоминалось выше. Потом князь отказался от повышения уплачиваемой Золотой Орде дани, и вот тогда, окончательно потеряв терпение, Мамай собрал новое большое войско и двинул его в сторону Москвы.

          Мамай надеялся соединиться со своим союзником — литовским князем Ягайло, но не успел: московский правитель, вопреки ожиданиям, 26 августа переправился через Оку, а позднее перешел на южный берег Дона. Численность русских войск перед Куликовской битвой оценивается от 40 до 70 тысяч человек, монголо-татарских — 100-150 тысяч человек.

          Битва состоялась на южном берегу Дона, на Куликовом поле 8 сентября 1380 года. После нескольких стычек передовых отрядов перед войсками выехали от татарского войска — Челубей, а от русского — инок Пересвет, и состоялся поединок, в котором они оба погибли. После этого началось основное сражение. Русские полки шли в бой под красным знаменем с золотым изображением Иисуса Христа.

          Куликовская битва закончилась победой русских войск во многом благодаря военной хитрости: в расположенной рядом с полем боя дубраве спрятался засадный полк под командованием князя Владимира Андреевича Серпуховского и Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского. Мамай основные усилия сосредоточил на левом фланге, русские несли потери, отступали, и казалось, что победа близка. Но в это самое время в Куликовскую битву вступил засадный полк и ударил в тыл ничего не подозревающим монголо-татарам. Этот маневр оказался решающим: войска хана Золотой Орды были разгромлены и обратились в бегство.

          Потери русских сил в Куликовской битве составили порядка 20 тысяч человек, войска Мамая погибли почти полностью. Сам князь Дмитрий поменялся конем и доспехами с московским боярином Михаилом Андреевичем Бренком и принимал в сражении активное участие. Боярин в битве погиб, а сбитого с коня князя нашли под срубленной березой без сознания.

          Куликовская битва, хотя и не освободила Русь от монголо-татарского ига, но создала предпосылки для того, чтобы это произошло в будущем. Кроме того, победа над Мамаем значительно усилила Московское княжество. После нее великий князь стал относиться ещё с большим благоговением к радонежскому игумену и пригласил его в 1389 году скрепить духовное завещание, узаконивающее новый порядок престолонаследия: от отца к старшему сыну.

          Казалось, что монгольское государство ослабло… Мамай, бежавший в город Кафу, был убит. Власть в Золотой Орде захватил хан Тохтамыш. Москва гордо отказывалась платить монголам дань, и в 1382 году Тохтамыш предпринял карательный поход на Москву.

          Предательство рязанского князя Олега помогло монгольским ордам перейти Оку вброд, так, что московские дозоры не заметили неприятеля. Весть о том, что татары близко, дошла до Дмитрия Донского слишком поздно, и у него уже не оставалось времени, чтобы собрать силы и дать бой на подступах к городу.

          Дмитрий в спешке отправился по городам и селам русской земли, собирать новое ополчение. Знатные и богатые люди покидали в панике свои дома. Даже преподобный Сергий на некоторое время покинул свой монастырь «и от Тахтамышова нахожения бежа в Тверь» под защиту князя Михаила Александровича Тверского. «Житие» никак не объясняет и не комментирует этот поступок, молчат о нем и современники, и более поздние источники, в том числе и церковные.

          Оборонять Москву пришлось ее жителям и крестьянам из окрестных деревень, бежавших под защиту городских стен. Перед нашествием татар в городе вспыхнуло самое настоящее восстание: настолько велико было озлобление народа против поведения знати. Порядок был кое-как восстановлен, но выехать из города стало невозможно: всех отправляли на городские стены сражаться против захватчиков.

          Москвичи героически обороняли свой город в течение нескольких дней. Тохтамыш уже вздумал было отступать, как его осенило: он убедил москвичей в своем миролюбии и русские открыли ворота Кремля. Тохтамыш тут же вместе с войском ворвался в Москву, сжег её, истребил защитников, а затем продолжил разорение русских земель вокруг Москвы.

          Но весть о том, что князь Дмитрий Донской возвращается с новым войском, вызвала самую настоящую панику: память о Куликовской битве была еще очень свежа. Тохтамыш спешно бежал в Орду, оставив позади себя руины и пепелища и добившись того, что Русь все-таки обязалась вновь выплачивать Орде дань, правда, в чисто символическом виде. Ибо после поражения на поле Куликовом Орда фактически потеряла власть над русскими землями и даже вынуждена была признать главенство на Руси Московского княжества.

          Дмитрий Иванович Донской завещал своему старшему сыну Василию Дмитриевичу Владимирское княжество как вотчину московских князей, не признавая при этом право хана Орды распоряжаться ею. Это-то завещание и скрепил своим благословением преподобный Сергий Радонежский.

          Достигнув глубокой старости, Сергий, за полгода прозрев свою кончину, призвал к себе братию и благословил на игуменство опытного в духовной жизни и послушании ученика, преподобного Никона. Накануне кончины преподобный Сергий в последний раз призвал братию и обратился со словами завещания:

          — Внимайте себе, братие. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную…

          Преподобный Сергий скончался 25 сентября 1392 года, а через 30 лет, по свидетельству Пахомия Логофета, были обретены нетленными его мощи*: этот день – 5 (18) июля 1422 года — является одним из дней памяти святого. Кроме того, 24 августа (6 сентября) празднуется явление Богородицы преподобному Сергию. Это событие, точнее, память о нем, не раз оказывало сильное влияние на судьбы людей и страны в целом.

          Однажды в глубокую ночь преподобный Сергий пред иконой Божией Матери пел акафист и, взирая на Ее икону, так Ей молился:

          «О Пречистая Мати Христа моего, Заступница и Крепкая Помощница роду человеческому, присно молящаяся о нас недостойных Сыну Твоему и Богу нашему! Умоли Его, да призрит на святую обитель сию, собранную в похвалу и честь святому имени Его во веки. Тебя, Матерь Сладкого мне Христа, Молитвенницу, призываю, многое дерзновение к Нему стяжавшую, как общее всем упокоение и пристанище».

          Совершив молитву, он вдруг сказал своему послушнику:

          — Бодрствуй, чадо, ибо мы будем иметь чудное посещение.

          Едва произнес он эти слова, как услышан был глас:

          — Пречистая грядет.

          Внезапно воссиял свет, ярче солнечного, и преподобный Сергий и послушник увидели Преблагословенную Деву, сопровождаемую апостолами Петром и Иоанном. Преподобный Сергий пал на землю, но Преблагословенная Матерь прикоснулась к нему и одушевила его благодатным словом:

          — Не бойся, избранник Мой! Я пришла посетить тебя, ибо услышала твою молитву. Не скорби более об учениках своих и о месте сем. Молитва твоя услышана: отныне всем будет изобиловать твое жительство, и не только во дни твоей жизни, но и после твоего отшествия к Богу не отступна буду от обители твоей, неоскудно подавая ей все потребное и покрывая ее в нуждах.

          -------------------------------------------------------------------------------------------------------
          * На языке древней церковной литературы нетленные мощи — это не нетленные тела, а сохранившиеся и неистлевшие кости. В 1919 году, во время кампании по вскрытию мощей, мощи Сергия Радонежского подвергались вскрытию в присутствии специальной комиссии с участием представителей церкви. Останки Сергия были найдены в виде костей, волос и фрагментов грубого монашеского одеяния, в котором он был похоронен. В 1920—1946 гг. мощи находились в музее, помещавшемся в здании лавры. 20 апреля 1946 г. мощи Сергия были возвращены церкви.

В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить