Ольга Грейгъ
02.11.2012 г.

  На главную раздела "Публицистика"




Глава 9. ПРЕДТЕЧА ЛИБЕНФЕЛЬС


          В период с 1905 по 1914 г. между Русско-японской и началом Первой мировой войны русской имперской разведке на территории Германии удалось завербовать несколько немцев, состоявших в различных орденах, имеющих длинную предысторию со времён Ордена меченосцев и Тевтонского ордена, которые боролись не только за сохранение рыцарских традиций Средневековья, но и против мистики и сексуальных извращений, в первую очередь, гомосексуализма.

          Одного из завербованных звали Теодор Хаген, он был монахом, второго (его завербовали позже) — барон фон Либенфельс. Монастырь недалеко от города Линца в Австрии, настоятелем которого был Хаген, в конце XIX века посещал совсем ещё юный Адольф Шикельгрубер. Его отец Алоиз Гитлер был таможенным чиновником. Главными занятиями подростка стали песнопения в хоре. Не в те ли времена его мать Клара Пельцль хотела сделать из него священника?

          Клара Пельцль, став третьей женой Алоиза, который к тому времени был уже немолодым человеком, родила от него пятерых детей: Густава, Иду, Эдмунда, Адольфа и Паулу. Трое из них почти сразу умерли, в живых остались только Адольф, родившийся 20 апреля 1889 года, и его сестра Паула, родившаяся в 1896-м (умерла в 1960 г.). На протяжении всего своего руководства Третьим рейхом Адольф станет с особой нежностью и заботой относиться к сестре, о чём историки стараются умалчивать…

          После смерти их отца в 1903 года мать с детьми переехала в городок Урфар, где скончалась 21 декабря 1908 года. Смерть матери буквально потрясла Адольфа; хорошо известно, что он боготворил мать, и нередко, оставаясь наедине с собой либо пребывая с наиболее близкими людьми, словно впадая в депрессию, начинал шептать: «му-та, му-та…».

          После того как Адик остался без родителей, он вернулся в Линц, где на него в прежние годы некоторое время оказывал влияние Теодор Хаген. Этот монах считался большим специалистом по Востоку, культам и этнографии. Намереваясь создать таинственный орден, он собирался использовать древние манускрипты, которые привёз из экспедиции. Предварительно Хаген приказал нанять рабочих-строителей, чтобы те провели ремонтные работы; отделка стен монастыря была произведена по чертежам Хагена, среди различных символов появился и древний знак солнца — свастика.

          В какой-то момент, в очередной раз вернувшись с Востока, Хаген фактически прекратил сотрудничество с имперской разведкой, сотрудники которой к тому времени и сами владели уникальнейшими древними знаниями в разных сферах жизни, в том числе в магии и парапсихологии, а также знали древнеегипетские способы лечения различных заболеваний и изучили медицинские приёмы буддистских монахов. К примеру, Алексей Грейг (Отто фон Дитрих) в молодости несколько лет провёл в труднодоступных буддистских монастырях.

          Вскоре Хаген скончался от неустановленного заболевания. А в монастырь на должность настоятеля прибыл молодой цистерцианский монах по имени Йорг Ланс фон Либенфельс.

          Юноша Адольф, продолжавший приезжать в монастырь, познакомился с новым настоятелем, которого волновало, где находятся манускрипты Хагена. С помощью одного из монахов он обнаружил их, внимательно изучил, и вскоре основал тайное духовное общество под названием «Орден Нового Храма», где юный Адик стал изучать оккультные тайны Востока. Отсюда берёт начало формирование мировоззрения человека, которого впоследствии проклянут — кто искренне, а кто и не совсем — граждане цивилизованного мира.

          С началом Первой мировой войны фон Либенфельс получил от своего резидента распоряжение законсервировать агентурный пункт под названием «Орден…» до особого распоряжения.

          Йорг Ланс фон Либенфельс на самом деле носил имя Адольф Йозеф Ланц. Он родился в 1874 году и до 1893-го, когда ушёл из семьи, жил в пригороде Вены. Отец мальчика был школьным учителем, исповедующим великогерманскую идею. Юный Адольф Йозеф ушёл к цистерцианцам, — представителям одного из монашеских орденов, который сформировался ещё в Средневековье. В 1897-м принял постриг и стал монахом. Он испытывает тягу к учёности, преподаёт в духовной семинарии, постепенно его имя становится известным в научном мире.

          Но уже в 1899-м Ланц отказался от монашеского обета. На его решение повлиял факт изучения… Библии. Особенно после того, как молодой человек вник в такую науку, как антропология. К слову сказать, антропология в те времена была более открытой наукой, чем сегодня.

          Разум Адольфа Йозефа не принимал как богоугодные действия евреев, описанные на страницах Ветхого Завета, которым должны были уподобляться все христиане земли. Он отрицал равенство еврейского и европейского (в частности, арийского) расовых типов. В одних он видел дьявольское начало, в других — свет добра и истины. Впрочем, к имеющим тёмную природу он относил также азиатов и негров.

          Вернувшись из духовного в мир обыденный, Ланц станет вплотную заниматься наукой, в 1902 году получит звание доктора наук. Одной из основных тем его исследований станет тема кровосмешения. В конце концов, учёный придёт к мнению, что раньше на земле существовали две расы: арийцы и пигмеи, в результате смешения этих рас на земле появились недочеловеки: как раз те, в ком заложено тёмное начало… Древних арийцев он наделил уникальными знаниями и сверхъестественными способностями, которые были утеряны в результате преступного кровосмешения. Чтобы очиститься и вернуть себе божественные знания, человеку необходимо, считал он, избавиться от всех еврейских религий, отделить «белых» от «цветных» и запретить смешанные браки.

          В 1903-м он присвоил себе звучную фамилию с баронской приставкой, став фон Либенфельсом. Тогда же придумывает легенду своей жизни, создав ореол романтической таинственности. В 1905-м основывает «Орден Нового Храма» (или «Новые тамплиеры»). Он считает себя прямым продолжателем дела рыцарей Храма (которых отождествил с рыцарями Чаши Святого Грааля). И Либенфельс, и члены его ордена, как древние тамплиеры, отныне должны бороться с расовым кровосмешением и еврейством, подменяющим собой народы и проникающим во все сферы жизни всех стран (в первую очередь, в финансы, политику и науку).

          В рамках Ордена стали работать кружки по интересам; особо изучались генеалогия и антропология; была разработана сложная система определения расовой чистоты.

          На каком-то этапе дела ордена пошли на убыль. И… тут произошло то же, что в начале 30-х произойдёт с партией Гитлера: в делах ожидался полный крах.

          Итак, в 1907-м произошло то, что некоторые исследователи называют «необъяснимым переломом»: к Либенфельсу поступают крупные денежные суммы; для нужд ордена приобретается замок Верфенштайн.

          Из чего следует сделать вывод, что за любыми общественными организациями стоят те или иные структуры, кто-то кого-то финансирует, кто-то к кому-то присматривается, бросает наживку, а затем насаживает на крючок, за который можно будет потянуть в далёком будущем. И те, кого разрабатывали с одними целями в имперской разведке, смогут пригодиться для новых нужд разведке партийной.

          С 1907 года над замком Верфенштайн взвились флаги: на одном был герб нового хозяина, на другом красная свастика в окружении четырёх голубых цветов на золотом поле. С 1908-го в замке проводятся ежегодные фестивали; костюмированные представления сопровождаются мифологическими инсценировками под музыку Вагнера. Гениальный немецкий композитор Вильгельм Рихард Вагнер (1813–1883), кроме знаменитых опер написавший и популярную некогда брошюру «Еврейство в музыке», стал особенно близок тем, для кого понятие чистоты нации перестало быть голословным. «Настоящее положение вещей этого мира таково, что евреи более чем уравнены в правах. Они господствуют и будут господствовать, пока за деньгами сохранится сила, перед которой бессильны все наши стремления и дела», — рассудил Рихард Вагнер и стал ещё более мил сердцу каждого арийца.

          Ежегодные фестивали в старинном замке, завершавшиеся концертами и фейерверками, привлекали множество зрителей, потенциальных почитателей и распространителей идей Либенфельса и его ордена.

          …Когда в Германии будет действовать СС, именно Либенфельса назовут Предтечей, а в закрытых исследовательских институтах «Аненэрбе» установят премию его имени.


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить