Ольга Грейгъ
02.11.2012 г.

  На главную раздела "Публицистика"




Глава 8. ВСТРЕЧИ КАК ГАРАНТ ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА


          Хотя историки и исследователи на сей счёт выказывают лишь предположения, однако я смею утверждать (вслед за Олегом Грейгом), что в 30-х годах XX в. Сталин и Гитлер провели несколько личных встреч.

          В сентябре 1926 года Сталин отдыхал на Кавказе. Пробыв в Сочи три дня, на эсминце Черноморского флота он скрытно ото всех прибывает в Ялту. Откуда в сопровождении Голованова и Митрополитова направляется в урочище Магарач на окраине города, где останавливается во дворце бывшего Императора Александра III. Чуть ниже, на том месте, где ныне расположен так называемый сенокосный луг, ещё стоит чудный зелёный дворец графа Канкрина. Его взорвут по приказу Сталина в 1929-м, после убийства графа за границей по приказу, исходящему из тех же уст… И это также неизвестная страница для отечественных историков.

          Здесь, в жёлтом Александровском дворце Забрежнев представляет Сталину прибывшего из Германии резидента Дитриха. Их встреча длилась около двух часов. За 20 минут до её окончания Сталин и Дитрих перешли в соседнюю залу, где к их беседе подключились Голованов и Митрополитов. Генсек, подводя итоги беседы с гостем, сказал своим помощникам по Коминтерну: «Необходимо со всей ответственностью подготовиться к встрече с нашим германским другом, которая произойдёт в установленное нами время и, скорее всего либо на Кавказе, либо здесь, в Ялте…»

          На том закончилось в тот раз личное знакомство Сталина с Дитрихом, которого он, ведя разговоры с посвящёнными, станет называть всегда одним только именем «Линг».

          Первая встреча двух лидеров — советского и германского — состоялась в Магараче близ Ялты в августе 1933 года.

          Во время её Гитлер поблагодарил Сталина за то, что тот обеспечил ему выборы, позволив победить. Затем выказал свою озабоченность многими делами, творящимися в Европе. Сказал, что считает, что германский народ вымрет, если не поставить на своё место евреев; высказал мысль, что французы оказались безвольными, допустив к власти и в банки тех же евреев.

          Поток его речи был пылок и аргументирован; Гитлер спешил высказаться. Воспользовавшись короткой паузой, товарищ Сталин напомнил, что патриотизм — это дело хорошее, но при первом личном знакомстве не следует так горячо распространяться на известные темы. Гитлер внял совету, послушно кивнув, и тогда Сталин сказал, что… всякий долг красен платежом.

          «Мы вам обеспечили победу, и мы вам хотим предложить создать достаточно сильную армию. По возвращении в Германию вам нужно наладить отношения, которые, по нашему мнению, не так уж и плохи, с румынским правительством. А мы со своей стороны вам поможем. Вы ведь убедились в том, что мы не подводим… Румынская нефть станет вашей, что очень важно для ваших замыслов, которые мы поддерживаем. Но имейте в виду — главный враг не Франция, ближайшим врагом Германии будет… Британия. А там посмотрим. …Вы понимаете, что если мы сумели вас привести к власти, то наши возможности в Германии неограниченны. Поэтому, коль речь зашла о долге, то… не могли бы вы дать согласие на то, чтобы мы способствовали развитию новых технологий в вашей стране?» — Сделав паузу, Сталин ждал ответа.

          Гитлер, сообразив что к чему, отреагировал: «Мы согласны, румынская нефть окажет существенную помощь в развитии нашей экономики. И мы согласны с тем, что вы готовы поделиться с нами новыми технологиями. Но всё это требует больших капиталовложений». — «Не беспокойтесь. Наш с вами общий друг Тиссен вам поможет. А деньги никогда не исчезнут, пока он — наш общий друг».

          Скрытый в полумраке поодаль от говоривших Митрополитов, синхронно переводивший их разговор, уловил перемену, произошедшую с гостем. Гитлер больше не горячился, не убеждал, а лишь внимал спокойному, не терпящему возражений, тихому голосу с характерным акцентом.

          Вторая встреча Сталина и Гитлера состоялась в апреле 1934 года.

          Затем, до начала 1937 года, были ещё четыре встречи.

          За этот короткий период в Германии была создана база для производства оружейного плутония и налажены технологические линии по производству атомных бомб.

          Также были заложены основы реактивного движения, создана техническая база, разработана научная документация для производства реактивных летательных аппаратов, на базе которых и будут строиться первые ракеты ФАУ Вернера фон Брауна и реактивные самолёты авиакомпании Вилли Мессершмитта, под общей координацией которого была создана, если так можно грамотно выразиться, инженерно-техническая резидентура партийной разведки, в которую входили: генерал Вальтер Вефер, ставший начальником генштаба люфтваффе, будущий генерал-фельдмаршал люфтваффе Эрхард Мильх и некоторые другие инженеры и конструкторы немецких авиакомпаний.

          Партийная разведка — под общей координацией Дитриха — имела ещё несколько резидентур в различных сферах деятельности Третьего рейха. О которых Олег Грейгъ собирался написать книгу; свою новую книгу… но не успел. Книгу, связанную с событиями Второй мировой войны; задумывая её как масштабный проект, он упомянул: «Вот лишь имена некоторых из них, так или иначе причастных к самым ярким страницам той войны: Мартин Борманн, Рейнхардт Гейдрих (после его гибели будет разработан и станет резидентом партийной разведки начальник IV-го управления РСХА — гестапо — группенфюрер СС Генрих Мюллер), основатель антропософского учения Рудольф Штейнер; Франц фон Папен; представитель шведской королевской семьи граф Бернадотт (главный участник в операции, разработанной и осуществлённой Дитрихом, по спасению рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера)…

          Думается мне, за этими именами стоят удивительные судьбы и благодаря даже словно бы вскользь брошенной О. Грейгом фразе, появляется небывалый простор для исследователей. Мне с таким пластом знаний и открытий НЕ справиться.

          Ещё до личных встреч товарища Сталина со своим талантливым немецким учеником, со стороны сталинской партийной разведки с помощью многих и многих аналитиков, экстрасенсов, гипнотизёров, философов и прочих специалистов, входивших в резидентуру Дитриха, готовилась морально-нравственная основа давно избранного на мессианскую роль Адольфа Гитлера.

          Ему создавались все условия для возмущения несправедливостью Версальского договора; ему интенсивно внушалась мысль, что немецкий народ может стать жертвой неких еврейских империалистических сил и над ним совершат чудовищное злодеяние, подобное тому, что было сотворено над русским народом.

          В сознании Адольфа Гитлера — под мощным специальным воздействием технологий, разработанных в структуре партийной разведки — впечатывался образ-ego, внушалась мысль, что он единственный способен спасти не только Германию, но возможно и другие народы от иудео-большевистской власти. Этот запрограммированный образ легко ложился на подготовленное сознание фюрера, давно и охотно воспринимавшего угрозу немецкому народу со стороны юдэ. И это был жупел, красная тряпка для коричневого быка, которая укажет ему путь… укажет верный путь для ударов вермахта — ударного кулака и авангарда Красной Армии Сталина.


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить