Ольга Грейгъ
06.11.2012 г.

  На главную раздела "Публицистика"




Глава 39. «ЧЕМ МЕНЬШЕ ТЫ ОБ ЭТОМ ЗНАЕШЬ…»


          Готовясь к этому плаванию, все офицеры-подводники прошли тщательную подготовку в секретных учреждениях Митрополитова. Командирам этих экипажей было известно, что ещё в 30-е годы планировалось строительство специальной базы для походов в Антарктику на Северном флоте в Йоканьге. А после окончания Второй мировой был создан 5-й флот (Антарктический), и экипажи подводных лодок флота базировались на Тихом океане в заливе Владимира. Позже, в середине 60-х годов было принято решение ускоренными темпами построить ряд военно-морских баз для атомных и дизельных подлодок на Северном флоте. Вот тогда ведомством Митрополитова был выбран фьорд и построена та ВМБ, откуда в дальний поход к шестому континенту в первые дни марта 197… года вышла группа из трёх АПЛ под общим руководством капитана 2 ранга. Тогда же, в 60-е годы, завершилось строительство и дальнейшая модернизация военно-морских баз на Латиноамериканском континенте, заложенных ещё в начале 30-х годов XX века немецкими и советскими специалистами. К одной из таких секретных баз взяли курс атомные лодки из экспедиции под общим руководством О. Грейга.

          При выходе на траверз мыса Благородный лодки ушли на заданную глубину и через некоторое время вошли в подводные ворота ВМБ. Обе АПЛ пришвартовались у пирса, у которого десятки лет назад швартовались советско-немецкие экипажи, следуя в Антарктиду.

          Командиры АПЛ, встретившись с дежурным офицером базы, были приглашены в кабинет руководителя специальных работ. Каково же было их удивление, когда оказалось, что руководителем специальных работ на сверхсекретной, сверхуникальной базе, чья территория располагалась и под водой, и под землёй, вгрызаясь в глубь континента, был вице-адмирал X. Он ознакомил каперангов с дальнейшими планами и задачами, которые им предстояло выполнять, указав, что в связи с учётом новых условий осуществлены и структурные изменения в дислокации их кораблей. И что им придётся остаться «обеспечивать выполнение поставленных боевых задач» здесь, на секретной ВМБ.

          База на оконечности Латиноамериканского континента была гигантским стационарным объектом, но не имевшим чётко очерченных границ, оборудованного участка побережья и прилегающей водной акватории. Внутри подземных и подводных галерей обеспечивалось снабжение и ремонт, — межпоходовый и навигационный — одновременно нескольким соединениям кораблей. Которые, как стало известно вновь прибывшим офицерам АПЛ, находятся в нескольких подземных базах побережья, вплоть до пролива Дрейка. Всё это поражало воображение морских офицеров, даже несмотря на их специальную подготовку.

          На ВМБ имелись уникальные причальные сооружения, судоремонтные и энергетические предприятия и объекты, склады неведомого офицерам оружия и топлива и других видов материально-технического снабжения, имеющих неземное происхождение.

          Все объекты управления и связи, медицинские учреждения, лаборатории и учебные центры, жилые и служебные городки, а также транспорт и коммуникации — всё это размещалось на определённых глубинах в недрах земли. Но прибывшие офицеры не знали того, что где-то среди всех этих немыслимых сооружений и галерей проходит условная граница, за которой начинается… параллельное пространство!

          …Когда головная АПЛ попала в воронку, на Американском континенте занимался новый день. В этот ранний час Митрополитову позвонил его давний заокеанский друг-противник; звонивший коротко поприветствовав, с ходу выказал претензии:

          – Я полагал, ты меня познакомишь с одним из своих важных проектов, но так и не дождался. Ты пытаешься восстановить контакты с внеземными цивилизациями в Антарктиде за моей спиной. Не нравится мне, что ты это делаешь без меня. Наши спутники и станции космического, наземного и подводного слежения зафиксировали исчезновение твоей АПЛ проекта «Рубис-Яхонт».

          И он назвал координаты потери связи с экипажем и подводной лодкой капитана 1 ранга Х.Х.

          – Спасибо, что ты подсказал, что произошло. Быстро же ты узнал… впрочем, благодаря тому, что вы вытеснили нас и немцев из Антарктиды и захватили все технологии наших друзей из Космоса, сделать это было не сложно. У вас уже кроме наших летающих невидимых аппаратов, которые вы удачно выдаёте за НЛО, развита и спасательная индустрия. Нехорошо, что ты не позаботился о том, чтобы сделать хотя бы попытку спасти моих людей.

          Митрополитов положил трубку и понял, что его не удручает, что атомная подводная лодка и все моряки на ней, в том числе ведущий референт, возможно, погибли; впрочем, время покажет, говорить пока рано, это он знал из личного опыта…

          Тогда как ни командиры экипажей всех трёх АПЛ, ни тем более офицеры, отправляющиеся к шестому континенту, не знали о том, что может произойти во время похода, — что они могут столкнуться с неизвестным или попасть в червячный переход. Не знали об этом и сотрудники научной экспедиции на головной АПЛ, которые должны были приступить к выполнению работ, когда окажутся в недрах Антарктиды. Но всё это хорошо понимал Митрополитов, высказавшийся как-то, что не знает, как далеко пустят его доверенного кавторанга.

          Митрополитов почти спокойно воспринял информацию о подлодке, пропавшей с экранов станций слежения. Он знал: она может вернуться, а может исчезнуть навсегда. В почти трёх десятках секретных институтов, относящихся к ведомству Митрополитова, воплощались в жизнь десятки не менее важных и актуальных проектов, на фоне которых этот антарктический проект выглядел, в общем-то, даже рядовым!

          Слыша об этих чудесах, то воспринимая всё как фантазию, то как истину, я не удержалась, чтобы не задать собеседнику наивный, но резонный вопрос:

          – Если Сталин и Гитлер владели таким секретом и такими возможностями, то зачем воевали друг с другом?

          Грейгъ мягко улыбнулся.

          – Когда-то я тоже спросил у босса: как понять, что Сталин и Гитлер разводят на весь мир скандал из-за какой-то румынской нефти, и Гитлер 22 июня начинает войну по освобождению России от евреев, комиссаров и коммунистов? Оба владеют таким чудовищным оружием, ракетами, экранолётами, а война превращается в обычную мясорубку. Немцы в шоке, что им сдаются миллионы солдат Красной Армии, а Красная Армия не желает вести боевые действия с недавними союзниками и защищать навязанную в 1917 году советскую власть. И он ответил: «Ты только не озвучивай свои мысли где-то ещё, помимо моих кабинетов; не забывай, что служишь Советскому государству… Скажи, как ты видишь развитие событий, если бы из той далёкой Антарктиды Гитлер обрушил на Сталина свои экранолёты, а тот — свои. Никак не видишь… Те конкретные люди, кто создавал такие машины и кто управлял ими, состояли в особом, неземном союзе. Работавшие в недрах Антарктиды сотрудничали с параллельным миром, — там, где их мозг функционировал по нашей земной шкале на все 100 %, и… более. То есть максимум максимума! Им и в сознание не могла прийти абсурдная мысль воевать друг против друга! Условно говоря, работавшие там перестали быть людьми-землянами с присущими землянам мыслями и страстями.

          «Как думаешь, как назовут в нашем обществе человека, который озвучит, что он сотрудничал с внеземной цивилизацией? Или даже, что он точно знает о её существовании? Или что он знает тех, кто причастен к налаживанию контактов?» — спросил Грейгъ. «В лучшем случае, шизофреником», — ответила я. «Правильно; таково устоявшееся мнение, подготовленное заинтересованными в сокрытии секрета силами; этот секрет держится за ещё большей завесой тайны, чем секрет существования партийной разведки. Секрет проекта «Антарктида» НЕ даётся никому! — коротко уточнил он и добавил: — А разве сокрытие Гитлера в 1944-м и замена его двойником НЕ меньший по значимости или масштабности секрет?!»

          – Что происходило в Антарктиде? — вспоминал отдельные подробности мой собеседник. — …Помню, в детстве я как-то увидел (то ли во сне, то ли привиделись) железные коробки, полные немецких марок, и после с детской наивностью я хвастался тем, что нашёл эти железные коробки и спрятал их в Крымских горах. Соседская девчонка долго доставала меня, чтоб я показал ей эти сокровища. А ещё в детстве я отчётливо видел самолёт странного красного цвета. Эти картинки не исчезали из моего сознания. В Антарктиде я отделился от своих и, пройдя разветвлённый коридор, в одном из подземных ходов увидел и те коробки — полные настоящих немецких рейхсмарок, и позже — тот красный самолёт…

          – А гостиница? А пожилая пара, жившая инкогнито в Патагонии? Их тоже видел?

          – Да, и разговаривал.

          …и разговаривал; но это другая история и другая книга.

          Не думаю, что такими вещами можно шутить на смертном одре. Уже уходя, он повторил:

          – Как хочется пить. Той воды, что в Антарктиде, отломить кусочек льда и насладиться… удивительный вкус, которого здесь никогда не испытать… живительная вода Антарктики…

          А ещё он рассказывал, что сталинский ас Голованов, вылетая с шестого континента на Пе-8, обязательно доставлял товарищу Сталину контейнер антарктического льда! «Это были специальные герметичные контейнеры (кажется, он говорил: с фреоном. — Авт.), чтобы не терялись сверхуникальные свойства. Американцы так и не смогли тогда изготовить подобных ёмкостей, как ни старались, но от жадности хватали, везли домой… а свойства-то были уже не те», — сказал Грейгъ. Да, известно, что в холодной ледяной антарктической пустыне сосредоточено более 70 % мировых запасов пресной воды, превращённой в ледяной панцирь толщиной до 5000 метров. Не станем касаться свойств жидкости, информации, которая заключена в каждой молекуле «живой» воды. Ещё недавно это была закрытая тема, но ныне в прессе можно найти подтверждение истины, записанной в сказках о «мёртвой» и «живой» воде

          – Парень! Я не уверен, что тебе надо это знать, — резко ответствовал Олаф фон Вайцзеккер на просьбы сына его старинного друга и коллеги по тайным проектам Третьего рейха Ганса Ульриха фон Кранца. — Это очень опасное знание, подчёркиваю: очень. Чем меньше ты знаешь обо всей этой истории, тем спокойнее будет твой ночной сон!

          – Заклинаю вас вашей старой дружбой, расскажите мне о своих исследованиях, — горячо просил собеседника будущий автор книги «Свастика во льдах».

          – Я не уверен, что твой отец одобрил бы это. Но я сделаю это. Прошу только о двух вещах: во-первых, не рассказывай об этом никому до моей смерти. Во-вторых, десять, нет, — двадцать раз подумай, прежде чем публиковать всё это где бы то ни было.

          Условия этого устного договора были выполнены…

          Всегда с лёгкостью ведущий многочасовые беседы Грейгъ уже тогда был слаб и, тяжело дыша, проговорил:

          – Я рассказал тебе больше, чем должен был. Ты — знаешь.

          – Но что мне делать… без тебя?

          – Ты вспомнишь всё… И расскажешь…

          Его наказ я выполнила; и всё время работы над книгой возложенное им обязательство жгло моё сердце не столько сомнениями, сколько странной уверенностью, что ВСЁ ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛО.


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить