Ольга Грейгъ
03.11.2012 г.

  На главную раздела "Публицистика"




Глава 15. «НА ТО ВОЛЯ ГОСПОДНЯ…»


          И если в предыдущей главе на события, происходившие во время экспедиции к Антарктиде, мы смотрели отчасти через воспоминания сотрудника «Аненэрбе» Олафа фон Вайцзеккера, пересказанные фон Кранцем, то на сей раз предлагаю посмотреть глазами другого сотрудника того же секретного института Отто фон Дитриха, — руководителя межведомственной группы S, который с середины 30-х и до конца 40-х гг. не единожды будет участвовать в таинственных экспедициях к Южному континенту. Припоминаю некоторые подробности, о которых рассказывал О. Грейгъ.

          Кроме надводных кораблей в антарктическом походе участвовали и подводные лодки, по крайней мере, одна точно, командиром её был фрегаттенкапитэн (капитан 2 ранга) Хайнц Шеффер — тот самый, чьё имя получит известность в 1945 году, когда его подлодка окажется у берегов Аргентины. На борту субмарины, следующей в Антарктиду, находился и Дитрих.

          Возможно, лодки вышли из Киля только после того, как пришла радиограмма от капитана Ритшера об обнаружении гротов и пещер в береговом подбрюшье Антарктиды, которые необходимо было исследовать. Возможно, того, кто носил оперативный псевдоним Дитрих, тогда уже звали Аренc. Среди членов экипажа были и другие сотрудники «Аненэрбе», в том числе выдающийся нейрохирург XX в. доктор Эбст. Наряду с доктором Эбстом Дитрих-Аренc занимался наукой в секретных лабораториях института, среди его приоритетов — генетика, антропология, гипноз; кроме того, он имел свои научные отделения и лаборатории в разных странах мира: от Германии до Океании!

          На подходе к континенту подлодка получила удар по правому борту, хотя никаких видимых помех и причин для столкновений не было. В этот момент Дитрих закрыл за собой крышку отсека и оказался на центральном посту, где встретился с командиром корабля.

          — Скажите, доктор, как вы объясните удар?

          — Очевидно, мы не очень желанные гости в Антарктиде, фрегаттенкапитэн, потому и такая встреча… А если серьёзно, то надо бы всплыть, спустить водолаза, и многое объяснится.

          — Доктор, вы были моряком?

          — Нет. Но осмотреться для моряка никогда не мешает. Но если вы, Хайнц, обращаетесь ко мне как к специалисту, то я не вижу пока никакой опасности, за исключением некоторых особенностей, кажущихся на первый взгляд… аномалией. Командир, у нас у каждого свои задачи. Полагаю, вам следует спокойно вести свой корабль к берегу Королевы Мод.

          — В Новую Швабию, доктор.

          — Да, да, конечно. Но это для офицера гестапо…

          Дитрих вернулся в свою тесную каюту, где увидел оставленного им незадолго перед тем одного доктора Эбста в смятенном, ужасном состоянии. С помощью точечного массажа, хорошо отработанными привычными движениями пальпирования он возвратил Эбста из состояния прострации. Тот, в свою очередь, рассказал, что как только за Дитрихом закрылась дверь, он тут же ощутил сильное сердцебиение, боль в висках и кратковременный обморок. А придя в себя, вдруг обнаружил, что… вместо переборки прочного корпуса лодки видит мягко освещённую, никогда ранее не знаемую, но всё же показавшуюся знакомой комнату. А когда в правом дальнем углу из пола выдвинулся светящийся, диаметром до 10 сантиметров, столбик, Эбст отчётливо услышал:

          — Проходите. Наш модуль готов вас принять…

          Напряжение доктора Эбста достигло столь высокого предела, что он, — практик, знавший о человеческом мозге многие и многие тайны, — поражался тому, как же его мозг всё это непонятное выдерживает. От бессилия Эбст буквально опустился на койку. В это мгновение и вернулся Дитрих.

          Рассказ коллеги, ставшего очевидцем аномального, совершенно немыслимого, не понимаемого человеческой психикой явления, его словно бы не удивил… будто он уже точно знал, что может их ожидать!

          — Эбст, вы понимаете, что увиденное вами — действительность? Вы блестящий нейрохирург, вы сделали великое множество операций на мозге, как удачных, так и не очень, что-то вживляли, что-то удаляли. Вы даже делали из людей роботочеловеков, способных бесстрашно выполнять любые приказы. Вы хирург, вы резали. Но как коллега, замечу, что мозг хомо сапиенса нуждается не в скальпеле, а в познании, в расширении его возможностей. А они практически бесконечны, как и Вселенная.

          — Но, дорогой Дитрих, почему увиденное, как бы это сказать, досталось мне, а не вам?

          — Надо полагать… ещё всё впереди.

          Когда члены экипажа подводной лодки (те, кому дано будет это сделать) обследуют глубокие пространства таинственных пещер, фон Дитрих скажет доктору Эбсту:

          — Для многих то, что мы нашли — обычная пещера, природный тайник во льду. А для меня это вход не в ледяной панцирь Антарктиды, а проход, тоннель, путь в иное измерение. Я знаю, что, освоив его, можно оказаться в Крыму… в Тибете… вне Земли. Одних в таких путешествиях ждёт освоение неизведанного, других — исчезновение. И то, и другое нам, живущим на Земле, весьма и весьма необходимо для познания Вселенского мира.

          — Я отказываюсь вас понимать, доктор Дитрих.

          — Но ведь это вы, а не я, вместо переборки лодки видели зал или комнату. И это вас кто-то куда-то приглашал. А может, у вас что-то с головой, дорогой нейрохирург?

          — Убедили, коллега.

          Как известно, первая экспедиция провела на Земле Королевы Мод геодезические мероприятия и заложила фундамент для строительства военной, военно-морской и военно-воздушной баз Германии в Антарктиде. В рамках научных исследований доктор Эбст оставил на будущей базе своих питомцев с удалённым… геном страха (тогда его называли «гипофизом страха»). Тогда ни Эбст, ни его коллеги, ни члены экипажей подводной лодки не подозревали, что произойдёт с «усовершенствованными» людьми — пациентами нейрохирурга. Скорее всего, многие члены экспедиции не сомневались в их скорой гибели.

          Предпоследним спускаясь по скоб-трапу в лодку, Дитрих озабоченно спросил командира:

          — Как вы думаете, что с ними будет?

          — Погибнут, доктор.

          — А если нет?

          — На то воля Господня…

          …Весной 1939 г. экспедиция благополучно возвратилась в Киль. И Отто фон Дитрих продолжил свою работу в «Аненэрбе».


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить