Ольга Грейгъ
03.11.2012 г.

  На главную раздела "Публицистика"




Глава 14. ЧТО-ТО, ЧТО МЫ БОИМСЯ ПРЕДСТАВИТЬ…


          В преддверии развёртывания огромной мировой бойни все немногочисленные Причастные просчитывали свои ходы, и при этом в обязательном порядке делали ходы наперёд.

          В конечном итоге все Причастные знали друг про друга ВСЁ, но, будучи повязанными друг с другом в конечной цели, вынуждены были скрыть от общественности самые главные секреты, бросив миру, как насмешку, дезинформацию. Защитив тем самым себя самих, обелив и очистив, превратившись из соратников и помощников «страшного фашизма» в его заклятых противников…

          Ещё задолго до войны Советский Союз и Германия укрепляли свои связи; а близость их границ свидетельствовала, что со временем эти страны могут даже слиться в одну. Стороны дружили… стороны сотрудничали… кто-то кого-то курировал… то афишируя двусторонние связи… то помогая не напрямую…

          Тогда же, делая запасной ход наперёд, согласно сталинскому приказу осуществлялось строительство своих баз укрытия в разных местах планеты; к делу внепланового строительства привлекались наркомат судостроительной промышленности и ВМФ.

          Тогда же, делая запасной ход наперёд, гениально предусмотрительный товарищ Сталин распорядился, чтобы для запасной базы его союзника и друга фюрера были выбраны объекты, близкие по климатическим условиям и природному рельефу к излюбленным Адиком альпийским.

          Аналогичные объекты были найдены на острове Хонсю в Японии, в Индокитае, в Австралии, в Новой Зеландии, на оконечности Южной Америки — Огненной Земле, в Аргентине и в… Антарктиде — на побережье Земли Королевы Мод.

          Занимающиеся этой проблемой и причастные к осуществлению грандиозных секретных планов были выделены в особую группу, подчинённую непосредственно Секретариату товарища Сталина. Общее руководство возлагалось на Поскрёбышева, а персональная ответственность за исполнение, подбор кадров и строительство объектов — на Митрополитова. Вопросами транспорта по доставке всего необходимого для строительства секретных объектов ведал помощник Генсека Голованов.

          Сталин приказал начальнику своего Секретариата форсировать эту операцию, подключив резидентуры Аргентины, чтобы строительство баз в Патагонии и на Огненной Земле было обеспечено.

          Все проекты осуществлялись в рамках программы «Антарктида», под которой в те годы подразумевалось строительство баз и объектов на территории Латинской Америки, Юго-Восточной Азии и в Антарктиде, вплоть до Южного полюса.

          Как вы помните, совместно с русскими немцы стали осваивать таинственный континент благодаря соглашению императора Российской империи Николая II со своим двоюродным братом Вильгельмом II. И проект новой формации в условиях сменившихся государственных систем появился как преемник былого. Понятное дело, все уникальные открытия и наработки учёных двух стран были захвачены новыми властителями и использовались в своих интересах.

          Свой маршрут в сторону шестого континента немецким морякам был известен с конца XIX века; когда в Антарктиду на корабле «Вальдивия» прибыла первая немецкая экспедиция, проработавшая на побережье материка более двух лет. Благодаря советско-немецкой программе освоения Антарктиды немцы имели морские и сухопутные опорные базы на океанском маршруте Рио-де-ла-Плата.

          Трагедия Германии, её поражение в Первой мировой войне на несколько лет остановили походы в Антарктиду. Но уже в 1925 году сюда пришёл немецкий корабль «Метеор».

          Спустя 10 лет немцы вновь объявились в Антарктике.

          Это был 1935-й, — год, который можно считать началом совместной секретной операции. По словам Грейга, в списке корабельного состава он, при знакомстве с материалами, отметил для себя двоих сотрудников Секретариата товарища Сталина; резидентами партийной разведки являлись член экипажа и научный сотрудник.

          Материалы проведённых экспедицией исследований были засекречены в рейхе.

          Для полноты картины хотелось бы вновь обратиться к свидетельству фон Кранца и его книге «Свастика во льдах». Говоря о подготовке экспедиции к ледовому континенту, автор упоминает, что тогда же была создана межведомственная группа А под руководством Рудольфа Гесса, в которую вошли представители «Аненэрбе», ВМФ и несколько известных учёных. Заместителями Гесса были назначены Готт и капитан Ритшер, последний — эксперт от ВМФ. Родившийся в 1895-м, в начале 30-х годов моряк-полярник, Ритшер был членом НСДАП и автором книги «Восемь лет в компании пингвинов». В ней он рассказывает также и о тайнах, связанных с Антарктидой. «Погода исключительно ясная, великолепная видимость. Вдали поднимается ледовой стеной берег Антарктиды. Внезапно мы видим, как из ледяной стены поднимается наверх яркий луч света. Вся команда сбегается на палубу, чтобы посмотреть на это чудо. Свет чуть синеватый, отчётливо различимый даже на фоне ярких солнечных лучей. Ширину столба мы на таком расстоянии определить не можем; ясно только, что она довольно значительна… По мере нашего приближения луч бледнеет и в конце концов исчезает совсем. Что это было? Странное, неизвестное науке оптическое явление? Какие-то секретные испытания? Или нечто иное, что мы даже не можем — или боимся — представить себе?»

          В сентябре 1935 г. судно «Корморан» под командованием Ритшера отправляется в южные моря. Экипаж во главе с командиром прошёл всю Атлантику до Антарктики, где, обследовал Земли Элсуэрта и Мэри Бэрд. И где наблюдались странные, ничем не объяснимые явления.

          Через 8 месяцев судно «Корморан» без всякой помпы и шумихи вернулось в Бремен. Среди встречающих — Рудольф Гесс и Олаф Вайцзеккер (на чьи воспоминания и ссылается автор, фон Кранц). Последний сделал сенсационное открытие: он разгадал секрет великанов с острова Пасхи; они суть памятники, воздвигнутые древними антарктами самим себе. По легенде, бытующей среди островитян, статуи ставили высокие и тонкие белокожие люди, которые приплыли на остров с востока.

          Следующая секретная операция рейха предпринята в 1938 году, когда к Антарктиде была послана военно-морская экспедиция под командованием капитана Ритшера. Историки, упоминая это событие, обязательно указывают, что именно тогда немецкие самолёты, барражируя над ледяным континентом, через каждые 25 километров сбрасывали на Землю Королевы Мод металлические знаки, оповещавшие, что отныне здесь собственность рейха под названием «Новая Швабия».

          Плавание в начале 1938 года по первоначальной официальной версии закончилось гибелью корабля и его экипажа. Этот факт, обнародованный в прессе Германии, остался практически незамеченным.

          Тот же фон Кранц утверждает, что в этой экспедиции принимали участие несколько судов, информацию о которых ему с трудом удалось обнаружить в силу её секретности. Кроме «Корморана» он также называет ледокол «Фафнир» (он же предположительно выкупленный у канадцев в 1936-м «Квебек»), а также пассажирский лайнер «Лео Шлагетер». Ещё одним кораблём, ушедшим к шестому континенту, был авианосец «Манфред фон Рихтгофен» (сведения о котором не содержатся ни в одном справочнике нацистской Германии). И это при том, что историки единственным авианосцем гитлеровской Германии называют «Граф Цеппелин».

          Но спроектированный в середине 30-х и построенный на судоверфи в 1938-м, авианосец водоизмещением более 20 000 тонн, рассчитанный на 50–60 самолётов, не был включён в состав германского Кригсмарине (ВМФ), потому как предназначался исключительно для антарктических экспедиций. Следует упомянуть, что рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер курировал судоверфь «Нептуниа», на которой строился авианосец, названный в честь знаменитого аса Первой мировой «Красного барона» фон Рихтгофена.

          В июне 1938-го четыре корабля, среди которых уже названный авианосец, образовали специальную эскадру А, которая, конечно же, не входила в состав Кригсмарине, а подчинялась напрямую Рудольфу Гессу. Рядом с командующим эскадрой Ритшером находился и Мартин Борманн (!). В обстановке строжайшей секретности корабли направились к югу.

          В конце июля эскадра А достигнет цели; на побережье Антарктики будет основана база «Хорст Вессель», которую немецкие полярники станут называть уважительно «станцией Мартина Борманна» за то, что обергруппенфюрер СС много времени проведёт на ледяном взморье. Рядом будет построен аэродром, а в специально оборудованных помещениях собраны доставленные сюда в разобранном виде самолёты. На вершине одной из гор укрепят мощный передатчик, обеспечивающий постоянную связь с рейхом.

          К слову сказать, база получила своё имя по названию произведения талантливого немецкого поэта, прозаика и мистика Ганса Гейнца Эверса (1871–1943). Автор «чёрных новелл» и романов был «сумасшедше популярен» в 20-х годах XX в. во всём мире. А его «Хорст Вессель» (стихотворение, ставшее песней, и роман) был посвящён погибшему герою из народных масс, нацисту Хорсту Весселю. Мотив этой песни-марша перепевали в СССР, людям старшего поколения (и ветеранам!) достаточно вспомнить «Марш энтузиастов», или «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью»… В СССР советские граждане массово прославляли своих героев, в Германии массы национал-социалистов пели свой неофициальный гимн; над двумя дружественными странами звучал один гипнотизирующий и заряжавший энтузиазмом мотив…

          Имя немецкого классика не зря прозвучало над Антарктидой; он, путешествовавший по Индии, Ирану, Бразилии, знал философию и многие мистические тайны этих загадочных стран.

          Когда победители «коричневой чумы XX века», как дикари, дорвавшиеся до несметных сокровищ, станут урывать богатства Третьего рейха, в первую очередь в виде научных знаний и технологий, эта полярная станция достанется аргентинцам и будет переименована в «Сан-Мартин». А воспоминания о немецких первооткрывателях почти сотрутся из памяти неблагодарных «наследников»… Впрочем, имя чёрного мистика Ганса Гейнца Эверса также на многие десятилетия будет вычеркнуто из немецкой литературы.

          Да простит меня читатель, однако подобных подтверждающих свидетельств о контакте с внеземной цивилизацией нет нигде, кроме как в книге названного автора фон Кранца, и потому я продолжу краткий пересказ описания той экспедиции. При дальнейшем следовании вдоль побережья и самолётовылетах начали происходить совершенно странные вещи. 19 августа летевший над Землёй Элсуэрта одноместный разведчик пропал с экранов радара, оборвалась и связь с ним. Со вторым та же история… Командир авианосца отправляет на поиски звено из трёх самолётов, следующих на некотором отдалении друг от друга. После того, как первые два самолёта исчезают с экранов и слышен громкий вскрик, третий пилот выворачивает машину и устремляется прочь. Лётчику удалось достигнуть полосы и даже посадить самолёт; впрочем, свидетели отмечали, что при этом он действовал как новичок. Бледного, как мел, его вынесли на руках, чтобы отнести в санчасть. Куда тут же прибыли капитан Ритшер и несколько членов экспедиции, — все сотрудники «Аненэрбе». То, что было рассказано пилотом, засекретили. Но слухи всё же распространились; говаривали о неком летающем чудовище, о таинственном смерче, о странных всепожирающих лучах, бьющих из ярко-зелёной полоски земли. Место членами экспедиции было признано проклятым.

          В море Амундсена у побережья обнаруживается странная картина: вместо льда голые скалы, покрытые куцей растительностью. Гидрологи подтверждают: вода в море теплее, чем они уже привыкли тут наблюдать; при этом учёные отмечают, что сильное течение идёт… от берега. Тут же была организована связь с рейхом и прозвучала просьба прислать субмарины для подводных исследований.

          В горах при тщательном осмотре местности обнаруживается система пещер, идущих вглубь. Так же, но с помощью самолётов, внимательно обследуют и местность вокруг станции «Хорст Вессель», где находится и Борманн. Это он поручает лётчикам отыскать странные оазисы, о которых ему уже известно по итогам прежних экспедиций немцев. Один из оазисов располагается в глубине гор; его даже удаётся сфотографировать. Но! Когда плёнка была проявлена, оказалось, что горная долина застроена искусственными сооружениями, где чётко просматривался и аэродром с короткой взлётной полосой. Всё остальное оказалось панорамой мёртвого города! Который ясно увидели во время следующих полётов на двух «дорнье» 14 октября 1938 г.

          Участник полёта Олаф Вайцзеккер отмечал, что видел здания, в которых сохранились дверные и оконные проёмы, чёрные обелиски и даже ступенчатый храм наподобие ацтекских пирамид.

          Когда удалось посадить самолёты и разбить лагерь прямо в одном из помещений, все тут же с небывалым энтузиазмом и трепетом приступили к исследованию таинственного города в оазисе, названном изначально Флюгхафен, т. е. Аэропорт. Город был разделён широкими улицами на прямоугольные кварталы, застроенные каменными домами, частично уже полуразрушенными. На площади между зданием, которые учёные назвали условно дворцом, и культовой ступенчатой пирамидой обнаружился длинный чёрный обелиск, покрытый изображениями и письменами. Всё было сфотографировано.

          Прогулки среди руин продолжались и на следующий день. Вот одна из улиц упирается в ощерившуюся пасть пещеры, вход в которую охраняют два каменных обелиска, также с рисунками и непонятными надписями. Внутри пещеры на стенах имеются диковинные рисунки из переплетающихся линий; на поверхности — странные ровные колеи, словно тут кто-то когда-то ездил. Впереди завал, и это останавливает любопытствующих. Все с облегчением вздыхают, им никак не удаётся отделаться от чувства, что за ними всё время пристально наблюдают!

          Прошла неделя, прежде чем исследователи вылетели обратно на базу, где их подробный доклад заслушал Мартин Борманн.

          Люди должны были вернуться во Флюгхафен; но этим планам не суждено было сбыться.

          Любопытная история, не правда ли? Думается, не меньшими чудесами были наполнены и все остальные антарктические путешествия.


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить