Ольга Грейгъ
03.11.2012 г.

  На главную раздела "Публицистика"




Глава 13. В ИНТЕРЕСАХ КУЧКИ МИЛЛИАРДЕРОВ


          К 1935 году Иосиф Сталин, исходя из своих личных, тщательно хранимых им ото всех, планов переустройства мира, принял решение о строительстве огромного советского флота. 26 июня 1936 года Совет народных комиссаров (Совнарком) СССР утвердил кораблестроительную программу на период до 1947 года.

          При утверждении плана, разумеется, учитывалось и развитие международной обстановки.

          Планировалось построить 8 линкоров и 18 тяжёлых крейсеров. Общий тоннаж кораблей советского флота должен был превысить 1,5 миллиона тонн. Спуск на воду всех 8 линкоров планировалось произвести в 1939-м, а сдачу в 1941-м. Тогда же велась разработка проекта авианосца для открытых морских театров, имевшего на палубе до 50 самолётов. Уже к 1939 году был разработан эскизный «проект-71» авианосца. Словом, работы в этом направлении шли полным ходом.

          Первые два линкора типа «Советский Союз» заложили в 38-м; тяжёлые крейсера типа «Кронштадт» начали строить в ноябре 39-го; в июле одобрили проект лёгкого крейсера типа «Чапаев»; в августе заложили головной корабль.

          Эти сведения были секретными, закрытыми они оставались ещё и в 70-е годы XX в.

          После XX съезда Коммунистической партии Советского Союза, состоявшегося в феврале 1956 года, на котором разоблачили так называемый «культ личности Сталина», повесив на Иосифа свои собственные преступления, многие конъюнктурщики высказывались, что он якобы недооценивал роль авианосцев в современной войне, обвиняли, что он, сокращая финансирование на строительство большого флота, не советовался с руководителями Военно-Морского Флота. «Особенно по этому поводу одно время переживал нарком флота Кузнецов, — заверил как-то в одной из бесед своего референта О. Грейга секретарь ЦК Митрополитов. — Но, скажу тебе, приступив совместно с немцами к грандиозной задаче по освоению Антарктиды, Сталин не мог посвятить наркома и других руководителей страны в этот уникальный проект, — проект, которого мир ещё не знал!»

          Когда по окончании войны, летом 1945 года, Морской Генеральный штаб внёс предложения по 10-летнему плану военного кораблестроения на последующие годы, вплоть до 1955-го, Иосиф Виссарионович сказал по поводу больших эсминцев: «Обойдёмся без них». Нарком флота и его заместитель по вооружению пытались отстоять большие эсминцы, видя в них будущее. Но переубедить вождя не удалось. Даже ссылка на то, что американцы уже с 1944 года строят подобные корабли крупными сериями, не помогла. Почему?

          Историки флота часто затрудняются ответить на этот вопрос. Чаще полагая, что в условиях послевоенной разрухи и тяжёлой экономической обстановки Сталин экономил на строительстве большого флота, требовавшего огромных денежных средств. Стране и людям нужна была передышка от грандиозных проектов.

          «Эти большие эсминцы имели не просто уникальные, а сверхуникальные новации. Так что строить их для флота было нецелесообразно, и тем более обсуждать эти технологии на расширенном заседании. Тогда же Сталин при обсуждении вопроса об авианосцах предложил с ними подождать. По тем же причинам. Добавлю для ясности: уникальные технологии, которые требовалось держать в секрете, просто не могли зародиться у нас на Земле. …они имели космическое происхождение», — сказал Митрополитов.

          Здесь прослеживается та же тенденция, что и прежде в терпящей поражение в войне Германии, когда Гитлер объявил во всеуслышание, что, дескать, вот-вот у нас появится суперуникальное оружие и мы одержим победу. Но он отказался открыть миру это оружие; так и тут — Сталин отказывается от строительства больших эсминцев, просит подождать со строительством авианосцев… Значит, здесь что-то не так, что-то, явно связанное с другим уровнем знаний, умений… Может, применить эти явно космические технологии было НЕ время? НЕ время отдавать знания в чужие руки?!

          В ночь с 27 на 28 ноября 1945 года состоялась встреча Генерального секретаря товарища Иосифа Сталина и заместителя председателя Совнаркома Маршала Советского Союза Л. П. Берии, во время которой будто бы вёлся разговор следующего содержания:

          — Ничего, что Кузнецов переживает. Но не можем же мы всё говорить, да и не поймёт он нас.

          — Что не поймёт, то не поймёт, Коба, — понимающе ответил Лаврентий Павлович Берия.

          — Может быть, мы его отправим в отпуск, пусть отдохнёт в Крыму, подлечится?

          — Что ты говоришь, какой отпуск? У него душа болит за флот, а мы не можем сказать правду. Ты думаешь, он на меня сердится? На себя. А мы не можем ему объяснить. Мы потеряли в этой войне надёжного союзника, и ты, Лаврентий, хорошо это знаешь. Сегодня нам нужно основательно и бесповоротно закрепиться в Антарктиде, чтобы мы могли оттуда диктовать свою волю.

          Сталин положил погасшую трубку в хрустальную пепельницу, и Берия, понимая, что вождь раздосадован разговором, мягко напомнил:

          — К счастью, Иосиф Виссарионович, работающие там с нами немцы как были лояльны десять лет назад, как были доброжелательны все годы этой войны, так по-прежнему честно работают с нами.

          — Да, это залог нашего будущего.

          Этот, как и многие другие диалоги и встречи не только Иосифа Виссарионовича, но и других великих людей эпохи, были записаны сатрапами Митрополитова; десятки, сотни километров плёнок в своё время просмотрел — по долгу закрытой службы и по воле своего босса мой собеседник…

          Так было это или не было?! Так могло это быть или…

          «До сих пор враги мира пытаются уверять, что Советский Союз будто бы намерен ниспровергать капитализм в других странах с помощью „экспорта“ революции». «Есть ли у социалистического государства хотя бы один мотив для развязывания агрессивной войны? Может быть, у нас есть классы и группы, заинтересованные в войне, как средстве обогащения? Нет. Они у нас давно ликвидированы. Может быть, у нас мало земли и природных богатств, может быть, нам не хватает источников сырья или рынков сбыта наших товаров? Нет, всё это у нас есть с избытком. Зачем же нам, спрашивается, война? Она нам не нужна, мы в принципе отвергаем политику, в результате которой миллионы людей ввергаются в войны ради корыстных интересов кучки миллиардеров», — вещал с трибуны XX съезда демагог и первый секретарь ЦК КПСС товарищ Н. С. Хрущёв. Признавая тем самым — пусть косвенно, — что Германия также не могла быть заинтересованной в разжигании войны, которая всегда творится «ради корыстных интересов кучки миллиардеров», вкладывающих в проект «ВОЙНА» свои преступные, но кровные денежки, и являлась лишь чьим-то инструментом. По окончании любой войны на скамье подсудимых должны сидеть не только те, кто вершит преступления, а и те, кто создаёт преступников, вкладывает свои финансы с гарантией многократного возврата…

          «После привода Гитлера к власти ему из США были предоставлены огромные кредиты рядом банков, в частности, контролируемых Варбургами, „Мендельсон-банком“ в Амстердаме, затем „Генри Шредер бэнк“ с филиалами в Лондоне, Франкфурте-на-Майне и Нью-Йорке. Основным юридическим представителем „Шредер бэнка“ являлась фирма „Сулливан энд Кромвель“, главными партнёрами которой, в свою очередь, были будущие руководитель ЦРУ и Совета по международным отношениям Ален Даллес и его брат госсекретарь США Джон Форрестол Даллес. Оба масоны. Сохранились документы о финансировании и создания рейха, подписанные Гитлером и Максом Варбургом. И это далеко не полный перечень спонсоров системы фашизма», — утверждал Олег Грейгъ.

          Иногда на судьбы мира желательно смотреть через призму финансовых бумаг. Экономика только на первый взгляд кажется сухой и неинтересной стороной сущего; на самом деле это любопытнейшая, уникальная часть бытия, прямо указывающая: кто на Земле хозяин.

          Финансирование захвата власти Гитлером обеспечивалось десятком-другим мировых финансовых магнатов, но главные средства шли через Фрица Тиссена и его «Банк фюр Хэндел унд Шифф», имевший прежде наименование «Фон Хейт Банк». В операциях принимал участие и большой друг товарища Сталина Аверел Гарриман, — член правления ряда американских финансовых кампаний. Деньги Тиссена и Гарримана крутились в одном проекте под названием «фашистская Германия»; как и деньги Коминтерна, т. е. партийной разведки, а, значит, товарища Сталина! Более подробно смотри книги Э. Саттона, американского экономиста и политолога, исследующего механизмы власти, войн и революций; который указывает, что…

          Многие подтверждающие сведения находятся в Протоколах Контрольного совета США по Германии. Но большая часть архивных документов о связи финансистов с Уоллстрита с Гитлером после Второй мировой войны была изъята из Протоколов… (и стала достоянием Митрополитова, регулярно получавшего отчёты своей разведки.)

          Стальной магнат Тиссен, по решению финансовых воротил США, финансировал создание НСДАП в начале 20-х годов XX века. (В то же время совсем юный Митрополитов оказался в самом эпицентре событий, в Нью-Йорке, в одной из высоток, где решались судьбы человечества и где сосредоточилось настоящее Мировое правительство.)

          В 1945 году Тиссен был допрошен; однако допрос оформили не как следственное мероприятие, а как секретную информацию неподсудного, зашифровав под кодовым названием «Проект Дастбин». Для Истории, а не для слепой и давно подкупленной Фемиды. Любопытно, что после раскола Тиссена и Гитлера, сам Тиссен написал книгу «Я платил Гитлеру».

          Тиссен тогда же вспоминал, что в 1923 году, во время эвакуации французов из Рурского бассейна, к нему обратился генерал Людендорф. Вскоре после этой встречи Тиссена представили Гитлеру, и Тиссен через генерала Людендорфа начал обеспечивать НСДАП и Гитлера фондами.

          В 1930–1931 гг. к Тиссену обратился небезызвестный в финансовых кругах Эмиль Кирдорф (он же вскоре послал Рудольфа Гесса для переговоров о перспективном обеспечении фондами НСДАП; вспомните: масон, помощник мага Хаусхофера и друг Гитлера, сидевший с ним в тюрьме). Тиссеном для партии Гитлера был оформлен кредит в 250 000 марок через голландский банк в Роттердаме. Сделки не вызывали подозрений, так как Тиссен являлся главой всех стальных заводов, Немецкого стального треста (который финансировался одним из финансовых воротил США). В 1932 г. прошла знаменитая встреча в клубе промышленников Дюссельдорфа, на которой Гитлер обратился к ведущим бизнесменам Рура и Рейнской области. Одним из главных организаторов встречи историки называют Тиссена; указывая, что в том же году в фонд избирательной кампании промышленниками Гитлера было собрано 3 000 000 марок!

          В январе 1941 года Тиссен обсуждал с рейхсмаршалом Герингом вопросы недвижимого имущества, финансовых ресурсов, передвижения во время войны, защиты и поддержки интересов НСДАП и др. При допросе Тиссен подтвердил существование договорённости о комплексном со стороны Уолл-стрита контроле расхода денег НСДАП и руководством германского государства.

          В награду за старания Тиссен и некоторые другие в Третьем рейхе имели практически неограниченную власть в бизнесе.

          Среди европейских и американских банкиров, участвовавших в проекте «фашистская Германия», значатся ещё многие имена, скрываемые от общественности. Участвуя в сделках, все они прекрасно понимали: возможности баснословного обогащения для них появлялись только в случае начала военных действий! Ведь, в самом деле, войну (как и любую революцию) используют для получения прибыли корпорациями, находящимися под полным контролем финансовых магнатов.

          Из сумм, выделенных на создание «фашистской Германии», втайне от финансировавших изымалось 10 %.

          Впоследствии следы этих гигантских сумм пытались отыскать и американские «спонсоры», в частности, по словам Грейга, этот вопрос в канун войны обсуждался при личной встрече Гарримана и Митрополитова, тайно состоявшейся в Малайзии; но безуспешно… до поры до времени…

          Часть из изъятых сумм шла на обеспечение личной безопасности фюрера, а часть — на реализацию… секретного проекта «Антарктида», который реализовывался тайно в рамках непрямого советско-германского сотрудничества.

          В 1935 году Гитлер проводил секретное совещание в Берлине, на котором присутствовали Геринг, Гиммлер, Йост и мало кому тогда известный Вальтер Шелленберг, сменивший впоследствии Йоста. Под конец совещания был вызван Гейдрих. А спустя двое суток Митрополитов положил на стол товарищу Сталину перевод совещания, на котором был решён вопрос о финансировании работ, связанных с программой «Антарктида», из американских денег.

          В силу чего 1935 год следует считать годом официального начала самого тайного проекта века — проекта «Антарктида».

          Вот гений Сталина: он направлял деньги тех, кто создал советскую систему его тоталитарного государства на создание своего ударного кулака в виде нацистской Германии, которую намеревался толкнуть на поля мировых сражений, чтобы в конечном итоге самому диктовать волю Мировому правительству. И он же направлял часть этих же денег на сверхтайный и сверхмасштабный проект, обеспечивавший реализацию всех дальнейших его грандиозных планов.

          …Получается, что Запад, пытаясь сделать Германию орудием разрушения, в том числе и России, выпестовал себе соперника в борьбе за мировое господство. В лице фашизма был порождён чудовищный монстр идеологии; монстр, в конце концов вырвавшийся из бутылки… Но миру стало как-то неудобно назвать тех, кто выбил пробку из этой бутылки.


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить