Ольга Грейгъ
02.11.2012 г.

  На главную раздела "Публицистика"




Глава 10. «ПОКА СВАСТИКА НЕ ВОССИЯЕТ НАД ХОЛОДОМ ТЕМНОТЫ…»


          Логично предположить, что на бурном сломе эпох руководство имперской разведки Николая II (работающей, как любая разведка, и на близкое и на далёкое будущее!) сочло целесообразным увеличить количество резидентур в ряде европейских государств под прикрытием тайных обществ и иных структур по типу масонских лож, которых тогда имелось превеликое множество. И через которые уже давно в самой Российской империи действовали подрывные иностранные структуры.

          Наиболее важным регионом Европы для имперской разведки, конечно же, являлась Германия. Одним из тех, кто работал на резидента имперской разведки Дитриха, был барон Рудольф фон Заботтендорф. Думается, официальных подтверждений этому нет и быть не может (?), хотя бы потому, что партийная разведка, заполучив в свои руки секреты имперской разведки Романовых, свои тайны никогда НЕ выдавала и никакими документами, которые могли бы попасть в руки рядового гражданина, НЕ подтверждала. В последние годы, конечно, определённая информация всё же доходит до нас, но даётся дозированно в виде «эксклюзивных интервью», «находок в секретных архивах» и т. д., — однако нельзя забывать, что все секреты, выдаваемые через официальные источники, поступают по чьему-либо разрешению, а, значит, всегда есть кто-то, кто заинтересован выдать ту или иную порцию информации в своих личных интересах… ведя свои игры в потоках лжи и денег?

          Но есть подтверждение тому, что в 1908 году состоялось несколько встреч Либенфельса и Заботтендорфа, на которых мистики обсуждали свои позиции по разным вопросам.

          Обременённый поручением резидента, фон Заботтендорф создаёт свой Орден, прикрывая его формирование «трудами о легендарной земле Туле»; впоследствии эта структура получила название общества Туле. Сформированная, исходя из представлений, оставленных ещё древними греками и римлянами о некой легендарной стране (острове) Туле на севере Европы, где проживают светловолосые и голубоглазые идеальные во всех отношениях люди высокого роста. Тогда как другие люди, рассеянные по всей Земле, ещё не успели выйти из животного состояния, жители острова Туле, являющегося частью Арктического континента, имели высокую цивилизацию, основанную на понятии чести. Этих мифических прапредков на новый немецкий лад представили совершенными арийцами.

          Члены общества Туле изучали не только ритуалы древних германцев, но получали знания по белой и чёрной магии, астрологии, психологии, умению контролировать тонкую, незримую энергию, пронизывающую весь мир.

          Через короткое время мюнхенская структура общества Туле стала филиалом Тевтонского рыцарского ордена, который ещё в середине xix века оказался в сфере влияния имперской разведки, и она внедрила в него своих агентов. Руководство Тевтонского рыцарского ордена находилось в столице Германии; девизом его членов (в том числе и в структурных подразделениях) стали крылатые для каждого немца слова: «Помни, что ты — немец! Держи свою кровь в чистоте!» Эмблема ордена представляла собой старинный кинжал, наложенный на свивающиеся дубовые ветви, а вокруг шла готическая надпись: «Моя честь — верность».

          Настоящее имя фон Заботтендорфа Адам Альфред Рудольф Глауэр. Он родился в 1875 году в семье дрезденского еврея-железнодорожника (что впоследствии будет им тщательно скрыто). Нанявшись кочегаром на торговое судно, юноша посетил самые разные страны, в том числе Австралию и Дальний Восток, побывал в Египте и Турции. За время путешествий он увлёкся оккультными практиками и свёл знакомство с главой одного из тайных турецких орденов Гуссейном Пашой. Последний взял юношу под своё покровительство; и вскоре молодой человек оказывается в турецкой столице, работает управляющим в анатолийских поместьях Гуссейна, изучает язык, проникая всё глубже в таинства древних мистиков.

          Вскоре близким наставником Глауэра становится греческий еврей Термуди, масон, водящий дружбу с розенкрейцерами. Выходец из семьи раввинов, каббалист и алхимик Термуди, помимо всего прочего, являлся владельцем крупного банка. То ли за талант, то ли за иные качества, которые приписывают всем масонам, но Термуди сделал Глауэра своим главным наследником. Так немец получил большое наследство в придачу с богатой оккультной библиотекой и набором магических предметов, которыми наверняка пользовался многие годы жизни.

          Благодаря полученным деньгам, он возвращается в Европу, где распространяется, получая всё новых последователей, учение о чистой, арийской расе. Глауэр будет среди тех, кто полностью разделяет такой взгляд. Между путешествиями и встречами с мистиками, он знакомится с семьёй барона фон Заботтендорфа. Считалось, что Заботтендорфы принадлежали к числу самых могущественных масонских родов. А Зигмунд фон Заботтендоф, с которым познакомился Глауэр, водил дружбу с Либенфельсом и входил в число членов его ордена.

          Престарелый барон в силу определённых обстоятельств принимает решение усыновить Глауэра; однако нравы в Австрии были таковы, что император (а на подобное решение требовалось высочайшее разрешение!) этого никогда бы не дозволил. И усыновление произошло в Турции, где новоиспечённый дворянин остаётся, ведя довольно странный образ жизни: работает простым учителем в еврейской колонии, но одновременно является посредником между крупными немецкими и швейцарскими фирмами, среди членов правлений которых также имелись масоны. В некотором смысле, ведёт игры на тех и на этих; вполне вероятно, что Заботтендорф был двойным, а то и тройным агентом.

          Что из его «восточной жизни» легенда профессионального разведчика, а что правда — нам уже не дознаться. Однако существуют сведения, что он был вхож в ту нью-йоркскую высотку, где время от времени заседает Мировое правительство.

          В 1910-м фон Заботтендорф основывает свою мистическую ложу; в 1913-м возвращается в Германию, где у него быстро возникают связи с баварскими масонами и пангерманистами. И входит в Германский орден (Германенорден), поставивший целью добиться расовой чистоты немцев. В этом ордене имеется своя приоритетная «изюминка»: изучение древнегерманских магических письмён, или рун, которые якобы оказались забыты из-за гибельного смешения древних ариев с семитами. Задача членов ордена состояла в том, чтобы собрать воедино тех, в чьей крови ещё остались гены чистых предков, и восстановить исконную расу.

          В 1917 году Заботтендорф становится главой баварского отделения Германского ордена. Его успехи по привлечению новых членов несомненны; среди последователей — и Герман Геринг, ас-истребитель, будущий наци № 2, как его окрестили журналисты и писатели.

          В этой среде также много ведётся разговоров о будущем Германии, о библейско-мистических раритетах, о Чаше Грааля, Копье Лонгина, о рунах и тайных знамениях. Ритуалы посвящения в члены ордена соответствовали масонским, с некоторыми незначительными новшествами.

          В то время, также подпитываемые международным капиталом, на авансцену истории в Германии выходят социалисты. В стране глубоко проросли корни так называемого «революционного движения»; здесь прежде были конспиративные квартиры и базы «русских большевиков»; в Германии, по словам большевистского классика Белинского, был «Иерусалим новейшего человечества». В унисон рассудил и возлюбленный большевиками немецкий философ Гегель, пророчивший германцам вечное мировое главенство среди народов, но без… славян, которые исчезнут вовсе. Философия, словно закладываемая народу программа, будет использована, когда придёт время столкнуть два великих народа: немцев и русских.

          Для социалистов члены Германского ордена, выступающие против наличия в немецкой среде евреев — враги. В целях сохранения организации Германский орден исчезает, чтобы… возродиться как общество Туле. В 1918 году в результате революции провозглашена Баварская социалистическая республика. По улицам гордо чеканят шаг патрули Красной гвардии. «Вчера мы пережили гибель всего, что было нам дорого, близко и свято. Вместо наших принцев германской крови, у власти находятся смертельные враги: евреи…», — безутешно признает Заботтендорф, выступая на очередном собрании общества Туле в Мюнхене. И добавляет: «С сегодняшнего дня наш символ — красный орёл, пусть он предупреждает нас, что мы должны умереть, чтобы выжить. Мы должны бороться, пока свастика не воссияет над холодом темноты».

          Согласно древнейшим верованиям, свастика — крест с загнутыми краями, — символизировала солнце или катящееся огненное колесо, а ещё — кругообразное вращение мира. Известно, что этот древнейший символ почитался в землях, где жили индоевропейцы: в Индии, Иране, Средней Азии, в древней Римской империи.

          Слова, сказанные Заботтендорфом, оказались услышаны не только отдельными членами тайного общества, но и народными массами: все солдаты добровольческих корпусов, громившие «красную социалистическую республику», рисовали свастику на своих шлемах. С того часа древний знак «шагающего солнца-креста» стал считаться символом борьбы за расовую чистоту и спасение нации.

          В этот период происходит единение общества Туле и Национал-социалистической партии Гитлера; в общих делах выкристаллизовываются планы, определяются лидеры на вторые и третьи роли. Членами общества Туле среди прочих были известные нацисты Дитрих Эккарт, Рудольф Гесс, Альфред Розенберг, тот же Герман Геринг, которого сам Заботтендорф познакомил с Гитлером.

          После неудачной попытки переворота в ноябре 1923 года фюрер оказался в тюрьме; «пивной путч» провалился, и Заботтендорф, благословивший Адика на захват власти, вместе с некоторыми из своих последователей бежал из страны. В силу чего его влияние на Гитлера ослабло, и, в конце концов, фюрер подмял влиятельную организацию под себя. Общество Туле стало филиалом НСДАП, вернее, его магическим центром. Впоследствии оно станет одним из отделений системы таинственных институтов «Аненэрбе».

          Фон Заботтендорф свою роль выполнил; мавр сделал своё дело, мавр может быть забыт… Не допускаемый более к политической элите Третьего рейха, окончательно бежавший из Германии в 1933-м, но памятуя свои исключительные заслуги, Лауэр-Заботтендорф покончит с собой 9 мая 1945 года (некоторые историки называют цифру 8 мая), — словно в отместку небесной кармической сути, допустившей гибель всех его великих надежд.

          Причиной его последнего бегства из страны станут называть еврейское происхождение, о чём дознаются наци; а также издание им книги «Прежде чем пришёл Гитлер» (1933 г.; в русском варианте существует другой перевод названия: «Прежде Гитлера был я»), в которой Заботтендорф поместит список членов Туле, указывая, что в 1932 г. Адольф Гитлер принял предложение стать Великим магистром Германского ордена.


В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить