23.04.2012 г.

  На главную раздела "Сапунов Борис Викторович"



Марка Польши, посвящённая годовщине Варшавского восстания
Марка Польши, посвящённая годовщине
Варшавского восстания.
          Осенью этого года исполнилось 64 года с момента одного из трагических событий в истории Польши в годы II Мировой войны, многие подробности которых до сих пор остались мало или совсем неизвестны гражданам нашей страны. Но отголоски тех событий остро звучат еще сегодня, определяя наши отношения с современной Польшей.

          Я имею в виду Варшавское восстание осенью 1944 г., разгром которого определенные круги на Западе пытались и пытаются до сих пор, искажая факты, использовать для антирусской пропаганды. В ряде кинофильмов и других средствах массовой информации в сознании польского населения, и особенно молодежи, внушается мысль о том, что русские (тогда Советская Армия) не поддерживали восставших варшавян, что привело к огромным человеческим жертвам и полному разрушению столицы Польши.


          В 1944 г. я служил в составе войск 1-го Белорусского фронта, в частях РГК (Резерв главного командования), который был нацелен на Берлин через Варшаву. Те отдаленные во времени события я вспоминаю по личным впечатлениям, по официальным сообщениям нашего командования, по разговорам с участниками и очевидцами тех событий. Кроме того, мне несколько раз пришлось бывать в Польше по приглашению и беседовать с теми, кто принимал участие в боях в дни восстания. Это дает мне право рассказать правду о том, как все было на самом деле.

          Прежде чем начать излагать историю восстания, следует хотя бы кратко напомнить обстановку в дни, предшествующие восстанию. После форсирования Буга летом 1944 г. Советские войска устремились на Запад, преодолевая иногда до 30 км в день. Естественно, что при таком стремительном темпе наступления тыловые службы начали отставать. Шофера жаловались, что после поездки на тыловые базы они возвращались к линии фронта с пустыми бензобаками. Когда подошли к Висле, стала ощущаться острая нехватка боекомплектов и ГСМ (горюче-смазочных материалов). Форсировать Вислу, которая по ширине под Варшавой, не уже Невы, с ходу не удалось. Наше командование было вынуждено временно прекратить наступление, чтобы подтянуть тылы. Фронт замер на противоположном берегу Вислы против польской столицы.

          По западному высокому берегу немцы проложили железнодорожные рельсы, по которым должны были перемещаться платформы с тяжелыми орудиями для ударов по нашим войскам в местах наступлений на их позиции. Зенитная часть, в которой я служил, разместилась в пригороде Варшавы - Рембертуве, теперь включенном в городскую черту. Началось длительное стояние, которое, как нам объясняли, было вызвано необходимостью тщательной подготовки форсирования Вислы и штурма города. Я несколько раз подходил к берегу Вислы и думал о том, сколько наших офицеров и солдат потонут в «широкой Висле» под огнем тяжелых орудий. О начале восстания мы, конечно, ничего не знали.

          Оно началось 1 августа по указанию Польского Лондонского правительства в изгнании силами реакционной Армии Краевой (АК). Согласно разработанного эмигрантами плана военной операции, условное название которого было «Буря», Армия Краева должна была накануне наступления советских войск в Варшаву в течение 4-5 дней овладеть столицей. По их представлениям это дало бы правительству Миколайчика возможность на самолете полететь в Варшаву и в противоположность народному правительству «Жонду Народовому», которое было сформировано 21 июля в городе Холм, захватить власть. Прогрессивные круги польского общества были решительно против восстания, ибо понимало его бесперспективность.

          Во главе Лондонского правительства стоял Миколайчик, который должен был стать руководителем Польши. Приказ о начале выступления был отдан командующим Армией Краевой Т.Бур-Комаровским 31 июля.

 
 Памятник «Маленький повстанец». Варшава
Памятник «Маленький повстанец». Варшава
          Сигналом к началу восстания были удары колокола на одном из варшавских костелов. Следует отметить, что немецкая разведка не сумела проследить подготовку к восстанию и дату его начала. Солдаты Вермахта не были к нему подготовлены. С военной точки зрения можно утверждать, что восстание было обречено на провал. Его организаторы не учитывали ни обстановку на Советско-Германском фронте, не согласовали его с советским командованием. Кроме того, поднять восстание в зоне передовой линии усиленной немецкой обороны было актом самоубийства. Генерал Бур-Комаровский даже не связался с командованием Западных стран. Руководство Варшавским восстанием располагало приблизительно резервами в 16 тыс. человек, из которых только 3.500 человек было вооружено легким оружием. Руководство ЦК Польской рабочей партии все же отдало приказ всем членам партии и частям Армии Людовой выйти из подполья и сражаться вместе с восставшими. (Отметим, что в годы II Мировой войны в Польше сформировалось несколько военизированных группировок разных политических ориентацией – Армия Людова, Армия Краева, Армия Народова и ряд других).


          По словам поляков в первый день восстания было убито около 10 тысяч немецких офицеров и солдат, которые проживали в городе на частных квартирах. Немецкое командование сразу отдало приказ всем военнослужащим выйти из города и начать методическое наступление танками на городские кварталы. С немецкой пунктуальностью они штурмовали каждый дом, расстреливая всех, кто в них находился.

          Варшава была охвачена морем огня. Мы хорошо видели в бинокли горящую столицу Польши и сперва не понимали, почему мы не предпринимаем мер в поддержку восставших варшавян. Но нам объяснили, что потом полностью подтвердилось, что восстание носило антисоветский и антирусский характер, и не согласовано с нашим командованием.

          Для любого здравомыслящего человека было очевидно, что замысел Польского эмигрантского правительства в Лондоне, конкретно Миколайчика и руководителя восстания в Варшаве генерала Бур-Комаровского, был грандиозной авантюрой. У повстанцев было только легкое оружие, и удержать город на линии немецкой обороны, где у командования Вермахта были задействованы мощные боевые силы, повстанцы никогда бы не могли. Потери немцев в первый день восстания легко объяснить его неожиданностью.

          Многочисленные подпольные   военизированные польские формирования в основном были враждебны Советской армии. Тогда считалось, что просоветской была только Армия Народова. Этот факт крайне важен для понимания причин и целей Варшавского восстания. Я слышал разговоры о том, что брошенные нашим командованием десантные части в поддержку повстанцев,  форсировавшие  Вислу, в тех местах, которые на западном берегу еще держали повстанцы, были обстреляны стоявшими там солдатами Армии Краевой. Через какое-то время  (точной даты я не помню), видимо в начале сентября, нам зачитали приказ Верховного командования, который, как говорили, был подписан  И. Сталиным. Весь текст этого приказа я до сих пор не видел в печати, но сущность, и даже отдельные фразы из него, запомнил на всю жизнь. В нем было сказано, что к командованию 1-го Белорусского фронта обратились члены Жонда Народового, базировавшиеся тогда в городе Люблин. Среди подписавших это обращение я запомнил фамилию Ванды Василевской. Они писали, что хорошо понимают антирусский характер восстания. Но, учитывая то, что в Варшаве погибают тысячи невинных людей, просили помочь варшавянам.

          К слову отмечу, что еще до восстания я наблюдал среди определенных кругов населения Польши наличие антирусских настроений, связанных с воспоминаниями о разделах Польши и о штурме Праги (пригород Варшавы) А.В.Суворовым. В связи с обращением прогрессивного правительства 13 сентября командование 1-м Белорусским фронтом отдало приказ силами авиации и артиллерии прикрыть позиции повстанцев. По данным нашей авиации мы стреляли через Вислу по переднему краю оборону повстанцев, отсекая от их позиций немецкие танки.

          Иногда в силу быстро менявшейся ситуации бывали сбои, которые обыгрывают правые силы в Польше. 15 сентября наши части форсировали Вислу и вступили на левый западный берег Варшавы.

          Следует отметить, что благодаря хорошо продуманной операции советским командованием под руководством маршала Г.К.Жукова, потери в живой силе и технике были много меньше ожидаемых. 2 октября Бур-Комаровский подписал полную капитуляцию. Восстание, длившееся 63 дня, было окончательно подавлено. И хотя варшавяне проявили высокий героизм, иного конца нельзя было ожидать. По польским данным в городе погибло около 200 тыс. человек. Значительную часть уцелевшего населения немцы угнали на Запад.
    

 Руины Варшавы в момент освобождения, январь 1945 г.
Руины Варшавы в момент освобождения, январь 1945 г.
          Когда я в составе нашей части перебрался на западный берег и попал на Маршалковскую улицу, главную магистраль города, то увидел страшную картину. Варшава была практически полностью уничтожена. Все дома на Маршалковской были разрушены, кроме одного дома, в котором был немецкий госпиталь. Потом в нем было размещено правительство народной Польши. В подвалах лежала гора трупов.

          Такому тотальному разрушению не подвергался ни один город Западной Европы. Наши мощные танки расчищали улицы от завалов для продвижения на Запад колонн Советских войск. Особенно пострадало Старое Място, где в подземельях пытались спасаться люди. Я спускался туда и был поражен наличием под Варшавой системы подземелий, о которых не знали многие варшавяне, и тем более наши военные до штурма города.

 

          Уже после войны, просматривая польские кинофильмы, такие как «Пепел и алмаз», «Тоннель», я не мог представить, как у режиссеров хватило совести так искажать правду. Ведь в этих фильмах во всех бедах обвиняются русские (Советские войска). Я не случайно употребляю два названия Советской армии, т. к. на Западе нас чаще называли русскими войсками, хотя наша армия была полиэтнической по национальному составу.

          Когда я выступал в Польской Народной республике с изложением правды о страшных событиях осени 1944 года, многие слушавшие меня были крайне удивлены тем, что я говорил. Вспоминая сегодня о событиях тех далеких лет, невольно думаешь о словах В. Путина о двойной морали некоторых западных деятелей, которые, рассматривая сущность русско-грузинского конфликта осенью этого года, проводят ту же линию дезинформации. Но следует надеяться, что историческая правда в конце концов восторжествует. А у меня как память о тех событиях осталась медаль «За освобождение Варшавы».

 

Главный научный сотрудник
Государственного Эрмитажа
Доктор исторических наук
Б.В. Сапунов

 

Статья поступила в редакцию 13.11.2008 г.
Подборка иллюстраций наша, ред. портала, СИРИН
Источники:  http://ru.wikipedia.org/


 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить