Земная жизнь Иисуса
Б. В. Сапунов, академик ПАНИ, д.ист.н.

 

ГЛАВА 5
КРЕСТНАЯ КАЗНЬ. ВОСКРЕСЕНИЕ. ВОЗНЕСЕНИЕ

1. Кто вынес приговор Иисусу?

Так кто же персонально ответственен за распятие Христа? Вопрос этот не праздный. Он волнует умы людей почти две тысячи лет. Любой современный еврей сразу же ответит на этот вопрос - прокуратор Иудеи римский чиновник Понтий Пилат. Формально этот ответ правилен, ибо Пилат воплощал в Иудее высшую судебную инстанцию, и, поэтому, несет личную ответственность за казнь Иисуса

Но, более внимательное прочтение соответствующих мест Евангелий говорит о том, что дело обстояло гораздо сложнее. Иудейские служители культа и начальники задолго до трагических дней Пасхи 33 г. искали пути убить Христа. Наконец, за два дня до суда Пилата, во дворце первосвященника Киафы (Каиафы), собрались священники и старейшины народа. “Они решили хитростью схватить Христа и убить” (Матфей,26.3—).

О том, что такое совещание имело место, что на нем присутствовали священники и учителя Закона, сообщает так же ев. Марк (14.1).

По-видимому, на этом совещании был не только вынесен смертный приговор Иисусу, но так же был разработан детальный план его реализации. Как в ХХI в., так и в I в., для проведения массовых мероприятий необходима организационная работа. Трудно допустить, что жители Иерусалима и прибывшие в город на праздник Пасхи иудеи стихийно стали бы требовать от Пилата казни Христа. В толпу были заранее заброшены специально подготовленные агитаторы, которые провоцировали накал страстей. Именно они требовали казнить Иисуса. Данная гипотеза находит подтверждение в Евангелии от Матфея. Он писал: “...Священники и старейшины подговорили (подчеркнуто нами. Б.С.) толпу просить освободить Варавву и казнить Иисуса” (Матфей.27.20).

Какова была подлинная роль Понтия Пилата в судьбе Иисуса Христа? П.Пилат был шестым прокуратором Иудеи, римским правителем Палестины, входившей в административном отношении в провинцию Сирия. Кроме евангелистов, о нем писали светские писатели, в том числе И.Флавий и историк Тацит. По сведениям последнего, он был высокомерный и жестокий человек, который не брезговал никакими средствами для достижения своей цели. Он правил Иудеей 10 лет, с 26 по 36 г., как раз в те годы, когда Иисус совершал свое Служение. Был отрешен от должности императором Калигулой, и, по некоторым сведениям, даже сослан по очередному доносу из Иудеи. Как римский администратор, он отрицательно относился к местной религии и местному населению, которое, согласно учению Моисея, считало себя избранным народом. Его имперский менталитет не мог допустить, что он, гордый римлянин, в глазах иудеев был “гой”, человек второго сорта.

После первого же допроса Иисуса он понял, что Христос не совершил никаких преступлений против римских законов, так как царство Иисуса на небе. Он не мог быть не только осужден, но не должен был даже привлечен к следствию. Религиозные конфликты в среде иудеев не входили в круг полномочий Пилата. После допросов Иисуса, пораженный величием личности Христа, он воскликнул: “Вот человек!” (Иоанн. 19.5).

Но, с другой стороны, как представитель Рима и глава администрации в Иудее, Пилат отвечал за порядок и спокойствие во вверенной ему провинции. Он обязан был не допускать мятежей и иных форм общественных возмущений. Во время процесса над Иисусом на Пилата оказывалось мощное давление, как со стороны священноначальников и местной администрации Иерусалима, так и разбушевавшейся толпы, требовавшей казни Иисуса. Пилат боялся открытого восстания и очередного доноса в Рим, что он “не друг Кесаря”.

Наконец, следует учесть влияние на Понтия Пилата его жены, римлянки Клавдии Прокулы. Из евангелистов о ней упомянул только Матфей, не называя ее по имени. Когда Пилат сидел на судейском стуле, его жена передала ему: “не делай ничего с этим невинным человеком, я сильно пострадала сегодня во сне за него” (Матфей, 27.19).

О Клавдии Прокуле необходимо сказать несколько слов, хотя известно о ней крайне мало. Иосиф Флавий писал, что ее исцелил Христос, и она стала тайной христианкой. С другой стороны, Ориген считал ее явной иудейкой. Трудно поверить, что жена римского наместника в Иудее, носившая латинское имя, могла принять иудаизм. Предпочтительней представляется сообщение Иосифа Флавия о тайной приверженности Клавдии к христианству, ибо в Риме христианство считали религией плебса и рабов. Но скрыть от мужа свою веру в Христа она не могла, что следует из записи Ев. Матфея. От нее Пилат мог узнать, хотя бы основные догматы христианства. В том числе, и о наднациональном характере Новой веры. Такая религиозная идея должна была импонировать римским властям, как в центре, так и в провинциях. Наднациональная, единая для всей империи религия, снимала бы конфессиональные конфликты, которые тогда подтачивали единство империи.

Если Прокула во время суда открыто выступила в защиту Христа, то, видимо, Пилат знал о том, что его жена положительно относится к Спасителю и Новой вере. В силу своих служебных обязанностей, Пилат должен был интересоваться новым религиозным учением, которое набирало силу на вверенной ему территории. Источник информации был рядом, и он не мог им не воспользоваться.

В проповедях Христа, записанных Евангелистами, нет ни одного намека на призыв к борьбе с Римом. Иисус никогда и нигде не выступал против рабовладения - экономической базы могущества империи. Такую общественную формацию он считал нормой жизни своего времени (Лука.12.35).

Более определенно по этим актуальным вопросам своего времени выступали апостолы. Особенно важны высказывания апостола Павла, проповедовавшего христианство среди язычников в разных регионах империи.

Развивая мысли Учителя, в письме христианам в Эфесе, Павел писал: “Рабы, подчиняйтесь вашим хозяевам искренне, с убеждением и страхом, как подчинялись бы Христу!” (Павел. Письма к христианам в Эфесе.615).

В письме к Колоссянам, апостол Павел повторяет эту же мысль:

“Рабы, подчиняйтесь вашим земным хозяевам!” (4.11).

В первом письме к Тимофею, он обращается к этической стороне отношений рабов к рабовладельцам:

“Рабы пусть относятся с уважением к своим хозяевам” (6.1).

В письме к Титу, Павел требовал учить рабов “быть послушными своим хозяевам во всем, чтобы они старались угодить им, и не обсуждали их в своих разговорах, не крали у своих хозяев, но что бы проявляли себя, как люди, на которых можно положиться” (Титу,2.9).

Приведенные примеры говорят о том, что подобный взгляд апостола Христова на рабовладение был не случайной оговоркой, а выражением системы взглядов ранних христиан на рабовладение.

Столь же четко апостол Павел формулировал отношение Христа и христианства к светским властям. В письме к римлянам он декларирует позицию христиан по этому вопросу. “Все существующие власти установлены Богом!” “Нет власти, не установленной Богом!” “Власти необходимо подчиняться не только из страха перед наказанием, но и по совести!” (13. О власти.1—).

В письме к Титу апостол Павел еще раз напоминает людям, “что они должны подчиняться правительству” (Титу.3.1).

Жена римского наместника не могла не знать отношение Христа и его апостолов к императорским властям и, конкретно, к ее мужу и к ней самой. Эта тема не могла не обсуждаться в семье Пилата. Римский наместник должен был знать отношение Христа к проблемам государственной власти и социальной структуры общества. Конечно, оппоненты могут возразить, что автор высказывает свою точку зрения, не подкрепленную письменными доказательствами. Но данное допущение вполне реально и хорошо объясняет позицию Пилата в процессе суда над Христом.

Свою уверенность в невинности Христа Пилат подкреплял тем, что знал, что “иудеи предали Иисуса” (Матфей.27.18).

Возможно, не все в учении Иисуса импонировало Пилату. Призывы Учителя любить ближнего, проповедь мира, взаимопрощения, сострадания к бедным, и ряд других установок Христа никак не могли вызывать сочувствие жестокого и гордого римского администратора. Логически рассуждая, можно допустить, что в конечном итоге Понтий Пилат видел в учении Иисуса больше выгодного для себя и для Рима, чем того, что он не мог принять. Скорее, он почувствовал в Христе потенциального союзника, а не конкретного врага. Тем более, что обвинение в государственной измене - провозглашение себя царем Иудеи, отпало сразу же после первого допроса.

В столь сложной ситуации Пилату было крайне трудно принять решение, которое требовали от него иудеи. Он вынужден был идти на компромисс со своей совестью и римскими законами, по которым крестная казнь полагалась лишь вооруженным разбойникам и политическим врагам империи. И он вынес половинчатый вердикт - выдал Иисуса духовным и светским властям Иерусалима. Но при этом продолжал прилагать все усилия, что бы сохранить жизнь Иисусу Христу.

Евангелисты по-разному передают текст приговора Пилата.

Матфей пишет, что Пилат повелел побить Иисуса и отдать на распятие (Матфей. 27.21).

Марк сообщает, что ради того, что бы удовлетворить толпу, Пилат повелел освободить Варавву, а Иисуса избить и передать на распятие (Марк.15.13).

Лука: Пилат передал Иисуса иудеям на их волю (Лука.23.25).

Иоанн: Пилат отдал им (иудеям, Б.С.) Иисуса на распятие (Иоанн.19.16).

Современники событий, апостолы и ученики Иисуса были твердо убеждены в том, что Христа казнили иудеи Иерусалима. Ев. Лука приводит слова двух учеников Спасителя о том, что “Иисуса из Назарета осудили на смерть и распяли священники и наши (т.е. иудейские, Б.С.) начальники” (Лука,24.21).

В письме христианам в Фессалониках апостол Павел писал: “Иудеи убили Господа Иисуса” (Павел. Письмо христианам в Фессалониках. 3.15). Понтий Пилат был лишь исполнителем требования духовных и светских властей Иерусалима казнить Иисуса. Пилат по мере возможности пытался спасти Христа, но обстоятельства оказались сильнее его. Учитывая это, египетские копты и эфиопские христиане причислили Понтия Пилата к лику святых.

В итоге можно сделать обоснованный вывод, что судом и казнью Христа руководили священники Иерусалимского храма и судьи Синедриона. Персональную ответственность должен был нести первосвященник Киафа (или Каиафа), который организовал это величайшее в истории преступление.

2. Загадка четырех букв

Крестной казни Христа посвящена обширная литература на многих языках. Историки искусства, богословы изучали и продолжают изучать стилистические особенности и семантику многочисленных композиций на тему Распятия Иисуса Христа. Однако, как это не покажется странным, многие элементы композиций икон на эту тему до сих пор хранят неразгаданные тайны. Одной из них является аббревиатура надписи на кресте Иисуса. Тиражированная миллионы раз, она известна каждому верующему и атеисту - “И.Н.Ц.И.” - “Иисус Назарей царь иудейский”.

Согласно норм римского права, надпись на кресте распятого являлась краткой формулировкой вынесенного приговора. Сама крестная казнь имела целью не только и не столько физическое уничтожение преступившего римские законы. Она должна была действовать устрашающе на всех тех, кто мог бы нарушить их в будущем. Надписи имели большое значение в системе римского судопроизводства. Отсюда вытекает вопрос - какие же римские законы нарушил Иисус? Как сформулировал свой неправый приговор Понтий Пилат? Выше уже было отмечено, что римские наместники в провинциях империи обладали огромной властью. Они были полномочны казнить и миловать. Пилат говорил Иисусу: “А знаешь ли, что я имею власть распять тебя и власть имею отпустить тебя!” (Иоанн.19.10).

Не так давно были опубликованы письма Цицерона, который сам был наместником в Киликие, и хорошо знал круг своих полномочий. Знал их и Понтий Пилат. В Евангелиях не указана истинная причина лютой ненависти первосвященников, начальников и толпы в Иерусалиме к Иисусу Христу.

В Евангелии от Луки сказано, что “первосвященники и книжники искали, как бы погубить Христа... потому что боялись народа” (Лука, 22.2). Такое объяснение в определенной мере справедливо, ибо растущий авторитет Христа подрывал их влияние на народ. Но такое объяснение противоречит тексту Евангелий, гласящему, что толпы иудеев в Иерусалиме настойчиво требовали казни Учителя Новой веры. Иоанн писал, что иудеи сказали Пилату: “Мы имеем закон, и по закону нашему, он (Иисус — Б.С.) должен умереть, потому что сделал себя сыном Божьим!” (Иоанн,19.7). Но и это обвинение не подпадало под юрисдикцию Римского уголовного права.

Истинную причину ненависти к Христу не отметил ни один из евангелистов. Ее не раскрыли современные богословы.

Когда все высказанные Пилату обвинения “не сработали”, иудеи заявили, что Иисус объявил себя царем Иудейским, а “всякий, делающий себя царем, противник Кесаря” (Иоанн,19.12). Тогда Пилат “убоялся” и предал Иисуса в руки иудеев. Получается совершенно порочный юридический казус - Пилат, заявивший публично, что “не видит вины на этом человеке” - (Иисусе Христе, Б.С.), одновременно соглашается на его казнь. Прекрасно сознавая, что первосвященники предали Христа “из зависти” (Марк.15.16), Пилат подчеркивал, что “он не виновен в крови праведника сего” (Матфей,17.24). Значит, Пилат нарушал римские законы, вынося смертный приговор человеку, который не был виновен перед Римом, законы которого Пилат должен был соблюдать. По-видимому, Пилата мучила совесть, и хотя он, по сообщениям античных писателей, не был образцом порядочности, как-то хотел внутренне оправдать себя. Видимо, поэтому он столь настойчиво пытался спасти Иисуса. Но когда это ему не удалось, и Христос был распят, он приказал написать на доске над головой казненного на еврейском, греческом и латинском языках - Иисус Назарей царь Иудейский - (И.Н.Ц.И.). В данном случае Пилат совершил явный подлог, ибо прекрасно знал, что такая формула приговора не соответствует действительности.

С формулировкой Пилата не согласились и первосвященники Иерусалима. Они заявили протест, сказав Пилату: “Не пиши “царь Иудейский”, но что он говорил - “Я - царь иудейский”. Пилат ответил кратко, но жестко: “Что я написал, то написал” (Иоанн, 19.22). Вариант надписи, предложенный священниками, так же был далек от истины, ибо Христос никогда не объявлял себя царем Иудеи. Легко понять, почему иудейские духовные и светские власти предлагали изменить формулу Пилата. Если Иисус - царь Иудеи, значит, они признали его, и это должно привести к немедленной войне с Римом. Если Иисус сам себя назвал иудейским царем, то пусть за это он отвечает сам.

Отказ Пилата изменить текст не был результатом простого упрямства. Он понимал, что называть себя царем и быть царем - не одно и то же. Своей формулировкой Пилат создавал себе алиби в случае очередного доноса иудеев в Рим о том, что он “не друг Кесаря”. Любая проверка из Рима по возможному доносу сразу должна была увидеть, что Пилат строго охраняет целостность империи, ибо он казнил человека, который был царем Иудеи.

Надпись на кресте в редакции Понтия Пилата содержит целую серию ошибок или дезинформаций.

Сомнительна вторая буква аббревиатуры “Н”. Иисус назван “Назарей”, что указывает на его рождение в городе Назарете. Но ведь согласно евангельских записей, Иисус родился не в Назарете, а в Вифлееме. На конференции в Москве в ГМИИ на “Випперовских чтениях” в 1995 г. автору был задан вопрос - а не является ли слово “Назарей “определяющим не место рождения Иисуса, а фиксирующий его принадлежность к общественно-политической партии “Назареев”. В ответ на этот вопрос автор указал, что партийная принадлежность может изменяться, а место рождения является фактором идентификации личности. Эта практика римского права дожила до наших дней. Присутствовавшие в зале еврейские законоучителя согласились с моим доводом.

Неверны третья и четвертая буквы аббревиатуры. Иисус не был ни царем вообще, ни иудейским в частности.

Только первая буква соответствует действительности - имя Учителя “Иисус”.

3. Евангельское чудо Воскресения Христа. Вознесение

Подробно рассказывать церковную версию событий тех страшных дней и часов земной жизни Иисуса, едва ли имеет смысл. Они хорошо известны по текстам Евангелий, особенно Евангелия от Иоанна. О ней много писали богословы и отцы церкви, писатели и художники. От Средневековья до наших дней создано бесчисленное множество памятников изобразительного и прикладного искусства на этот сюжет. Однако, как и в ряде других случаев, многие моменты тех далеких событий до сих пор окутаны тайной. Теологи, интересуясь лишь сакральным смыслом произошедшего, обращали мало внимания на земные реалии казни и Воскресения. А ведь эти сюжеты имеют огромное значение в системе христианского вероучения. В Первом письме христианам в Коринфе (56  г. н.э.) апостол Павел утверждал: “А если Христос не воскрес из мертвых, то и вся наша проповедь бесполезна, так же, как и ваша вера” (15.14).

За время суда в Иерусалиме, на вопрос первосвященника: “Сын ли он Божий?” Христос ответил, что он “Сын человеческий!” (Матфей, 26.64). Поэтому, анализируя обстоятельства казни и Воскресения Иисуса, сконцентрируем внимание на человеческой сущности Учителя, оставив его божественные функции богословам. Оценим сообщения евангелистов и апостолов с учетом норм римского уголовного права, практики современной военно-полевой хирургии и реанимационной службы наших дней.

Распятие на кресте рассматривалось римским судопроизводством не только как казнь конкретного преступника, а как публичная мера устрашения. Особая жестокость ее заключалась в том, что распятый жил на кресте еще три-четыре дня, испытывая страшные мучения. На практике, как писал Э.Ренан, кровотечение из пробитых гвоздями ран на руках и ногах скоро прекращалось и не приводило к смерти. Летальный конец наступал от расстройства кровообращения, сбоев в работе сердца, от солнечного удара, если казнь совершалась в жаркие дни в районах Средиземноморья. Распятые крепкого телосложения умирали от обезвоживания организма.

В Римской империи для смертной казни применялись кресты трех типов:

1). “Св. Антония”, Тауобразный - “Т”.

2). “Латинский” Т”.

3). Косой или “Андреевский “крест-Х”. 

Какой крест был использован при казни Христа, евангелисты не уточняли. Скорее всего, Христос был распят на латинском кресте. Эту гипотезу подтверждает устойчивая иконография сцены распятия, передающая форму латинского креста.

Затронув вопрос о форме креста, на котором был казнен Иисус Христос, любой историк христианства должен объяснить, как орудие позорной казни стало символом спасения человечества?

Ранее было отмечено, что крест был широко известен в Древнем Египте, под названием “Нильский крест” или “анк”. Требовалось определенное время, чтоб произошли изменения в сознании населения империи, позволившие поменять знак семантики креста.

Внимательное прочтение “Деяний и Посланий Апостолов” приводит к выводу, что проповедуя на всей территории Римской империи учение Иисуса, они не усматривали в кресте символ спасения. Единственный раз о нем упомянул только апостол Павел в “Первом письме к христианам в Коринфе” (1.17—).

Крест стал символом христианства только в V веке. И произошло это через 100 лет после отмены императором Константином крестной казни.

Только тогда в сознании христиан могло утвердиться египетское представление о кресте, как символе вечной жизни, как пожелания счастья тем, кто его носит.

Из текстов Евангелий однозначно следует, что евангелисты Матфей, Марк и Лука, а так же другие апостолы и ученики Христовы, не присутствовали при казни Спасителя. Значит, их записи, сделанные в шестидесятые годы, через тридцать с лишним лет после описываемых ими события по информации, получаемой ими от других лиц, не являются абсолютно достоверными. Только евангелист Иоанн утверждал, что он один сопровождал Христа в его последний путь и первым осмотрел пустой гроб Господа. Современные западные богословы считают, что Евангелие от Иоанна было написано в 85- 90 годах в г. Эфесе. То есть через 50 с лишним лет после казни Иисуса.

Этим можно объяснить очевидные разночтения (но не противоречия, Б.С) в передаче тех событий Иоанном и другими Евангелистами.

Три Евангелиста сообщают, что к месту казни тяжелый крест нес крестьянин Симеон из Киринеи, сын Александра и Руфы, который тогда возвращался со своего поля в город. А Иоанн записал, что крест нес сам Иисус.

Сюжет с несением креста широко распространен в католической иконографии. Почти во всех западноевропейских католических костелах на северной и южной стенах помещены 12 изображений этой сцены. В знаменитом монастыре в Ченстохове (Ясна Гура, Польша) автор рассматривал великолепную сюиту скульптур, передающих скорбный путь Христа на Голгофу по версии Иоанна.

Таких разногласий можно привести значительно больше. Во всех случаях, более достоверными являются записи евангелиста Иоанна, ибо в них звучит эффект присутствия информатора, который был очевидцем описанных им событий.

Предлагаемый сценарий событий последних дней и часов земной жизни Иисуса следует рассматривать как гипотезу, которая, однако, объясняет многое. В том числе глубокую духовную драму такого жесткого бюрократически мыслящего человека, каким был Понтий Пилат. Даже он, закоренелый язычник, после краткого допроса Христа, был потрясен величием личности Учителя. Свое восхищение перед ним Пилат выразил в словах, вырвавшихся из его уст - “Се человек” (Иоанн,19.5).

Согласно нормам римской процедуры крестной казни, как об этом писал Э.Ренан, крест сперва клали на землю и гвоздями приколачивали запястья (но не ладони) рук и ступни ног. Иногда их привязывали веревками, что замедляло процесс умирания. Под ноги ставили опору в виде доски, или крепили так называемое “седло” - перпендикулярно закрепленное в вертикальной балке креста, на которое сажали казненного. Затем крест с распятым воздвигали вертикально (отсюда “Воздвижение”).

Досужие западные богословы проделали “судебный эксперимент” (на трупах, конечно), имитирующий крестную казнь. Оказалось, что прибитое к кресту гвоздями тело долго висеть не может. Мягкие ткани будут разорваны, и тело (трупа) срывается с креста. Кроме того, человек, подвешенный за руки, не сможет нормально дышать и скоро отойдет в “лучший мир”, что не входило в замыслы судей и палачей. Ноги Христа так же опирались на подножие, о чем говорят издевательские возгласы иудеев, присутствовавших при казни -“сойди с креста” (Матфей,27.40). К слову о палачах. Специального палача (или палачей) во время казни Иисуса в Иерусалиме не было. Их функции выполняли солдаты стоявшего в Палестине вспомогательного римского легиона. По мнению врачей реаниматоров, среди солдат должны были находиться квалифицированные заплечных дел мастера. В противном случае неопытный солдат мог (по мнению врачей) порвать крупные кровеносные сосуды в ладони или запястье, что привело бы к обильному кровотечению и быстрому концу, что нарушило бы замысел судей.

Спустя три часа после начала казни Христос громко воскликнул: “Бог мой, Бог мой, зачем Ты меня оставил!”, и испустил дух.

Но и после видимой смерти иудеи не оставили в покое тело Христа. Они потребовали у Пилата (по римскому обычаю) перебить ноги осужденного. (Иоанн.19,31).

Стоявшие у креста воины, решив, что Христос уже мертв, не стали этого делать. Один из легионеров, чтоб убедиться в смерти Иисуса, ударил его копьем в бок (Отметим, что подобная практика констатации смерти дожила до недавнего времени. А.И.Солженицын в “Архипелаге Гулаг” писал о том, что, дабы исключить возможность симуляции, тела усопших заключенных охранники лагерей прокалывали штыками).

Можно установить примерно, под каким углом был нанесен удар. Как утверждал Э. Ренан, крест был высотой около 2.5— метров. Длина боевого копья, рассчитанного на действия в плотном строю римских когорт, колебалась от 160 до 200 см. Люди, которые видели в Иерусалиме Голгофский холм, утверждают, что он имел высоту 6 - 7 метров и завершался конусообразной вершиной. Легионер мог нанести Христу только касательный удар, стоя ниже его на склоне холма. Направленное снизу вверх, лезвие проникло под правое ребро. Если бы копье нанесло прямой удар в левую сторону груди, то лезвие должно было задеть сердце и вызвать обильное кровотечение и быстрый летальный конец.

Как уже было отмечено, распятый на кресте человек мучился несколько дней. Это хорошо знал Понтий Пилат. Поэтому, когда ему доложили, что Христос скончался через несколько часов после начала казни, он был крайне удивлен, воскликнув: “...Он уже умер?” (Марк,16,44).

Итак, согласно христианской традиции, Иисус Христос скончался в Иерусалиме в три часа дня по местному времени, в пятницу, накануне еврейской пасхи в 33 году н. эры.

Здесь, как и во многих других эпизодах земной жизни Иисуса, возникают сложные вопросы.

Даже в наши дни констатация смерти —сложная медицинская задача. Врачи - реаниматоры несколько часов пытаются оживить попавшего к ним человека. Конечно, у разных людей разный запас прочности. Да и нанесенные травмы бывают весьма различные. Однако, существуют какие-то средние показатели. Специалисты полевой хирургии, учитывая опыт фронтовых ранений, затрудняются дать однозначный ответ о неизбежности смерти Иисуса на кресте. Такие ранения, которые были нанесены Христу, по наблюдениям автора на фронте, как правило, не приводили к трагическому концу. Люди выдерживали значительно более тяжелые ранения. Следует обратить внимание на одно обстоятельство, которое позволяет предположить, что после того, как Христос воскликнул и испустил дух, он, видимо, еще был жив. Из раны от копья пошла кровь и сукровица. У покойника, у которого остановилось сердце и отсутствует кровяное давление, из раны кровь не течет. Грааль не наполнился бы его кровью.

Все изложенные соображения исходят из запаса прочности среднего человека и в полной мере не могут быть соотнесены к Иисусу Христу. Но если в христианской традиции Иисус был физически слабым, то по предложенной реконструкции он был крупным и вполне физически здоровым человеком. Кроме того, исцеляя других, Иисус должен был исцелить самого себя. Индийские йоги демонстрируют феноменальную живучесть в самых экстремальных условиях.

Возникает предположение, что Христос не скончался на кресте. Скорее он находился в состоянии комы, на границе между жизнью и смертью, которую легионеры и женщины, стоявшие возле креста, приняли за смерть.

Вечером того же дня, через три часа после того, как легионеры признали, что Христос мертв, богатый христианин Иосиф из Арифмафеи и еще один христианин, некий Никодим, обратились к Пилату с просьбой снять с креста тело Иисуса, чтобы похоронить его. Пилат дал согласие, которое шло в разрез с практикой римской крестной казни, согласно которой казненный и после смерти, вселяя ужас, еще долго должен был висеть на кресте.

Отметим, что в античных источниках зафиксированы случаи, когда распятого амнистировали и снимали с креста. После чего он поправлялся и жил какое-то время, которое ему отводила судьба. Известно, что перед захоронением тела Иисуса было тщательно обработано мощными антисептиками - ста килограммами алоэ и смирны, которые способствовали быстрейшему заживлению ран. Затем, согласно иудейскому обычаю, тело было обвито чистой плащаницей, пропитанной благовониями, и положено в грот, вырубленный в скале. Он находился в саду, невдалеке от того места, где совершилась казнь. Привалив ко входу в грот большой камень, они удалились.

Во XI веке христианский писатель Тертуллиан записал бытовавшую в Иерусалиме легенду, что тело Иисуса унес садовник по имени Филоген.

Евангелист Матфей сообщает интересную подробность. В субботу первосвященники и фарисеи собрались у Пилата и сказали ему: “Мы вспомнили, что обманщик тот (Иисус Христос, Б.С.), еще будучи в живых, сказал: “После трех дней воскресну”. Прикажи хранить грот до третьего дня, чтобы ученики его, пришедши ночью, не украли его и не сказали народу - воскрес из мертвых. И будет последний обман хуже первого”. Пилат дал согласие. Они пошли и поставили стражу и приложили к камню печать (Матфей. 27.62—).

Суббота прошла относительно спокойно. А вот утром в воскресение развернулись события, которые до сих пор волнуют человечество. Хотя четыре евангелиста излагают их не однозначно, приводя много противоречивых подробностей, общая картина вырисовывается более или менее четко. Наиболее достоверной и более подробной выглядит запись о тех днях евангелиста Иоанна.

Утром в воскресение Мария Магдалина, Марина Иаковлева и Соломия, купив ароматы, пришли к пещере, где лежало тело Иисуса. Было еще очень рано, при восходе солнца, когда они дошли до гроба Господне.

К своему удивлению они обнаружили, что тяжелый камень отвален, пещера пуста, и тело Иисуса исчезло. Женщины в ужасе побежали к его ученикам и сказали: “Унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили его”. Первым в пещеру пришел евангелист Иоанн, за ним - апостол Петр. Они увидели, что гроб, действительно, пуст. Бинты лежали сложенными в одном месте, а плат (плащаница, Б.С.), аккуратно свитый, в другом.

Любой современный следователь, окажись он на этом месте, пришел бы к заключению, что сам человек, если он ожил, не смог бы освободиться от бинтов и пелен, аккуратно сложить их и отвалить тяжелый камень от входа. Ему явно помогали, и у них было время на то, чтоб укладывать бинты и плат, ставшие уже ненужными.

Затем Марии Магдалине показалось, что к пещере подошел уже упомянутый садовник, к которому она обратилась со следующими словами: “Господин, если ты вынес его, скажи мне, где ты положил его, и я возьму его” (Иоанн, 20.15).

В это время стража, поставленная у гроба в субботу, пришла в город и объявила первосвященникам о том, что случилось. Первосвященники и старейшины дали им деньги и велели говорить, что ученики Христа пришли ночью и украли тело, когда охрана уснула. Кроме того, служители храма обещали стражникам, что избавят их от гнева военачальников (Отметим, что по римским военным уставам солдат, заснувший на посту, мог быть подвергнут самым жестоким наказаниям, вплоть до смертной казни).

В заключении евангелист Матфей, который записал этот сюжет, утверждал, что версия о похищении тела Иисуса его сторонниками и о том, что солдаты, получив большую сумму денег, сделали так, как им сказали, широко распространилась по Иудее и “существует среди иудеев по сегодняшний день” (Матфей, 28.11—). (Западные теологи установили, что Евангелие от Матфея было написано в Антиохии в 60-65 гг.).

Вполне вероятно, что стража получила дважды. Сперва от богатого Иосифа Аримафейского за то, чтобы не заметить похищение тела Иисуса Христа. А вторично - от служителей храма, чтобы рассказать предложенную ими версию народу Иерусалима.

З. Косидовский утверждал, что никакого Воскресения не было, ибо оно противоречит законам природы. Христиане заимствовали идею Воскресения из верований древних египтян, которые зафиксированы в “Книге мертвых”. Он считал, что в христианской среде эта легенда утвердилась в период между составлением Евангелия от Иоанна до Послания апостола Павла к Коринфиням, то есть между 57 и 90 гг.

Так, было ли чудо Воскресения?

Объективный анализ евангельских текстов позволяет сделать обоснованное заключение - “Да, было!”. Но в несколько ином варианте, чем утверждает христианская традиция. В настоящее время многие тысячи людей, пережив коматозное состояние между жизнью и смертью, возвращаются к жизни. Существует обширная литература об их переживаниях, во время пребывания на “том свете” (См. Р.Муди. “Жизнь после смерти”).

Даже с нашей точки зрения реанимация воспринимается как чудо. Ведь людей вернули к жизни с того света! А как же должны были реагировать на Воскресение Христа люди, жившие две тысячи лет назад!!!? В Евангелии от Луки сказано, что Христос после Воскресения говорил своим ученикам: “Осязайте меня и рассмотрите, ибо дух плоти и костей не имеет... И сказав это, показал им руки и ноги. Затем он попросил есть и с удовольствием отведал сотового меду и печеной рыбы” (Лука, 24.39).

Скептик Фома, ставший прототипом расхожего образа “Фомы неверного”, только тогда поверил в реальность Воскресения, когда осмотрел раны на руках и ногах Учителя и даже вложил в них свои пальцы (Иоанн, 20. 24).

Это сообщение евангелиста Иоанна чрезвычайно важно, ибо оно подтверждает факт Воскресения Господне в человеческом естестве, а не в образе бестелесного Духа, который мог свободно вознестись на небо.

Отметим, что не только атеисты, но и многие верующие не знают, что светлый праздник Воскресенье Христово отмечается не только в Пасхальные дни. 7 марта (старого стиля) 321 г. римский император Константин Великий издал указ о праздновании Воскресения в память о том, что в этот день воскрес Иисус Христос. До того времени в Римской империи не было единого выходного дня. У иудеев нерабочим днем была суббота - “шабаш”, - которая была началом недели. Наши предки называли этот день “неделя”, т.е. днем, когда нельзя ничего делать. Неделя называлась “седмицей”, главным днем которой стало воскресенье, изменив тем самым систему измерения времени.

4. Вознесение

Здесь снова возникает очередная загадка. Как следует понимать чудо Вознесения? В Евангелиях записано, что после Воскресения Христос снова явился апостолам и провел с ними 40 дней. Он вызвал сошествие на них Святого Духа и благословил на проповедь Евангелия - “Идите ко всему миру и проповедуйте Евангелие всему творению(Марк.16.15).

Затем он возвратился к Отцу. Об этом последнем моменте земного бытия Иисуса евангелисты сообщили по-разному.

Евангелист Матфей вообще ничего не сообщил о Вознесении Иисуса на небеса (Матфей, 28.16— 0).

Евангелист Марк писал: “Когда Господь Иисус сказал им (апостолам, Б.С.) все, он был взят на небо и сел по правую руку Бога(Марк, 16,19).

Евангелист Лука сообщил: “Он вывел их (апостолов. Б.С.) из города, к Вифании, поднял руки и благословил их. И все еще благословляя, покинул их и поднялся на небеса(Лука, 24.50—).

Евангелист Иоанн, сопровождавший Христа в его последние земные дни, ничего не сообщал о Вознесении Иисуса.

В “Деяниях Апостоловевангелист Лука расширил сообщение, сделанное им в Евангелии. Он писал, что Иисус на их глазах был поднят и скрылся в облаках (1.9).

Такие разночтения вызывают предположение, что евангелисты акта Вознесения сами не видели (кроме Луки) и записали о нем с чужих слов.

Первые христианские писатели - Климент Римский, Игнатий Антиохийский, и другие авторы середины(!!) века, в том числе Поликарп, автор сочинений о послеапостольском периоде христианства, ничего не сообщали о Вознесении Христове. В этом они совпали с записями евангелистов Матфея и Иоанна.

В свете рационалистического мышления конца ХХ - начала ХХI веков трудно поверить, что человек из плоти и крови мог живым вознестись на небо. Космические полеты конца ХХ в. лишь укрепили это сомнение. Гипотезы уфологов, что Христос был доставлен на землю и вознесен на небо в корабле инопланетян, после выполнения своей миссии, за не доказанностью, оставим на совести тех, кто ее выдумал.

Отметим, что в мусульманской традиции, признающей Иисуса не в качестве Мессии, а только как одного из пророков, сложилось устойчивое представление о том, что Иисус не умер на кресте, а ожил и удалился из Палестины.

Признавая акт Воскресения, следует, рассуждая логически, утверждать, что Христос не мог оставаться в Палестине, так как ему снова грозила бы крестная казнь. Он должен был удалиться подальше от недремлющего ока судей Синедриона. Его дальнейшая судьба осталась неизвестной для евангелистов и апостолов, для его приверженцев и учеников, которые, проповедуя евангелие по всей территории Римской империи, нигде ничего не слыхали об Учителе. Естественно, что они должны были решить, что Иисус, как и говорил им ранее, был взят на небо, к престолу Отца.

 

P.S. "Компания открытых систем" приглашает всех заинтересованных лиц ( историков, научных работников и др.) дать свои комментарии по поводу данной  книги В.Б. Сапунова и прислать их на наш email: Sirine@mail.ru. Наиболее интересные статьи, комментарии, высказывания обязательно будут опубликованы.

На оглавление

 

gag_00.gif (967 bytes)

Вернуться

Ваше время - наша работа!

На головную портала

Парусники мира. Коллекционные работы   

Коллекционные куклы

    РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ  ***   RUSSIAN ARTISTS

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Нужное:   Ищу домработницу Коллекционные куклы Мытье окон

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются. Последняя редакция: Октябрь 22, 2010 14:53:51.

SpyLOG