Земная жизнь Иисуса
Б. В. Сапунов, академик ПАНИ, д.ист.н.

 

ГЛАВА 3. ГОДЫ СЛУЖЕНИЯ

1. Тайна крещения Иисуса

Годы Служения занимают особое место в земной жизни Иисуса Христа.

Они продолжались около 4 лет, но и за это время Иисус изложил основы Новой Веры.

Все четыре Евангелиста подробно описывают основные события, встречи, чудеса, проповеди Иисуса, которые он произнес за короткий срок. Этому отрезку земной жизни Иисуса посвящено множество исследований христианских богословов, сочинений атеистов, произведений изобразительного и монументального искусства, музыкальной культуры.

Однако, несмотря на обширную источниковедческую базу, эти четыре года заполнены множеством тайн, ответов на которые до сих пор нет. Попытаемся не только поставить их, но и по мере возможности ответить на них. Или хотя бы подойти к решению этих волнующих загадок земной жизни основателя Новой Веры. Причем, как и в других главах, будем опираться на тексты Евангелий, полемизировать с которыми богословы не отважатся.

Итак, начнем с анализа текста, рассказывающего о начале Служения, которое было связано с Актом Крещения.

В Евангелии от Луки (3. 23) записано, что свое Служение Иисус начал в возрасте около 30 лет. Первый стих этой главы повествует о том, что свои проповеди Иоанн Креститель произнес в пятнадцатый год правления императора Тиберия, когда Пилат был правителем в Иудее (Лука. 3.1.). Богословы сблизили эти даты и таким путем определили год рождения Иисуса и дату его Крещения, после которого Христос приступил к Служению.

Другие Евангелисты- Матфей, Марк и Иоанн, кратко упоминая о Крещении Господне, ни о его возрасте, ни о дате Крещения никаких сведений не привели. Но все они сходятся на том, что Служение Иисус начал только после Акта Крещения в Иордани из рук своего двоюродного брата Иоанна Крестителя. Тем самым они подчеркивали огромное значение Акта Крещения в жизни Иисуса и в истории христианства

Относительно краткий период Служения, продолжавшийся около 4 лет, достаточно подробно освящен в четырех Евангелиях, в Посланиях и Деяниях Апостолов.

Но, несмотря на эту информационную насыщенность, многие моменты последних лет земной жизни Христа остаются полны загадок, решить которые не могли ни богословы, ни атеисты.

Изучая земную жизнь Иисуса, не следует углубляться в богословские проблемы христианского учения, ибо проблемы эти относятся к компетенции деятелей церкви. Рассмотрим лишь земные аспекты жизни Богочеловека, каким считают Иисуса христиане. А точнее, те тайны, которые возникают при внимательном прочтении текстов четырех Евангелистов, рассказывавших о годах Служения.

Сразу следует оговориться, что рассматриваемые проблемы весьма сложны, и трудно надеяться, что удастся найти такие ответы, которые не вызовут возражения ни со стороны богословов, ни атеистов.

Но человек устроен так, что он всегда ищет разгадки окружающих его тайн, и тех, которые сопровождали Христа в последние годы его земного бытия.

И богословы и атеисты не задумывались над тем, почему Иисус начал свое Служение в столь позднем, по нормам своего времени, возрасте, когда люди, в среднем, жили около 30 лет?

Следующий вопрос, возникающий при чтении Евангелий, заключается в том, почему Иисус принял Крещение? Ведь он был сыном Всевышнего, одним из членов Новозаветной Троицы. В связи с Крещением в Иордани любой верующий может спросить, как мог смертный человек крестить сына Бога?

В Евангелиях нет ответа на вопрос, почему Иисус начал Служение после Крещения в Иордане, хотя в Евангелиях записано, что Иисус вел религиозные споры со служителями культа Моисея еще в возрасте двенадцати лет?

Наконец, почему только после акта Крещения Иисус стал равноправным членом Святой Троицы, хотя еще до рождения он был объявлен архангелом Гавриилом Сыном Бога?

Все эти вопросы сложно сплелись в один комплекс тайн Крещения Господне.

Христианство, как всякая религия, хранит тайны, таинства, так что поставленные вопросы вполне допустимы в системе христианского мышления.

Современные богословы пытались объяснить столь позднее Крещение и начало Служения Иисуса тем, что согласно Ветхозаветному Закону иудеям не дозволялось принимать звание Учителя или раввина ранее тридцати лет. Однако, такое объяснение не соответствует истине, ибо оно противоречит основным догмам христианства. Ветхозаветный возрастной ценз был адресован простым смертным, а Иисус был сыном Бога и сам еще до рождения был Божеством, обладавшим всеми присущими ему прерогативами. Христианство учит, что Иисус, как Бог, жил вне пространства и времени. Иисус говорил иудеям: “Истинно говорю вам, прежде нежели был Моисей, я есьм!” (Иоанн.8.58). Христос был мессией, а не местечковым раввином, к которым и относится этот запрет на раннее служение.

Такая трактовка поздней даты Крещения Иисуса, видимо, не случайна. Она имеет глубокий теологический, а скорее, политический смысл. Протестантские пасторы, сектантские начетчики, советские “научные атеисты” стремились занизить роль Иисуса в утверждении христианства, сводя его лишь к статусу диссидента среди ортодоксальных иудеев. Сейчас эту позицию приняли “ультра-патриоты”, которые рассматривают христианство как одну из сект иудаизма. По их мнению, христианство было сформировано трудами апостолов, уже после крестной казни Иисуса. Они не хотят замечать тот факт, что апостолы не внесли новых идей в учение Иисуса, что они лишь толковали и комментировали слова Учителя. Апостолам принадлежит честь и слава формирования организационной структуры церкви, идеологической базой которой были притчи и проповеди Христа.

Поэтому различные критики христианства принципиально не хотят признать тот бесспорный факт, что Иисус отверг закон Моисея, заменив его, как говорил русский митрополит Илларион в 1037 г., “на Благодать Нового Завета”.

Вопрос осложняется еще тем, что в христианской традиции акт Крещения связан во времени с началом Служения Иисуса. Между тем, Евангелисты сообщают, что еще ребенком в возрасте двенадцати лет Иисус успешно полемизировал с умудренными в книгах Ветхого Завета иудейскими законоучителями на ступенях Иерусалимского храма. Уже тогда Иисус поражал окружавших его людей своей начитанностью в ветхозаветной литературе и мудростью, которую он проявлял в этих диспутах с опытными противниками. Учитывая эти сообщения Евангелистов, можно утверждать, что свое Служение Иисус начал не в тридцать, а в двенадцать лет. Обличая своих противников, Иисус уже тогда должен был противопоставлять им основы Новой веры. Иначе, его теологические споры были бы бесперспективны. Отметим, что в более поздние годы Иисус всегда сочетал элементы критики заблуждений адептов Ветхого Завета с утверждением основных позиций Нового Завета. К сожалению, записи поучений Христа, произнесенных им в юношеские годы, не сохранились.

Но затем происходит непонятное. На 18 лет Иисус исчезает из поля зрения апостолов и Евангелистов и вновь появляется в Палестине уже немолодым человеком, потерявшим юношеский задор, но приобретшим жизненный опыт.

В настоящее время считается, что Евангелия от Матфея и Марка написаны в 60- 65 гг., от Луки- в 60 г., от Иоанна в 85- 90 гг. Из этих датировок следует, что Евангелисты, когда они сопровождали Иисуса, были совсем молодые люди.

Судя по текстам Посланий и Деяний, в годы, когда они записали Евангелия, они были еще полны энергии, много путешествовали, вели активный образ жизни. По-видимому, в год казни Иисуса им было около 20 лет.

Здесь мы сталкиваемся с явлением социальной психологии, закономерности которой характерны не только для наших дней, но и для общества далекого прошлого. Возрастная структура неформальных групп современности достаточно устойчива- лидеру, обычно, бывает около 30 лет, а членам сообщества - около 20 лет.

Как было отмечено в главе “Египетские истоки христианства “, ни евангелисты, ни авторы отреченных Евангелий, ни автор “Первоевангелия” брат Иисуса Иаков, ни составители апокрифов, ни средневековые отцы церкви- не сказали ни одного слова об годах жизни Иисуса между двенадцати и тридцати лет. На эту тему не высказывались современные богословы и атеисты. По-человечески трудно понять, почему Евангелисты, сопровождавшие Иисуса почти четыре года, ни разу не спросили его, где он жил и что делал почти двадцать лет? Почему они не спросили об этом его мать, которая после казни Иисуса проживала в доме евангелиста Иоанна?

На эти вопросы автор попытался ответить в ряде статей и в предыдущей главе монографии. Автор пришел к выводу, что сообщение Цельса, подтвержденное записью Талмуда, и анализом явных заимствований христианством из египетских культов, говорит о том, что Иисус действительно длительное время проживал в Египте- в Александрии. Там он освоил искусство магов и постиг многие тайны египетских жрецов, которыми они славились во всем тогдашнем мире. Вернувшись в Галилею, Иисус стал зарабатывать на жизнь, демонстрируя чудеса и фокусы. Обладая исключительными способностями, он быстро добился в этом искусстве огромных успехов, привлекших к нему внимание и интерес множества людей- учеников и последователей. Тогда он объявил себя сыном Бога, учителем Новой веры.

Насколько можно верить этому сообщению Цельса, активному противнику христианства? Как истинный язычник, он считал все чудеса Христа ловкими фокусами, хотя сами факты чудес не отрицал.

Как во всяком сообщении, исходящем из лагеря врагов, правда и ложь бывают тонко и сложно перемешаны, и ученому приходится тщательно отделять зерна истины от плевел лжи. Если оценки, данные Цельсом, приняты быть не могут, то отдельные факты жития Христа в его изложении, видимо, близки к реальности. Так, слова Цельса о том, что Иисус сам себя сделал Богом после возвращения в Палестину, дословно совпадают с записью Евангелистов слов иудеев, сказанных ими Понтию Пилату о Христе:... “Он должен умереть, потому что сделал себя сыном Божьим” (Иоанн.7.19).

По- видимому, между возвращением Иисуса в Галилею и началом Служения прошло какое-то время, заполненное важными событиями в его жизни. К сожалению, ни в Евангелиях, ни в апокрифах, ни в трудах ранних отцов церкви, которые могли знать какие то местные предания об этом отрезке земной жизни Иисуса, не сообщается ни слова.

Попробуем предложить свой сценарий событий тех месяцев, или, может быть, и нескольких лет жизни Иисуса от возвращения на родину до начала Служения.

Во- первых, не ясно, почему Служение Иисус начал только после Крещения в Иордани от своего двоюродного брата Иоанна Крестителя? Признавая этот факт как данность, богословы, создавшие на эту тему обширную литературу, множество памятников изобразительного искусства (иконы, фрески, миниатюры), четкого ответа не дали. С другой стороны, атеисты, отрицавшие историчность Иисуса, даже не допускали возможность крещения человека, которого не было в реальной жизни.

Крещение Иисуса в столь позднем возрасте объясняется тем, что именно в этом возрасте он возвратился в Иудею из Египта. На вопрос же о том, почему он в столь позднем возрасте возвратился в Палестину - однозначно ответить трудно, ибо прямых данных для этого нет. Но, напрашивается вероятный вариант ответа. Христос вернулся на родину совершенно другим человеком, чем ушел в раннем возрасте. В Назарете сменилось поколение людей, которые еще могли помнить ребенка Иисуса, сына Марии.

Христос начинал новую жизнь, и в этой жизни ему нужна была опора в лице двоюродного брата Иоанна.

Следующий вопрос, или очередная тайна Крещения заключается в том, как мог смертный человек - каким был Иоанн Предтеча, крестить сына Господа? С богословской точки зрения это - нонсенс, нарушение теологической иерархии. Бог неизмеримо выше и совершеннее любого смертного. Он - начало и конец всего сущего, источник всех начал. В Евангелии сказано, что еще до Рождества Христова, архангел Гавриил предсказал Богоматери, что она родит сына, и он будет велик и наречется “сыном Всевышнего” (Лука. 1.32).

В Деяниях и Посланиях Апостолов настойчиво утверждается мысль о том, что Иисус - Бог! Значит, еще до Крещения Иисус был сыном Бога, и как таковой, обладал всеми прерогативами, присущими Божеству. Сам Иоанн Предтеча хорошо понимал противоестественность Крещения Иисуса. Он говорил Христу: “Это мне нужно креститься у тебя, зачем же ты пришел ко мне”? Но на Крещении настаивал сам Иисус, говоря Иоанну: “Все должно быть так, нам надо исполнить всю истину” (Матфей.3.14).

Иисус не считал, что его двоюродный брат недостоин быть его крестным отцом. Он полагал Иоанна Предтеча равным себе, что подтверждал словами- “надлежит нам”.(Матфей. 3.15).

Иконописный сюжет “Крещение Господне” имеет еще другое название - “Богоявление”. Богословы объясняют это название тем, что в момент Крещения Бог Отец свидетельствовал, а Дух Святой в виде голубя сошел с небес, откуда раздался глас: “Это Сын мой возлюбленный, в тебе мое благословение!” (Матфей.3.17).

Иконописцы видят в этой композиции первое явление Новозаветной Троицы - Бог Отец, Бог Сын и Дух Святой слились воедино.

И это основание композиции Крещения содержит тайну. Для чего во время акта Крещения, как утверждал Иоанн Предтеча, с неба раздался глас, подтверждающий родство Бога Отца и Бога Сына? На кого он был рассчитан, если кроме Иоанна Предтечи и Иисуса на берегу Иордана не было никого? Ведь еще до рождения Иисуса устами архангела Гавриила Иисус был объявлен сыном Всевышнего.

Почему Сын Бога стал равноправным членом христианской Троицы только после акта Крещения? Почему только тогда Иисус Сын Бога и сам Бог мог начать Служение?

Обоснованного ответа на эти вопросы в Евангелии нет. Между тем, они затрагивают фундаментальные основы христианского учения, и любой человек, внимательно читающий Евангелие, будь он верующий или атеист, не может их не заметить.

Но если принять за достоверный рассказ Цельса о длительном проживании Иисуса в Александрии, то многие загадки Крещения могут быть объяснены.

Христос оставил Галилею ребенком, а возвратился взрослым мужем. За долгие годы его отсутствия жители Назарета успели забыть подростка Иисуса, о судьбе которого ничего не было известно около двадцати лет. Снова оказавшись на родине, Христос должен был почувствовать себя в совершенно новой для него этнической и конфессиональной среде. В среде, которая резко отличалась от той, что окружала его в Александрии мегаполисе Древнего Мира. Для адаптации к ней, а затем и самоутверждению, одних чудес, которые он совершал, было мало. Тогда в Палестине странствовало немало пророков, а чаще лжепророков, которые так же совершали чудеса или фокусы. Вернувшись в Палестину, Иисус обосновался в Галилее, которая, по мнению ортодоксальных иудеев Иерусалима, была менее стойкой в вере Моисея. Выражаясь современным языком, этот регион в Иерусалиме воспринимался как “Ближнее зарубежье”, где проповедь Новой веры могла получить поддержку местного населения. В Галилее Христос мог рассчитывать на успех, что и подтвердилось в годы Служения. Добиться признания в Иерусалиме было гораздо сложнее, и Иисус не сразу смог перенести туда свои проповеди.

И снова вопрос- тайна. Для чего же Иисус принял Крещение? Богословы утверждают, что только после акта Крещения Иисус, став равноправным членом Новозаветной Троицы, начал Служение. Но из такого объяснения можно сделать другой вывод, что до Крещения Иисус не был ни Богом, ни членом Святой Троицы, и не мог обладать даром Служения.

Но это положение не согласуется с пророчеством архангела Гавриила Богоматери, что она родит сына Всевышнего- то есть Бога. Значит, Иисус был Богом и в двенадцать и в тридцать лет. И зачем голос с небес через тридцать лет после пророчества Гавриила снова подтверждал, что Иисус сын Бога?

Подойдем к этой теме с другой стороны. Среди многих пророков, подвизавшихся тогда в Палестине, особое место занимал Иоанн Предтеча, двоюродный брат Христа. Его проповеди, гневное обличение пороков общества, предсказание прихода Мессии, имели большой успех. К нему стекалось множество людей, которых он крестил водой в реке Иордане, что было актом приобщения их к Новой вере. Иоанн вещал: “Покайтесь, царство Божие уже близко” (Матфей. 3. 1).

В этой ситуации решение Иисуса принять Крещение было вполне логично, ибо оно соответствовало пророчеству его двоюродного брата.

У всех народов омовение водой означало не только физическое, но и духовное очищение.

Приняв Крещение водой, Иисус отрицал акт обрезания, совершенный над ним в младенческом возрасте. Тем самым Христос демонстрировал жителям Галилеи, что он отходит от веры Моисея, знаком принадлежности к которой и был акт обрезания.

Приняв Крещение водой, Сын человеческий демонстрировал приход Нового Завета, мессией которого он стал. Только тогда перед Иисусом открывалось широкое поле деятельности.

Высказанная гипотеза может вызвать недоверие, как осовремененная трактовка событий далекого прошлого. Однако, у автора имеется солидная поддержка в лице евангелиста Иоанна. Акт Крещения он объяснял желанием Иисуса, что бы он “явлен был Израилю” (Иоанн. 1.31).

2. Загадки Новозаветной Троицы

В системе христианского вероучения догмат о Троице имеет основополагающее значение. В контексте изучения земной жизни Иисуса Христа особое место занимает второй извод этого догмата - “Троица Новозаветная”, иногда носящая в иконографии название “Отечество”. Но и “Троица Ветхозаветная”, существовавшая до Рождества Христова, так же занимает достойное место в Новой вере, основанной Иисусом Христом. О Троице много писали как богословы, так и атеисты. В догматической христианской литературе веками шла дискуссия о взаимоотношении Бога Отца к Богу Сыну- Иисусу Христу. Этой теологической проблемой занимались выдающиеся богословы Запада и Востока, в том числе такие, как Блаженный Августин и Иоанн Дамаскин. В полемике между ортодоксальными христианами, протестантами, униатами и атеистами, представители всех направлений сошлись на том, что человеческому уму непостижима сама идея Троицы.

Ортодоксальным богословам было трудно объяснить своим оппонентам, как можно христианство называть монотеистической религией, когда высшим Божеством является Троица, состоящая из трех равных составляющих Бога Отца-Соваофа, Бога Сына- Иисуса Христа и Святого Духа? Еще в 1849 г. крупный религиозный писатель митрополит Макарий писал, что постичь, “... как три лица Троицы есть Единый Бог, превышает всякое наше разумение”.

Вторя богословам, атеисты риторически спрашивали, как может Единица - Единый Бог, равняться трем равноправным Божествам - Богу Отцу, Богу Сыну и Святому Духу?

Не вдаваясь в подробности теологических диспутов, которые трудно перевести на общедоступный язык, остановимся лишь на сюжете, который имеет прямое отношение к теме монографии, и который, сколь мне известно, не привлекал внимания ни богословов, ни атеистов. Это вопрос о составе Новозаветной Троицы, воплощение которой стало возможно только после Крещения Иисуса.

Для читателей, которые недостаточно хорошо знают Священное Писание, следует указать на значительное различие между Ветхозаветной и Новозаветной Троицами.

Богословы утверждают, что идея троичности Бога была заложена еще в Ветхом Завете. В книге “Священная история Ветхого Завета”, предназначенной для средних учебных заведений и народных училищ (Изд.5 СПб, 1910. с.16), так излагался этот сюжет. Вскоре после вступления в Завет с Богом, Авраам сидел в полуденный зной у своего шатра и увидел трех странников. Он поспешил к ним навстречу, поклоняясь до земли, и сказал старшему из них: “Владыка! Если я нашел милость в глазах твоих, не пройди мимо раба твоего!”. Странники зашли к Аврааму. Но это были не простые странники, а сам Бог и с ним два ангела. Авраам омыл их ноги, предложил обильную трапезу, и сам служил им. На этот сюжет Ветхого Завета (Библия. 18 гл.) было создано бесчисленное множество иконописных композиций, в том числе великая “Троица” А. Рублева (1411г.). Отметим, что трактуя этот сюжет из Ветхого Завета, как воплощение Ветхозаветной Троицы, богословы почему то не задумывались над тем, что три ангела, внешне мало отличные друг от друга, олицетворяли Бога Отца и двух других членов будущей Новозаветной Троицы? Но кто воплощение кого - остается неясным? Ведь Бог неизмеримо выше всего сонма ангелов, а тем более каждого из них.

В христианстве идея Троицы сложилась далеко не сразу. В Евангелиях многократно записаны слова Иисуса о том, что он лишь исполнитель воли своего Отца, но никак не равен ему. В “Апокалипсисе” Иоанна Богослова (68 г.) о догмате Троицы нет ни слова.

Впервые это сложное теологическое понятие появилось в сочинениях богословов конца XI века - Тертуллиана и Феофила. В III  веке было развито в трудах Оригена. На I Вселенском соборе в Никее в 325 г. оно было лишь намечено. Развитие эта идея получила на II Константинопольском Соборе 381  г., когда в символ веры было включено положение о веровании в Святого Духа. Культ Богоматери установился еще позже. Только в V веке на Вселенском Соборе 431 г, после бурных дискуссий была принята догма о том, что Мария есть “Пресвятая Богородица”.

Троичность Высшего Божества имела место почти во всех древнейших религиозных учениях. Так, в Египте, где, как считают теперь, господствовал монотеизм, существовали многочисленные триады Богов:

Амон- Ра, Мут, Хонсу.

Птах- Сохмет- Нефертум.

Озирис- Изида- Тор.

Собек- Хатар- Хонсу.

И т.д.

В Индии-

Брама- Вишну- Шива.

Во всех случаях, небесная Троица состояла из Бога Отца, Богини Матери и Бога Сына.

Напрашивается вывод о том, что небесная Троица была проекцией на небо сложившейся на земле традиции моногамной семьи - отец, мать, сын как основной ячейки существования общества. В отдельности ни отец, ни мать, ни сын - не есть семья. Только вместе все трое составляют единую семью. Если принять это предположение, то никому не придет в голову удивляться тому, что каждый из членов семьи не есть Семья, и единица не равняется тройке, как любят писать атеисты, критикуя само теологическое понятие Троицы.

И вот здесь любой объективный исследователь истории христианства сталкивается с чрезвычайно интересным и сложным вопросом - почему вопреки тысячелетней традиции многих стран и народов в христианскую Новозаветную Троицу не было включена мать Бога Сына Мария?

Судя по доступной литературе, на эту аномалию не обращали внимания ни богословы прошлого и настоящего, ни атеисты. Современные христиане, особенно западные, глубоко чтут Деву Марию, называя ее заступницей за страждущее человечество пред предвечным сыном Иисусом. Столь поздняя канонизация Богоматери и не включение ее в состав Новозаветной Троицы, должны были иметь какие-то весьма серьезные причины, о которых умалчивают богословы и не вспоминают атеисты.

В качестве рабочей гипотезы попробуем предложить ответ на этот сложный вопрос. Причем, такой ответ, который основывается на текстах Евангелий.

Внимательное прочтение Нового Завета приводит к выводу, что традиционное представление церковников о благостном мире в семье Иосифа весьма далеко от истины. Иисус публично отрекался от своей матери и своих братьев. Факт отречения подтверждают евангелисты Лука (8.21.2.49), Матфей (12.49) и Марк (3.34).

Напомним эту сцену в изложении евангелиста Матфея:

“46. Когда же Он еще говорил к народу, матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним.

47. И некто сказал Ему, вот матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобой.

48. Он же сказал в ответ говорившему, Кто матерь моя? И кто братья мои?

49. И указав рукой своею на учеников своих, сказал: вот матерь моя и братья мои.

50. Ибо кто будет исполнять волю Отца Моего небесного, тот мой брат, и сестра и матерь".

Если три евангелиста почти дословно передали эту сцену, то, видимо, ее смысл поразил их воображение и четко зафиксировался в памяти. Это резкое отречение от родной матери говорит о том, что между сыном и Марией сложились весьма натянутые отношения. По-видимому, эти слова Иисуса были не случайной фразой, произнесенной в экстремальной ситуации. Евангелист Матфей приводит слова Иисуса: “Я пришел разделить сына с отцом, дочь с матерью, и врагами человека будут домашние его” (Матфей.10.35—36).

Из текстов всех четырех Евангелий следует, что Мария не играла никакой роли в воспитании своего старшего сына.

Со своей стороны родственники Иисуса (мать и братья) так же далеко не по родственному относились к Иисусу.

Евангелист Марк пишет, что “... родственники Христа считали, что он не в своем уме” (Марк.3.21).

Комментируя эти строки евангелистов, богословы утверждают, что их следует понимать иносказательно, как утверждение Иисусом приоритета духовного родства своих последователей перед родством кровным. Однако, сами же богословы утверждают, что слова Евангелий имеют прямой смысл, и отрицать его - значит отрицать Божественную сущность Священного Писания. А это, по церковным правилам, страшный грех.

При таких семейных отношениях, о которых не могли не знать современники Иисуса, а так же их ближайшие потомки, Мария не могла быть включена в состав Новозаветной Троицы.

Взаимную отчужденность Иисуса от членов его семьи и родной матери, можно объяснить, ссылаясь на тексты Евангелий и другие независимые источники, двумя обстоятельствами:

Во-первых. С религиозных позиций рядовых жителей Галилеи, и в том числе членов семьи Христа, образ его мышления, его проповеди Новой веры, разрушавшей каноны закона Моисея, были нарушением всех норм традиционной жизни населения этого региона. Притчи Иисуса были настолько необычны, что могли показаться проявлением безумия. Это типичный феномен всех апостолов новых учений.

Имеется еще одна, более серьезная, личностная причина конфликта в семье Иисуса. Евангелист Иоанн сообщил о том, что жители Иерусалима обвиняли Иисуса в том, что он - “дитя порока, незаконнорожденный” (Иоанн.8.41). Следует обратить внимание на то, что Иисус, который был блестящим полемистом, не отвергал брошенное ему в лицо оскорбление. Вместо опровержения, он сам пошел в наступление на своих врагов, упрекая их в том, что их отец - “дьявол” (Иоанн.8.49). Такие оскорбления не могли способствовать миру в семье Иисуса. Должно было пройти определенное время, когда эти воспоминания стерлись из памяти потомков, и Мария была признана “Пресвятой Богородицей”. Хотя и после этого она не вошла в состав Новозаветной Троицы. Вместо ее третьим членом стал “Святой Дух”.

Это еще одна загадка Новозаветной Троицы. Учения о Святом Духе не было в античном мире и других регионах Восточного Средиземноморья.

Учение о Святом Духе не было раскрыто в текстах Евангелий. Как писал евангелист Иоанн, Иисус Христос, обращаясь к апостолам в последние часы своей земной жизни, говорил: “Дух святой, которого Отец пошлет вам во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, о чем я вам говорил” (Иоанн.14,26). В этой трактовке Иисуса, Святой Дух является лишь посланником Бога к апостолам, а вовсе не равноправный член Новозаветной Троицы.

Еще раз о Святом Духе упоминается в сцене Крещения, когда он в виде голубя садится на Иисуса (Матфей. 3.16 . Лука. 3.22. Иоанн. 1.12). В Евангелии от Матфея в сцене Крещения упомянут Дух (без эпитета Святой), сходящий на Иисуса (Марк.1.10).

Попытаемся предложить свой ответ на этот вопрос, который обошли как богословы, так и атеисты.

Попробуем смоделировать процесс замены традиционной почти для всех древних религий в составе Божественного Триумвирата образа Божей Матери на образ Святого Духа.

В предыдущей главе “Под сенью финиковых пальм” был рассмотрен вопрос о длительном пребывании Иисуса в долине Нила, в г. Александрии, этом мегаполисе Древнего Мира. И как во многих других моментах жизни Иисуса, шлейф египетских традиций прослеживается весьма отчетливо. Иисус не мог не познакомиться с бытовавшей там верой в Дух “Каа” или “Баа”. Его почитали как Дух Вселенный, духовную инстанцию, которая животворяет находящуюся вне человека бессмертную сущность.

Египтяне изображали его в виде птицы.

В одной из наиболее почитаемых в Египте “Большой триады” божеств Абидоса, состоявшей из Озириса, Изиды и Хора (Тора) мать Бога - Изиду изображали в виде птицы, напоминающей голубя.

А христиане свое понятие о Высшей духовной сущности, бессмертной инстанции, находящейся вне человека, назвали “Святым Духом” и изображали ее в виде белоснежного голубя.

Слишком большая аналогия говорит о генетическом родстве этих сложных теологических понятий. Но такое заимствование христианских символов из культов древних египтян не носило механический характер. Напрашивается вывод, что голубь христиан не только символизировал Святой Дух. В генезисе этого символа была заложена также память о Богине Матери, как неотъемлемой составляющей любой триады Высших Богов.

Отметим еще одну загадку Новозаветной Троицы, которую старательно обходят богословы. Троица - одна из главных, двунадесятых церковных годовых праздников, широко отмечаемых в повседневной жизни русского народа. В быту он стал полухристианским, полуязыческим. Выражаясь языком Древней Руси, он стал типичным двоеверческим гульбищем. Ни один другой праздник церковного календаря не насыщен в такой степени языческими реминисценциями, как Святая Троица. Отмечаемый в июне, в период расцвета сил великорусской природы, он стал символом торжества великой красоты лесов, полей и лугов. В этот день все верующие и неверующие украшают дома зелеными ветками, как символом торжества жизни. И церковь, которая столетиями активно боролась с двоеверческим заблуждениями своей паствы, в этот день не только допускала, но даже благословляла зелень, приносимую в храм прихожанами, окропляя ее святой водой. На Троицу принято поминать усопших родственников. Подобные “поминки” часто носят характер языческой тризны.

По-видимому, рядовые православные, не вполне ясно понимая сокрытый смысл церковного праздника, радовались буйству зеленого царства, приходу долгожданного лета.

А ведь в церковно приходских и министерских школах царской России на уроках “Закона Божьего” священники разъясняли ученикам семантику Троицы! Значит, в сознании русских людей в этом вопросе существовал определенный вакуум. Но природа не допускает пустоты. И она была заполнена древними, но вечно живыми впечатлениями, навеянными контактами с окружавшей природой.

3. ЛИК ИИСУСА

Как отметили евангелисты, свое Служение Иисус начал, примерно, в тридцатилетнем возрасте, вполне сформировавшемся человеком, уже далеко не молодым по масштабам жизни того времени.

Каким он был тогда? Каким видели его апостолы, ученики, Понтий Пилат и все те, кто общался с Учителем Нового Завета? За двухтысячелетнюю историю христианства было создано огромное количество его изображений. Но вот парадоксальная ситуация - ни изографы, писавшие иконы, ни художники, создававшие полотна с изображением Спасителя, не ставили своей целью воссоздать его подлинный облик.

Ортодоксальные христианские иконописцы и художники Нового времени, видели в Христе прежде всего Бога, непостижимого для человеческого сознания и изображения. Богословы и большинство верующих не интересовались конкретными чертами лица Иисуса.

С другой стороны, неверующие и атеисты, отрицали сам факт его существования и вообще не ставили перед собой задачу восстановления внешнего вида “не существовавшего лица”.

Между тем такая задача крайне интересна. Никто не сможет отрицать тот факт, что внешний облик человека несет отпечаток его внутреннего духовного мира. И если удастся восстановить подлинный лик Иисуса, мы сможем глубже проникнуть в тайны не только его духовной сущности, но и в менталитет эпохи рождения Новой Эры. Вопрос заключается в том, каким путем можно реконструировать облик человека, жившего две тысячи лет назад?

Начнем расследование с анализа имеющихся изображений “объекта исследования”. Известный богослов нашего времени П. Флоренский в 1922 г. в религиозно- эстетическом трактате “Иконостас” утверждал, что “образы, создаваемые иконописцами, близки к сновидениям”. Если допустить, что он был прав, то поставленная задача невыполнима, ибо образы сновидений не поддаются логическому анализу. Среди богословов и иконописцев Московской Руси существовало убеждение, что Бога изобразить нельзя, ибо он недоступен нашему сознанию. Но можно изобразить его так, каким мы его представляем, то есть икона не передает реальные черты Божества, а лишь наше представление о нем.

Еще в 1905 г. Н. Кондаков в монографии “Иконография Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа” (СПб, 1905.т.1) выделил несколько этапов изображения Иисуса Христа.

1. Уже в конце I века Новой Эры начал формироваться так называемый “исторический тип”, который еще сохранял подлинные черты земного образа Иисуса. Но впоследствии все эти изображения были тщательно уничтожены духовной цензурой.

2. В IV веке после Никейского Собора “исторический тип” заменяется “идеальным”, в котором Иисус представляется в виде доброго пастыря, полностью утратившего какие-либо конкретные черты оригинала.

3. В IV - V веках возникает третий, так называемый “символический тип” иконографии Христа. Происходит полный отрыв от прообраза. Вместо человека изображают его символ. То в виде якоря (спасения. Б.С.), то в виде рыбы, греческое название которой звучит как аббревиатура слов “Иисус Христос Бога Сын” (лат.йсхтхус- “ихтис”). Либо в виде дельфина, который, по представлениям людей Средневековья, был воплощением человеколюбия.

Эволюция иконографии Христа было обусловлена глубокими сдвигами в жизни  и религиозно - философских взглядах христианского общества. Никейский Собор 325 г., принявший Символ Веры, сосредоточил духовные силы христиан на восприятии божественной сущности Иисуса. Его портретные черты, как внешние, проходящие, не имели большого значения ни для иконописцев, ни для прихожан, тем более, что церковники учили - воспринять и изобразить Бога-Человека не дано разуму людей. А если иконописцы писали Христа таким, каким они его представляли. а каждый из них представлял его лик по-своему, то и на иконах возникали разные изображения Иисуса.

Однако, еще в IV и V веках имели место изображения Христа в виде крупного и сильного мужчины, с коротко подстриженной не раздвоенной бородой, длинными каштанового цвета волосами, спадающими до плеч, длинным, тонким и прямым носом.

Такое изображение сохранилось на саркофаге IV в. в Латеранском музее в Риме, в мозаичной композиции Ровенской капеллы V в., в крипте (подземной церкви) катакомбы св. Домениана (IV - V вв.).

В русской композиции Спас “Мокрые брады” у Христа тонкий, длинный, прямой нос, волосы до плеч. Первое упоминание об этой композиции встречается у историка церкви Евгария (после 393 г.). В римской церкви во имя св. Констанции (394 г.) сохранились два мозаичных изображения Христа, близкие к “историческому типу”. Подобную картину можно увидеть в алтарной мозаике во имя Иоанна Предтечи в Латеране в Риме, которая датируется 458 г.

Особое место в иконографии Иисуса занимает изображение Спаса на иконе в монастыре св. Екатерины на горе Синай. Она выполнена в традициях поздне- античного искусства и, вполне возможно, сохранила какие-то конкретные черты Спасителя. В настоящее время установлено, что лик Иисуса на глубине не расчищен, и что находится под записью - неизвестно.

4. Искусство Нового времени, порвав с традициями Средневековья, поставило человека на высшую ступень в иерархии земных ценностей.

Изображая Иисуса, художники эпохи Ренессанса стремились передать его человеческую красоту и духовное величие. Причем, каждый из них создавал совершенно разные образы Иисуса Христа.

В России иконография Христа изменялась так же, как и в странах Западной Европы, но со сдвигами во времени. Естественно, что у нас не могли иметь место ранние типы, ибо само христианство мы приняли в 988  г.

Русская модель Возрождения, которая утвердилась с середины ХVII в., так же как и на Западе в эпоху Ренессанса, внесла коренные изменения в традиционный иконописный лик Иисуса.

Великий русский изограф ХVIIв. Симон Ф. Ушаков (1626- 1686) создал серию икон с изображением лика Иисуса, выполненных не в иконописном “пошибе” (как говорили тогда), а в живописной манере. С того времени иконография Христа распалась на два направления. “Богомазы” старообрядцы остались верны средневековой иконописной традиции, а художники-академисты стали писать иконы- картины на религиозные сюжеты.

Перед академиками живописи встала сложнейшая задача - как Изображать Христа?

Эта проблема особенно остро воспринималась в середине ХIХ в. В середине 30-х годов ХIХ столетия Ф. Бруни создал прекрасную картину “Моление о чаше”, многочисленные воспроизведения которой широко бытовали во многих семьях до В.О.В.

Двадцать лет работал над образом Иисуса в картине “Явление Христа народу” (1837 - 1857 гг.) А.А.Иванов. В 1872 г. И.Н.Крамской закончил монументальное полотно “Христос в пустыне”. В 1887 г. В.Д.Паленов создал картину на евангельский сюжет “Христос и грешница” (“Кто без греха”). В 1890 г. Н.Н.Ге написал картину, воспроизводящую сцену допроса Иисуса Понтием Пилатом - “Что есть истина?”

Этот список можно продолжить, но и приведенных примеров достаточно, чтобы утверждать, что данная тема привлекла пристальное внимание, как художников, так и посетителей выставок и музейных экспозиций.

Просматривая конкретные картины христологического цикла ХIХ в., неизбежно приходишь к выводу, что каждый из художников-реалистов того времени по разному представлял и изображал Иисуса Христа. Причем, никто из них и не стремился к исторической достоверности созданного им образа. Никто из них не задумывался над вопросом, как действительно выглядел Иисус Христос.

В последние годы о Христе были сняты к/ф, поставлены спектакли, даже опера “Иисус - суперстар”. Перед режиссерами и гримерами встала конкретная задача - как должен выглядеть артист, которому будет поручена это ответственейшая роль?

Как это не странно, но ни в текстах четырех Евангелий, ни в “Посланиях” и “Деяниях” Апостолов нет ни одного слова о том, как выглядел их Учитель. Четыре Евангелиста, которые четыре года ежедневно сопровождали Иисуса, должны были, хотя бы обмолвиться о том, каким был их Учитель!? Это тем более удивительно, что они отмечали отдельные, порой незначительные штрихи его поведения, которые не раскрывали его характер, и даже не были очень нужны в структуре их рассказов о Христе.

В церковной традиции сложилась легенда о том, что Иисус был небольшого роста и физически слаб. Это представление в какой то мере сложилось на основе записи евангелистов о том, о том, что Христос скончался на кресте через три или четыре часа после начала казни.

Известно, что распятые на кресте мучались несколько дней. Прокуратор Иудеи Понтий Пилат, который в силу своих служебных обязанностей хорошо знал процедуру казни на кресте, был крайне удивлен, когда ему доложили, что через несколько часов после распятия, Христос скончался (Марк. 15.44).

Ярый противник Христа и христианства, знатный римский чиновник Цельс, на основании воспоминаний об Иисусе, сохранившихся в Иудее, писал, что “Иисус был маленького роста и с таким некрасивым лицом, что оно вызывало отвращение”. Сразу же отметим, что это резкое высказывание о внешности Иисуса, вызывает законное возражение. Многовековая практика общественных движений во всех странах показывает, что внешность лидера любой группы имеет большое значение в успехе его проповедей. Если лидер вызывает отвращение одним своим внешнем видом, никто за ним не последует (Кроме сект сатанистов, где всем принципам нормальной человеческой морали придано противоположное значение).

Цельсу вторит его современник Тертуллион, христианский теолог и писатель. Описывая Христа, он отмечал: “Облик его был лишен какой либо красоты и обаяния”. На этих словах Тертуллиона следует остановиться подробнее.

Квинт Септимий Флоренс родился около 160 г. и умер после 220 г. Развивая своеобразный мистический материализм души, он считал Бога телом особого рода. В конце жизни порвал с церковью, обвинял ее в культе мученичества и аскетизма. Воспитанный в традициях поздней античной культуры, он полагал, что всякий выдающийся человек должен быть воплощением земной красоты. А вот, по его мнению, таким воплощением внешней и внутренней красоты и обаяния Христос не был. Но в христианстве сложилась другая традиция. Иисус прекрасен своей духовной, а не внешней красотой - утверждали и утверждают отцы церкви.

Перед объективными исследователями поставленной проблемы возникла тупиковая ситуация, выхода из которой, казалось, не было.

Как всегда в подобных случаях, необходимо было искать ответ по линии нетрадиционных методов.

Совершенно случайно до наших дней дошли тексты, сохранившие словесное описание внешности Иисуса. Они включены в “Послание к Византийскому императору Феофилу”, датируемые 829- 842 гг., в “Сказание монаха Епифания” начала IХ в., и в “Письмо проконсула Лентула императору Тиберию и Римскому Сенату. На русском языке в 1905 г. их опубликовал Н.Кондаков, не указав при этом первоисточники и не проследив историю текстов. Эти сочинения, известные узкому кругу специалистов, не получили признания. Ни богословы, ни атеисты, ни другие историки церкви не поверили в их достоверность.

Сложилось мнение, что все три сочинения являются поздними фальшивками, не заслуживающими внимания.

После ознакомления с ними, мне в голову пришла смелая мысль - а если все же поверить сведениям, которые заложены в этих трех сомнительных сочинениях? То есть действовать по принципу - “Доверяй, но проверяй”. Меня поразили весьма реалистические и объективные характеристики внешнего облика Иисуса, сохранившиеся в них. Интуитивно мне показалось, что им можно поверить, тем более, что неизвестные нам авторы трех посланий утверждали, что они составили описание внешности Иисуса на основании впечатлений очевидцев.

Сразу стало ясно, что традиционные методы анализа текста, применяемые текстологами, в данном случае были бесполезны. Необходимо было искать иные, не традиционные приемы доказательства достоверности информации, заложенной в трех “глухих” текстах. Пришлось использовать криминалистические методы проверки достоверности показаний очевидцев. Так называемая “Теория свидетельских показаний” хорошо разработана в русской и мировой юридической науке и дает результаты высокой степени достоверности.

Для начала “проверим” свидетелей. Во-первых, выясним, в какой связи находились все три рассматриваемые текста между собой? Восходят ли они к одному источнику, или каждый из текстов имеет свой протограф? И не повторяют ли они друг друга?

Внимательное сличение информации привело автора к выводу, что все три рассматриваемых текста восходят к трем (или больше) неизвестным нам источникам. Они не повторяют, но и не противоречат друг другу. Информация, заложенная в каждом из них, лишь дополняет записи других. Подчеркнем еще одно, чрезвычайно важное наблюдение - все три источника передают объективную характеристику облика Иисуса. То есть, их авторы не были заинтересованы ни в прославлении Иисуса, ни в его дискредитации.

Отметим существенную деталь в рассматриваемых посланиях. В одном из них, абрис лица Иисуса сравнивается с лицом его матери. Такое сличение мог сделать только человек, который видел и Иисуса и его мать и хорошо запомнил их лица. Теперь сведем показания трех посланий в общую картину вербального портрета человека, которого они называли Иисусом Христом.

1. Рост. Очень высокий по тем временам. Около 180 см. Это зафиксировали все три автора.

2. Посадка головы. Осанка. Слегка склонял голову, держался не совсем прямо.

3. Лицо. Не круглое, как у матери, слегка сужающееся книзу, гладкое, без морщин, с легким румянцем.

4. Нос. Тонкий, большой, прямой.

5. Брови. Сдвинутые, черные, не очень изогнутые, почти прямые.

6. Волосы. Цвета лесного созревшего ореха, не очень густые, не стриженные, напоминающие колосья спелой ржи, длинные и гладкие, до ушей, далее кудрявые, рассыпающиеся по плечам.

7. Борода. Темная, цвета пшеницы, густая, цветом волосам подобна, раздвоенная.

8. Глаза. Глубоко посаженные, очень чистые, желтые, светлые, блестящие, быстро менявшие выражение.

9. Плечи - узкие.

10.Пальцы рук. Длинные, тонкие.

Суммированный по трем источникам словесный портрет Иисуса выполнен столь профессионально, что приходится только удивляться, как его авторы смогли приблизиться к современным нормам вербальных описаний.

Если все три текста - поздние фальшивки, то как могли фальсификаторы того времени, когда они были созданы, достичь уровня современных профессиональных детективов? Придирчивые критики могут возразить, что у них нет уверенности в том, что все три описания относились к одному физическому лицу. То есть предложенный вербальный портрет одного лица по трем источникам, есть на самом деле синтезированный портрет трех разных лиц, соединенных в одно лицо! Эта проблема длительное время волновала автора, и чтобы решить ее, пришлось обратиться за консультацией на юридический факультет СПбГУ, к крупнейшему специалисту в области судебно-медицинской экспертизы проф. В.П.Петрову.

Ознакомившись с “материалами дела”, эксперт сразу сказал, что приведенные характеристики бесспорно относятся к одному физическому лицу. И это лицо имело характерный признак - он был носителем синдрома Морфана, о котором до недавнего времени в науке ничего не было известно.

Синдром Морфана представляет собой генетический дефект соединительной ткани. При нем человек имеет высокий рост, относительно короткое туловище, крупные руки и ноги, длинные гибкие пальцы. Встречается редко - один случай на 50 000 обследованных. Как впервые показал советский генетик В.П.Эфраимсон в 80-х годах, синдром может дать положительный эффект. При нем имеет место повышенный выброс в кровь адреналина. Тем самым постоянно поддерживается высокий психический и физический тонус. В результате некоторые из лиц, несущие этот синдром, обладали высокими умственными способностями, незаурядной энергией и целеустремленностью. Синдром Морфана - это не болезнь, а незначительное отклонение от нормы, которое определяет не только внешний облик, но и духовный мир носителя. В числе лиц, носителей этого синдрома, можно указать крупнейшего политического деятеля США - Авраама Линкольна, президента Франции - Шарля де- Голля, писателей Г. Андерсена и К.Чуковского. А также великого музыканта-скрипача - Н.Паганини, именем которого иногда называют этот синдром.

Не будем углубляться в медицинские обоснования происхождения синдрома. Это дело генетиков. В контексте данной работы важно то, что описания трех авторов внешнего облика Иисуса Христа, действительно относятся к одному человеку. Важно так же и то, что, по мнению специалистов, этот синдром чаще возникает при смешанных браках лиц из сильно отличающихся этносов. Так, повышенное число разных наследственных аномалий прослеживается у детей от браков между индоевропейцами и семитами. Если правы Цельс и авторы Талмуда, что земным отцом Иисуса был грек, римский легионер по кличке Пандера (Пантера), а мать галилеянка или самарянка, как утверждали Э.Ренан и Д.Рид, то появление у Христа синдрома Морфана вполне вероятно.

После того, как было снято серьезное сомнение в правомочности созданного вербального портрета Иисуса, следовало сделать следующий шаг - перевести его в графический, то есть создать на его основе Фоторобот. Эта работа вполне отвечает церковным постановлениям. Седьмой Вселенский собор 787 г. установил иконопочитание Христа, в основе которого лежит учение об изобразительности Иисуса Христа по его человеческой природе.

Процесс создания фоторобота на основе вербального портрета хорошо отработан и дает положительные результаты. По моей просьбе эту работу успешно провели бывший сотрудник Гос.Эрмитажа, майор милиции А.Н.Шеменков и эксперт- криминалист высшей квалификации В.Н.Павлов, за что автор приносит им глубокую благодарность.

Чтобы достичь максимальной объективности графической реконструкции, эксперту, по его просьбе, не было сообщено, чей фоторобот он должен создать.

После тщательной проработки с помощью современной техники, впервые в истории был создан портрет основателя христианства, который, по заключению специалистов, имеет большую степень достоверности. Появилась возможность увидеть лик Иисуса не таким, каким его изображали иконописцы и художники Нового времени, а таким, каким его видели евангелисты, апостолы, Понтий Пилат и тысячи людей, слушавших его.

Таким, каким он начал свое Служение.

 

Христос. Фоторобот

Увеличенное изображение

Рассматривая черно-белое изображение лика Иисуса, дополним его цветовой гаммой, которая зафиксирована в текстах Посланий.

Во-первых, следует обратить внимание на глаза. В описаниях о них сказано, что они были желтые и быстро меняли выражение. Невольно вспоминаются желтые - “тигровые” глаза тов. Сталина, которые быстро меняли выражение. Это бесспорно признак огромной внутренней воли и умения сдерживать себя.

Во-вторых, снова можно обратиться к вопросу о национальности Христа, который, в последнее время, привлек к себе повышенный интерес. В образе Иисуса не заметно никаких черт, характерных для семитской расы. Так, у него был тонкий, длинный, прямой нос, резко отличающийся от типичного тяжелого с горбинкой носа иудеев. У Христа были глубоко посаженные глаза, не типичные для семитов. У более или менее чистокровных иудеев черные курчавые волосы. У Христа они были золотистого цвета (цвета спелой ржи) и прямые. По тем временам, рост Иисуса был намного выше среднего роста иудеев.

В вербальном портрете Христа прослеживается комплекс наследственных признаков греческого этноса - крупных, светловолосых, румяных, с прямыми, длинными, тонкими, “греческими” носами, тип, хорошо известный по античным статуям и фрескам.

За всем этим высвечивается тень возможного земного отца Иисуса, храброго римского легионера, грека по национальности, заслуженно носившего кличку “Пантера”.

В последнее время много писали о вероятном портрете Иисуса, запечатленном на Туринской плащаницы. Учитывая, что ее подлинность пока окончательно не доказана, все же попытаемся сравнить окончательный вариант фоторобота Христа с компьютерной проработкой отпечатка лица человека на Туринской плащанице. Изображения эти и похожи и не похожи. На фотороботе - человек в расцвете сил, только что начавший свое Служение. На Туринской плащанице - возможно, он же, через 4 года, после перенесенных пыток и распятия.

Имеются веские доказательства общности - это рост, равный 180 см., тонкий, прямой, длинный нос, узкое лицо, глубоко посаженные глаза.

Окончательный ответ пусть вынесут читатели - одно или разные лица изображены на фотороботе и на Туринской плащанице? Тем более, что подлинность Туринской плащаницы до сих пор вызывает дискуссии, из-за более поздней датировки ткани, установленной объективными физическими методами.

 

 

P.S. "Компания открытых систем" приглашает всех заинтересованных лиц ( историков, научных работников и др.) дать свои комментарии по поводу данной   книги В.Б. Сапунова и прислать их на наш email: Sirine@mail.ru. Наиболее интересные статьи, комментарии, высказывания обязательно будут опубликованы.

 

На оглавление

 

gag_00.gif (967 bytes)

Вернуться

Ваше время - наша работа!

На головную портала

Парусники мира. Коллекционные работы   

Коллекционные куклы

    РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ  ***   RUSSIAN ARTISTS

Только подписка гарантирует Вам оперативное получение информации о новинках данного раздела


Желтые стр. СИРИНА - Новости - подписка через Subscribe.Ru

Нужное:   Ищу домработницу Коллекционные куклы Мытье окон

Copyright © КОМПАНИЯ ОТКРЫТЫХ СИСТЕМ. Все права сохраняются. Последняя редакция: Октябрь 22, 2010 14:52:12.

SpyLOG