Б. В. Сапунов
27.04.2012 г.

  На главную раздела "Сапунов Борис Викторович"


Н А Ш       К А Л Е Н Д А Р Ь


24 ноября 1480 г. — конец татаро-монгольского ига на Руси


          В далеких пятидесятых годах автор этой статьи, тогдашний аспирант ГосЭрмитажа, принимал участие в археологических раскопках в городе Чернигове. Когда мы дошли до слоев середины ХIII в., перед нашими глазами раскрылись страшные картины следов Батыева нашествия 1239 г.

Иван III          Ипатьевская летопись под. 1240 г. так описывает штурм города: “Обступиша (“татарове” — Б. С.) град Чернигов в силе тяжце.. Князь Михаил Глебович прииде на иноплеменних с вои своими, и лют был бой у Чернигова... Но побежден бысть Мстислав и множество от вой (воинов — Б.С.) его избиены бысть. И град взяша и запалиша огнем...”. Наши раскопки подтвердили точность летописной записи. Город был разорен и сожжен до тла. Десятисантиметровый слой пепла покрывал всю площадь одного из богатейших городов Древней Руси. Ожесточенные бои шли за каждый дом. Крыши домов часто носили следы ударов тяжелых камней татарских катапульт, вес которых достигал 120-150 кг (В летописях отмечено, что эти камни едва могли поднять четыре сильных человека.) Жители были либо перебиты, либо угнаны в плен. Пепел сожженного города был перемешан с костями тысяч погибших людей.

          По окончании аспирантуры, уже в качестве научного сотрудника музея, я работал над созданием постоянной выставки “Русская культура VI-XIII вв.”. В процессе подготовки экспозиции особое внимание было уделено судьбе небольшого древнерусского города-крепости, воздвигнутого в ХII в. на южных рубежах Древней Руси, возле современного города Бердичева, называемого ныне Райки. В какой-то мере его судьба близка к судьбе всемирно известного древне-итальянского города Помпеи, уничтоженного в 79 г. н.э. при извержении Везувия.

          Но Райки были полностью уничтожены не силами разбушевавшейся стихии, а полчищами хана Батыя. Изучение вещественного материала, хранящегося в ГосЭрмитаже, и письменных отчетов о раскопках позволило восстановить страшную картину гибели города. Она напоминала мне картины сожженных оккупантами белорусских сел и городов, виденных автором во время нашего наступления во времена Великой Отечественной Войны, в котором автор принимал участие. Жители города отчаянно сопротивлялись и все погибли в неравной борьбе. Были раскопаны жилые дома, на порогах которых лежали по два костяка — татарина и русского, убитого с мечом в руке. Встречались страшные сцены — скелет женщины, прикрывавшей своим телом ребенка. В ее позвонках застряла татарская стрела. После разгрома город не ожил, и все осталось в таком виде, как его покинул враг.

          Трагическую судьбу Райкова и Чернигова разделили сотни русских городов.

          Татары уничтожили около трети всего населения Древней Руси. Считая, что тогда на Руси проживало около 6 — 8 000 000 человек, было убито не менее 2 000 000 — 2 500 000. Иностранцы, проезжавшие через южные районы страны, писали, что практически Русь превращена в мертвую пустыню, и такого государства на карте Европы больше нет. В русских летописях и литературных источниках, таких как “Слово о погибели Русской Земли”, “Повести о разорении Рязани” и других, подробно описаны ужасы татаро-монгольского нашествия. Трагические последствия походов Батыя были во многом умножены установлением оккупационного режима, который не только привел к тотальному разграблению Руси, но иссушал душу народа. Он задержал поступательное движение нашей Родины более чем на 200 лет.

          Великая Куликовская битва 1380 г. нанесла решительное поражение Золотой Орде, но не смогла до конца уничтожить иго татарских ханов. Перед Великими князьями московскими стояла задача полностью, юридически ликвидировать зависимость Руси от Орды.

          24 ноября нового стиля (11 старого) на церковном календаре отмечается замечательная дата в истории нашей Родины. 581 год назад, в 1480 г. — закончилось “Стояние на Угре”. Золотоордынский хан Ахма (? — 1481) повернул свои тумени от границ Великого княжества Московского и вскоре был убит.

          Это был юридический конец татаро-монгольского ига. Русь стала полностью суверенным государством.

          К сожалению, ни СМИ, ни в сознании широкой общественности, эта дата не получила отражение. Между тем, совершенно очевидно, что в тот день была перевернута мрачная страница нашей истории, и начался новый этап независимого развития Отечества.

          Следует, хотя бы кратко, вспомнить развитие событий тех лет.

          Хотя последний хан Большой Орды упорно продолжал считать Великого князя Московского своим данником, но, на самом деле, Иван Ш Васильевич (годы правления 1462 — 1505) был фактически независим от хана. Вместо регулярной дани он посылал в Орду незначительные подарки, размер и регулярность которых определял сам. В Орде начали понимать, что времена Батыя ушли безвозвратно. Великий князь Московский стал грозным противником, а не безмолвным рабом.

          В 1472 г. хан Большой (Золотой) Орды по внушению польского короля Казимира IV, обещавшего ему поддержку, предпринял обычный для татар поход на Москву. Однако, он окончился полной неудачей для ордынцев. Они не смогли даже форсировать Оку, которая была традиционным оборонительным рубежом столицы.

          В 1476 г. хан Большой Орды послал в Москву посольство, которое возглавил Ахмет Садык, с грозным требованием полностью восстановить даннические отношения. В русских письменных источниках, в которых сложно переплелись предания и сообщения о подлинных фактах, переговоры носили сложный характер. Во время первого этапа Иван III, в присутствии Боярской Думы, тянул время, понимая, что отрицательный ответ означает войну. Вполне вероятно, что окончательное решение Иван III принял под влиянием своей жены Софьи Фоминичны Палеолог, гордой византийской принцессы, которая якобы с гневом заявила мужу: “Я вышла замуж за Великого Князя Русского, а не ордынского холопа”. На следующей встрече с послами Иван III изменил тактику. Он разорвал ханскую грамоту и растоптал ногами басму (басма или пайцза-коробочка, заполненная воском с оттиском пятки хана, выдавалась послам как верительная грамота). А самих послов выгнал из Москвы. И в Орде и в Москве стало ясно, что неизбежна масштабная война.

          Но Ахмат не перешел сразу к активным действиям. В начале восьмидесятых годов Казимир IV начал готовиться к войне с Москвой. Наметился традиционный союз Орды и польской короны против России. Обострялась ситуация в самой Москве. В конце 1479 г. произошла ссора Великого князя с его братьями Борисом и Андреем Большим. Они поднялись из своих уделов с семьями и “дворами” и направились через новгородские земли к литовской границе. Возникла реальная угроза объединения внутренней сепаратистской оппозиции с нападением внешних врагов — Польши и Орды.

          Учитывая это обстоятельство, хан Ахмат решил, что настало время нанести решительный удар, который должен быть поддержан вторжением в русские пределы польско-литовских войск. Собрав огромное войско, хан Большой Орды в конце весны 1480 г., когда зазеленела трава, необходимая для корма его конницы, двинулся на Москву. Но не прямо на Север, а в обход столицы, с юго-запада, к верховьям Оки, в сторону литовской границы для соединения с Казимиром IV. Летом татарские полчища дошли до правого берега реки Угры, недалеко от ее впадения в Оку (Современная Калужская область). До Москвы оставалось около 150 км.

          Со своей стороны, Иван III предпринял решительные меры к укреплению своих позиций. Его спецслужбы установили контакт с врагом Большой Орды — крымским ханом Менглы-Гиреем, который напал на южные районы Литвы и тем помешал Казимиру IV прийти на помощь Ахмату. Навстречу ордынцам Иван III двинул свои главные силы, которые подошли к северному левому берегу Угры, прикрывая столицу.

          Кроме того, Великий Князь направил вспомогательный корпус водой по Волге к столице Орды — городу Сарай. Пользуясь тем, что основные силы Орды были на берегу Угры, русский десант разгромил его, и, по преданию, перепахал развалины города, в знак того, чтоб с этого места никогда больше не будет исходить угроза Руси (Теперь на этом месте находится поселок Селитряный).

          На берегах небольшой реки сошлись два огромных войска. Началось так называемое “Стояние на Угре”, когда обе стороны не решались начать генеральное сражение. Ахмат тщетно ожидал помощь Казимира, а Иван должен был разобраться со своими братьями. Как человек крайне осторожный, Великий Князь предпринимал решительные действия только в тех случаях, когда был уверен в победе.

          Несколько раз татары пытались форсировать Угру, но встреченные мощным огнем русской артиллерии, которой командовал знаменитый архитектор итальянец Аристотель Фиорованти, строитель Успенского собора 1479 г., вынуждены были отступить.

          В это время Иван III, бросив войска, возвратился в Москву, что вызвало в столице волнение, так как угроза прорыва татарских войск не была устранена. Жители столицы требовали активных действий, обвиняя Великого Князя в нерешительности.

          Ростовский архиепископ Вассиан в знаменитом “Послании на Угру” называл Великого Князя “бегуном“ и призывал его “боронить свое отечество”. Но осторожность Ивана можно понять. Он не мог начать генеральное сражение, не имея надежного тыла. В Москве при содействии церковных иерархов, 6 октября он заключил мир со своими братьями, и их дружины влились в великокняжескую рать.

          Между тем, благоприятная для Ахмата обстановка резко изменилась. Занятые обороной южных границ, польско-литовские войска так и не пришли на помощь Ахмату. В стратегическом отношении хан уже проиграл несостоявшееся сражение. Время шло к осени. Приближалась зима, река Угра замерзла, что давало татарам возможность легко перейти на тот берег. Привыкнув к теплым зимам на берегах Черного и Азовского морей, татары хуже русских переносили наступившие холода.

          В середине ноября Иван III отдал команду отойти на зимние квартиры к Боровску, расположенному в 75 км от Москвы. На берегу Угры он оставил “сторожу” для наблюдения за татарами. Дальше события развивались по сценарию, который никто в русском лагере не мог предвидеть. Утром 11 ноября старого стиля — 24 нового, стража неожиданно для себя увидела, что правый берег Угры — пуст. Татары скрытно ночью снялись с позиций и ушли на юг. Стремительность и хорошая замаскированность отступления войск хана были восприняты русскими как бегство, которого они не ожидали.

          Иван III Васильевич, Великий Князь Московский и всея Руси, как победитель, возвратился в Москву.

          Хан Ахмат, которому было незачем возвращаться в сожженный Сарай, ушел в низовья Волги, где 6 января 1481 г. был убит ногайскими татарами.

          Так было ликвидировано татаро-монгольское иго, принесшее неисчислимые бедствия нашему народу.

          24 ноября нового стиля — одна из самых значительных дат Отечественной истории, память о которой не может раствориться в веках.

 

Б.В. Сапунов
Доктор исторических наук,
Академик Петровской Академии
Наук и Искусств

 
Примечание. Гравюра предоставлена автором статьи.
Статья поступила в редакцию в декабре 2001 г.


 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить