20.02.2011 г.

  На главную раздела "Сапунов Борис Викторович"


На главную раздела "Академик Сапунов Б.В."

 Борис Викторович Сапунов

 

          Как Вермахт использовал особое оружие – финансовое


          Всё глубже в прошлое уходят годы  Великой Отечественной войны. Уходят из жизни те, кто пережил все ужасы тех страшных дней и своим ратным трудом ковал победу. Естественно, многое забывается, многие картины теряют чёткие контуры. Но в памяти тех, кто ещё рядом с  новыми поколениями, иногда всплывают отдельные сцены, забыть которые невозможно.

          ...Вспоминается один эпизод, который, как я думаю, будет интересен молодым, которые о той войне знают только понаслышке. Я расскажу о финансовых баталиях, которые планировало и осуществляло Верховное командование германской армии.

          Нет на войне календарей и дни, как близнецы, похожи


          Ни точной даты, ни точного места я назвать не могу. Во-первых, у нас не было календарей, и все дни были похожи один на другой. Во-вторых, у сержантского состава, к которому я принадлежал, не было карт, а самостоятельно ориентироваться на местности, где проходили бои, было трудно, так как большинство населённых пунктов было сожжено. Помню только, что этот эпизод произошёл в начале 1944 года на территории южной Белоруссии, в районе Полесья. Тогда наши войска вели упорные бои за освобождение Белоруссии, а немцы столь же упорно сопротивлялись.

          В памяти, как отдельные кадры кино, всплывают картины далёкого прошлого. Полесские леса, размокшие дороги, а точнее - их полное отсутствие. На этих «дорогах» застревали даже могучие «Студебеккеры».

          Целый день мы вели бой, который к вечеру стих. Немцы отступили, а по ту сторону линии фронта интересных целей не было. Вдруг на расстоянии нескольких километров, параллельно нашим позициям, на просеке мы заметили  две немецкие фуры (так назывались немецкие армейские военные повозки на конной тяге), которые ехали справа налево, то есть с севера на юг.

          Это было странно, так как они ехали по нейтральной земле, перед немецким огневым краем. В бинокль они были хорошо видны, и комбат приказал открыть огонь. После первых выстрелов снаряды накрыли цель. Одна из фур перевернулась, а вторая быстро скрылась в лесу.

          Меня заинтересовало, что заставило немецких ездовых ехать вдоль линии фронта и что могло находиться в этих фургонах. Недолго думая, взяв автомат, я пошёл посмотреть поражённый объект. Я не рисковал, ибо немецкие позиции были значительно западнее и этот участок леса с заброшенной дорогой не простреливался ружейным огнём.

          Подойдя к цели, я обнаружил опрокинутую фуру, тело убитого ездового и двух убитых лошадей. Мне было любопытно, что за груз лежал в фуре. Оказалось, что она была  заполнена ящиками с армейской маркировкой «МН» - так обозначались сухопутные силы германской армии. Ящики были обшиты металлической лентой и покрашены армейской краской. Используя табельный нож-кинжал, я с трудом сорвал крышку одного ящика.

          Зачем немцам червонцы


          К своему великому удивлению, я увидел, что он доверху наполнен пачками по 100 листов десятирублевых ассигнаций с изображением  Ленина. Это были так называемые «червонцы».

          В первый момент я подумал, что немцы, отступая, где-то ограбили наш банк и увозят на Запад наши деньги. Естественной реакцией на увиденное было желание «приватизировать» (говоря современным языком) некую сумму в виде военного трофея. Набив карманы, запихав за  пазуху пачки денег, я, как надутый шарик, вернулся в расположение своей части и рассказал обо всём солдатам. Хотя на передовой деньги не были нам особенно нужны, все немедленно потребовали поделиться, что я и сделал.

          Через некоторое время к нам нагрянул один из старших офицеров и потребовал немедленно вернуть все деньги. Он сказал, что они фальшивые  и должны быть сданы в соответствующие органы для уничтожения. Мы ничего не могли понять: найденные червонцы на вид ничем не отличались от выпущенных Госбанком.

          Со временем ситуация прояснялась. Во фронтовых газетах и в политбеседах говорилось, что немецкое командование с целью создания у нас в стране финансового хаоса  организовало на высоком техническом уровне печатание  нашей базовой валюты – червонцев -  для заброски на нашу территорию.

          Отступая, немцы подбрасывали фальшивые банкноты, которые, поступая в обращение, должны были вызвать инфляцию. Стало ясно, почему две фуры, набитые деньгами, ехали без охраны. Вероятно, сами ездовые не знали, что везли. Можно допустить, что организаторы этой  финансовой диверсии  планировали «случайную» гибель фур и «прихватизацию» населением  фальшивых денег.

          Это оружие не ржавеет


          Нам объяснили и то, почему немцы подделывали именно десятирублевые ассигнации. Дело в том, что в те годы червонцы были основой нашей денежной системы, а рублевки, трёхрублевые и пятирублевые купюры  были лишь разменной валютой, не подлежащей конвертированию. То, с чем пришлось столкнуться нам, лишь один эпизод. Немцы значительно раньше и на обширной территории разбрасывали фальшивые червонцы.

          Позднее мы узнали, что подобную практику немцы использовали в войне против Великобритании.
Они подбрасывали через Ла-Манш контейнеры с фальшивыми фунтами стерлингов, чтобы подорвать экономику Англии. Как с этой финансовой диверсией боролись английские органы, нам не говорили.

          Уже после войны, когда я вернулся в Ленинград и восстановился в Ленинградском университете, проходила  первая послевоенная финансовая реформа. Тогда в газетах появились статьи, которые обосновывали необходимость её проведения наличием в обращении после войны фальшивых немецких червонцев, которые трудно отличить от подлинных. Поэтому пришлось вводить новый образец червонца, очищая тем самым наш финансовый рынок от немецких фальшивок.

          Круг  замкнулся.

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить