18.04.2011 г.

  На главную раздела "Кравчук Юрий Аркадьевич"





          Рассказ седьмой (Моего респондента Михаила Аркадьевича)

          Этой истории уже больше ста лет, но память наша здесь хранит без искажений все события, которые произошли с нами. В те далёкие для вас времена мы, люди достаточно просвещённые, уже были заражены атеистическими идеями. Хотя церковь и календарные праздники, а по привычке и различных святых, внешне чтили, истинной веры не было почти ни у кого. Я тоже не баловал себя хождением к церковным службам даже по великим дням, да и лоб крестить перестал ещё в юности.

          Особенно остыл я к религии после гибели в Болгарии сына Юрия. Жена после этого сильно страдала, и вскоре ушла из жизни, оставив меня. Она, пока могла, ходила ежедневно в церковь и молилась за сына. Но это не приносило ей облегчения. Я это видел и понимал по-своему.

          Но, вот, когда я уже был на смертном одре, моя старушка-Елена вдруг явилась моему сознанию, и объявила, что она с Юрой уже ждёт нашей скорой встречи.

          Оно так и случилось. Ещё отец Афанасий, мой духовник, не успел закрыть моему телу глаза, я их увидел. И это была такая радостная встреча, каких не было при жизни. Меня не пришлось уже ни в чём убеждать, и я прошёл свой путь очищения “с лёгким сердцем” и надеждой.

          Мне встретились здесь многие мои друзья и сослуживцы. В те времена ещё не ставили перед пришедшими сразу задачу “дальнейшего служения делу человечества”. Была у нас другая ментальность, как теперь у Вас модно говорить. Но, вскоре, Юрий стал готовиться к следующей инкарнации. (Надеюсь, он сам всё расскажет). Мы с ним стали редко видеться, а потом он родился там, и мне стал ближе тот мир. Я решил учиться, чтобы работать с физическими людьми. К этому подтолкнули и события, происходящие на родине. Мы ведь связаны с людьми и страной, где перед этим жили, довольно долго, а, начиная работу с людьми сейчас там живущими, мы формируем потенциальное намерение следующего рождения там же. Это не обязательно, но намерение много значит в дальнейшем решении Иерархов. С определённого уровня сознания мы принимаем участие в планировании своей следующей жизни.

          Это были годы Гражданской войны. Поток, поступающих сюда был огромен. Не проходили через наши руки только те, кто погиб в бою. А таких во время войны, как ни странно, меньше половины прибывающих. Шли всякие – верующие и неверующие, жертвы и палачи, мужчины, женщины и дети. Были и самоубийцы в немалом количестве. Мне нравилась эта работа, и я ей занимался больше сорока лет. Все эти годы Россия давала много работы. Особенно напряжёнными были годы Великой Отечественной. К нам приходили молодые люди, ещё мальчишки, воспитанные комсомолом в духе атеизма. Они были решительно настроены, и не хотели верить в то, что с ними произошло. Они мирились со смертью, но не хотели верить в “вечную жизнь”. Это их не устраивало. Приходилось организовывать публичные занятия с большой аудиторией и призывать на помощь духовных наставников из высоких ангельских чинов.

          Мне однажды несказанно повезло. Я участвовал в такой публичной беседе, которую проводил архангел Гавриил. Это редкая удача – видеть воочию такого высокодуховного ангела, близкого Создателю.

          Ему не пришлось долго убеждать аудиторию. Его сияющий образ производит в душе такой ликующий настрой, что всё неверие и другие тёмные пятна с неё смываются.

          Но это редчайшее событие и те, кто получил подобный урок–посвящение, в следующей жизни должны подняться до больших духовных высот. Большинство из них, а там было около двенадцати тысяч человек, поведут Россию в XXI веке.

          Это событие произошло в начале 1945 года, и сильно повлияло на меня. А потом я ещё принимал жертвы многих трагедий в нашей стране. Много прошло через мои руки безвестных ушедших из жизни в концентрационных сталинских лагерях мучеников. С этими несчастными было хорошо работать, легко. Они были подготовлены к “лучшему тому свету”. Система издевательств и жестокости делала из них мучеников, и они быстро достигали “просветления”. Многие из них сразу же после периода адаптации-очищения включались в активную работу по возрождению духовности в человеческом мире.

          Последними моими “клиентами” были жертвы Чернобыля. Это уже был другой контингент. Те, кто работал на ликвидации аварии, сознательно приносили себя в жертву. Их подвиг очень ценится Духовными Пастырями человечества. Их Судьбы должны быть в истории Земли исключительными. Кое-кто из них уже работает в космосе.

          После них у меня созрело решение изменить характер своей работы. Я “пошёл учиться”. Мы не случайно предложили тебе называть нас респондентами, потому что являемся посредниками и охранителями “каналов связи” земных людей с Высшими Сферами. Это один из важных этапов современной работы в условиях наступления новой эры для Земли и человечества.

          Уже в этот период, когда я стал работать на “канале”, у меня было два интересных случая встреч с давними знакомыми.

          Первый – это встреча с “вернувшимся со следующего рождения” сыном Юрием. Только теперь он уже прошёл женскую жизнь, где был женой твоего старшего брата. Отец твой говорил, что я принимал участие в её встрече здесь. Но, тогда она не могла ещё вспомнить своей предыдущей жизни. После долгого периода реабилитации, она, сначала неохотно, начала учиться. Только через два года она признала меня, то есть, вспомнила ту реальную свою прошлую земную жизнь. Это дало нам несколько приятных моментов воспоминаний.

          Второй случай – это встреча с человеком, который, опять же в прошлой (не последней) жизни был со мной хорошо знаком. Тогда это была девушка – невеста Юрия. Она была несколько лет своим человеком в нашем доме. К нашему горю, она простудилась и умерла, так и не войдя в нашу семью.

          В этот раз я встретил её как ликвидатора-чернобыльца. Он ушёл из земной жизни через год после работы на аварии, испытав много мучений, в молодом возрасте.

          Судьба вторично рано увела его в наш мир. Очень сложные кармические “завязки” у него.

          Он тоже признал меня через три года, только.

          Что ещё рассказать тебе о том мире, в котором мы живём?

          Всё, что нас окружает – среда обитания – создано нами, людьми. Каждый имеет внешний
вид, “жильё”, предметы своего быта, созданные собственными мысленными посылами. Только сам наш мир и мы в нём созданы Высшей Волей, а остальное, почти всё, нами.

          Здесь нет, как в астрале, иных сущностей. Живут “рядом с нами” только духовные существа (например, ангелы), но они для нас бывают “видимы”, правильнее сказать, опознаваемы, только когда это необходимо. В таких случаях они реализуются для нас, или материализуются, (не знаю, как правильно выразить), в материальных частотах нашего диапазона существования.

          Поскольку, энергия ментала (разума, мысли) очень “широка”, и присутствует во всём космическом пространстве, мы имеем возможность перемещаться в любые его точки. Но это не очень просто осуществить. Мы имеем определённое ограниченное пространство для жизнедеятельности. Выход за его пределы возможен только по согласованию с Высшими инстанциями.

          Это потому, что наш мир тоже управляем. Но в своём “пространстве” мы совершенно свободны. Совершенно, а не абсолютно”.



          КОММЕНТАРИЙ

          С М.А. мы работаем с лета 1994 года. Он мой “респондент”, так он сам определил, кем мне его считать. Суть его работы, как я это понимаю, поддерживать и охранять наш “канал”. Кроме того, он является посредником в моём общении с Наставниками и Информационными Сферами.

          Мы с ним “кармические родственники”. Я думаю, что этот термин правомочен. В VIII веке мы были единоутробными братьями. Я имею информацию о тех событиях, и в этих воспоминаниях большинство авторов тогда были между собой в родстве. Поэтому, об этом будет не раз упоминаться в их рассказах.

          Жил М.А. в своей последней земной жизни с 1804 по 1891 год. Вот уже сто с лишним лет он там. Живёт, работает; о чём рассказал нам. Его сын Юрий умер ещё при его жизни, потом родился здесь, и, недавно, опять ушёл туда. Такой же путь проделала невеста Юрия Лена. О ней ещё будет впереди.


          Рассказ восьмой (Жены моего старшего брата Маши; она же – сын М.А. Юрий)

          Мне и до сих пор не хочется вспоминать свои последние времена в том вашем мире. Болезнь меня совсем измучила. Но я боялась умереть, и даже не было мыслей об освобождении от мучений смертью. Поэтому, когда всё это кончилось, и я, неожиданно для себя, вновь приобрела какую-то реальность, я ничего не могла понять. Какие-то люди, но не врачи, хотя и в белом. Куда-то повели. Чуть позже, я узнала одного из них. Это был твой отец. Я обрадовалась, но тут же вспомнила, что он уже умер. А он улыбнулся и сказал: “Ты тоже умерла!”

          В общем, всё было, как в дымке и перепутано. А мне не хотелось ни о чём думать. Я смутно помню, как с моим телом прощались, и сильно ощутила переживание, когда его жгли в крематории. А потом всё погрузилось в сон.

          Когда у меня пробудилось сознание, я не знала, сколько прошло времени. Да, и мне это было безразлично. Потом узнала, что прошло больше года. Всё было новое; и я была тоже новая, хотя помнила прошедшую жизнь, и уже знала, где я.

          Не хочу рассказывать, как проходила “чистка” всех воспоминаний, и мучительный анализ своих прожитых ошибок. Новую жизнь я начала ещё почти через год. Папа всё это время был рядом со мной, и часто теперь я видела и М.А. Я уже вспомнила, к этому времени, что в предыдущей земной жизни я была его сыном Юрием. Нам было необходимо кое-что вспомнить из той жизни и обсудить. У нас с отцом Юрия остались некоторые недоговоренные темы, которые меня мучили, да и ему не давали покоя.

          Когда я поступил учиться в кадетский корпус, мама была недовольна этим. Она считала, что моё место в Московском университете. Я, и в правду, увлекался математикой и естественными науками, которые нынче называются физикой. Но отец настоял на военном образовании. У них с мамой был конфликт на этой почве. Я долго переживал за них, потому что любил родителей.

          Вторая тема была о моей невесте Лене. Папе она очень нравилась, а мама считала, что мне нужна другая жена.

          Лена была соседкой по имению. Её отец тоже служил, как и мой на Кавказе и в Крыму, и тоже в артиллерии. Нелепая смерть Лены расставила все акценты, но несогласие родителей в этом вопросе играло свою роль и в дальнейшем.

          Позже ко мне пришла большая любовь, и я был счастлив, к сожалению, не долго, с моей женой Ириной.

          Отец же относился к ней с прохладцей.

          Были и другие недоговоренные темы. Это всё было в вашем, теперь уже, мире. А здесь меня тогда встретили бабушка и Лена, и ещё кто-то. Мне смерть досталась тогда после тяжёлых мучений. Я получил ранение шрапнелью в правое бедро, где перебило кость, в бок у нижнего ребра и в плечо и лопатку. Боли были сильные. В лазарете мне только усиливали их обработкой и перевязками. Это длилось больше месяца. Я очень мучился.

          Позже, здесь я встречал сначала маму, потом отца. Не дождался я только Ирины. Она прожила долго, и пришла сюда, когда я уже готовился к следующему новому воплощению, и не мог с ней общаться.

          Так уж вышло, что и в этот раз меня здесь опять встретила “бывшая Лена”, теперь уже в мужском виде. А я в женском. Забавная штука эта “вечная жизнь”.

          Я, может быть, обращаю внимание не на те стороны, которые тебя и там у вас всех интересуют, но это очень интересный аспект действия закона Кармы.

          Я не могу объяснить, почему я сделала так свой выбор деятельности здесь сейчас, но я занимаюсь “приёмом и работой” с приходящими сюда детьми. Ведь дети умирают, чтобы вскоре снова там родиться. Их Судьбы решаем не мы, конечно, но готовим к будущей жизни мы. Это очень интересное дело.

          Дети умирают на Земле по одной причине – кармической. В этом, обычно, завязана карма родителей, чаще всего матерей. (В этом рождении она может быть отцом, а в том, когда наработана эта Карма, была матерью).

          Мне очень нравятся эти маленькие “пришельцы”. До возраста трёх-четырёх лет они не имеют сформированного тонкого тела (астроментала). Это бесформенные комочки, такие беспомощные и милые. Но, они обладают, в отличие от земных детей, разумом и интеллектом. У них нет ещё опыта последней короткой жизни, но их память содержит всё из предыдущих рождений. Вскоре они оформляют себе тело, обычно, по образу предыдущей жизни.

          Опыт детской жизни появляется у людей с развитием речи, к трём-четырём годам. А возможность формировать тонкое тело есть у детей после семи-восьми лет, иногда после десяти. Такие дети здесь и живут в этом “по земному” детском теле.

          Наш контингент это дети до 11 – 12 лет девочки, и до 12, иногда 13 лет мальчики. Старшие - не наш профиль.

          Я же предпочитаю заниматься детьми до трёх лет. Повторюсь – они такие милые и беззащитные.

          Хотя их будущая Судьба планируется Кармическими Иерархами, мы – “няньки” бываем в курсе построения “плана” будущей жизни. Это долгий процесс, и мы поэтапно информируем своих подопечных о нём. Потом наступает грустный момент, когда их от нас забирают.

          Дальнейшей работы с ними я не знаю. Знаю, только, что очень многое зависит в планировании Судьбы от реакции и поступков родителей в период, когда этот ребёнок их покидает.

          Они могут продолжить отношения, если того желает будущий новорожденный, и кармический узел родителей уже развязан. Скажем, следующий ребёнок после умершего у этих родителей может быть той же Сущностью, что и умерший. Не обязательно он может быть того же пола.

          Надо сказать, что одна из причин смерти детей до пяти лет, это какая-то “ошибка”, если так можно это назвать, в выборе пола ребёнка. Есть факторы, которые вмешиваются в развитие плода, и идут в разрез с запланированной Судьбой. Тогда всё идёт наперекосяк.

          Я не знаю, что это такое. Просто знаю, что так бывает, и не редко.

          Про твоего брата, моего мужа, я не хочу особенно распространять информацию. Ты знаешь, что мы с ним не в первый раз связаны родством в физических жизнях, правда, мужем и женой были впервые. Я уверенна, что к этой информации, а ведь ты ему её обязательно покажешь, он отнесётся с недоверием. Но я “здесь” его обязательно встречу и сумею быстро оказать нужную помощь. Поэтому лишние слова говорить не хочу”.


          КОММЕНТАРИЙ

          Для Вас, читатель, думаю уже ясно, кем приходится мне автор этого рассказа. Да, это была жена моего старшего брата. Это ещё раз говорит о том, что и после ухода из этой жизни большинство родственников и знакомых не теряют связи и общения.

          Её рассказ затрагивает тему, которая сейчас очень популярна и разрабатывается многими авторами контактёрами. Это вопросы действия закона Кармы. Сюда входят проблемы ответственности за свои действия в следующих рождениях и связи с другими людьми и отношений с ними.

          Очень интересны, по-моему, сведения о смерти в раннем детстве.


          Рассказ девятый (со слов главного механика Н.Н.)

          Он был любителем леса. После морских длительных рейсов это было любимой отдушиной в береговой, такой для нас всех нелёгкой действительности. Уезжал в лес, чаще всего, один. Тогда он только что купил себе в рейсе машину - Фольксваген. Забрался далеко от города. Время было уже не очень грибное и будний день. Застрял на лесной дороге. Помощи ждать было не реально. Пытался вытащить машину с помощью троса и небольшой ручной лебёдки, которая у него была. Неожиданно навалилась слабость. Сознание говорило, что исправить ситуацию сил уже не хватит. Не хватило сил даже добраться до салона машины. Сознание мутилось и несколько раз ускользало. Появился непреодолимый страх смерти. Холод и картины прошлых событий. Всё время угнетало ощущение большой потери. Как долго это длилось, он не может оценить и до сих пор, да, и не стремится к этому. Этот мучительный эпизод вспоминать не хочет, хотя всё уже “отработано”.

          Когда прошла эта тоска, и он с удивлением увидел всю картину откуда-то сверху, всё превратилось в непонятную фантасмагорию. Он ведь был не верующим, вполне советским человеком. Дальнейшие события шли обычным чередом - появились встречающие его родные. Потом всё стало для него совсем не понятным, так что он выпустил из виду всё, что касалось его физического тела. Встретился с ним он уже только в момент похорон. Это тоже принесло сильные переживания. Тянуло вернуться в него, хотя уже знал, что это не возможно; было жалко его, и ощущение того, что незаслуженно его, это тело, обидел; хотя, было не понятно, чем и за что. Этакая смесь эмоций, и опять возвращение всех “предсмертных” страхов-кошмаров.

          Это вполне показательный пример, почему здесь далеко не все хотят вспоминать момент своего перехода.



          Рассказ десятый (моего товарища Виктора Х.)

          В конце января 1984 года у него случился инсульт. Мы работали в Норвежском море. Судно срочно пришло на рейд маленького норвежского города Бодё, где его сдали в военный госпиталь. Через несколько дней он скончался там. Его тело отправили самолётом в Ленинград, где и похоронили.

          Я понял, что это конец, почти сразу, когда меня скрутило. Собственно, мысль сработала как программа. Ты же понимаешь, что я не мог бы жить калекой или просто в чём-то ущербным даже недолгое время. Я не знал ещё, что это событие - уход - строго регламентировано по времени, но жить уже не хотел. Жалко было чего-то несущественного, лезли в голову всякие глупые мысли. Но одного я не хотел - остаться ущербным в той жизни. То, что кажется окружающим бессознательным состоянием, на самом деле является охраняющей человека хитростью. Чаще всего, он в этом положении продолжает слышать и ощущать всё, что происходит вокруг. Но обработка этой информации идёт по-другому. Правда, и объём, получаемой информации, значительно сокращён. Ведь через глаза мы получаем больше, чем через всё остальное. Да и невозможность говорить тоже существенна; практически выключена целая информационная система. Зато начинает проявляться подсознание в виде интуитивных догадок, подсказок и других ощущений. Вот это всё я осознал довольно скоро, пожалуй, ещё на корабле. Точно не могу сказать. По крайней мере, когда меня передавали, пожелания выздоровления и тому подобные, которые я слышал, были в моём сознании определены как последние русские слова в моей жизни. О том, что жизнь имеет продолжение, я ещё не догадывался. Это пришло позже, уже совсем перед концом. Я вспоминал отчётливо свою прошлую жизнь, всех родных и друзей. Это были ещё вполне “сознательные” воспоминания.

          Может быть, то, что я не присутствовал на своих похоронах, помогло мне быстрее войти в этот загробный мир. Я ещё видел своё тело в морге, но потом его спрятали “в ящик”, и я опять видел наш пароход среди штормового холодного моря, и меня уже не интересовала дорога и судьба того тела. Я как бы отрёкся от него. Потом меня оторвали от морских картин в какие-то цветущие кущи, где стали происходить непонятные события. Незнакомые люди (я не мог понять, откуда они взялись) объясняли мне, что смерть это переход из одного состояния в другое. Я, сначала, не хотел в это верить. Потом появились знакомые лица, которые, я точно знал, уже умерли. Убедили, таки! Но на этом произошла пауза. Я как бы заснул. Это тоже защитная система, но её уже сознательно включили мои опекуны. Ну, дальше было много сложностей. Чистка была долгая и не очень приятная. Это теперь, когда наших тут собралось немало, и Юрий Алексеевич опять “командует”, приходящим много легче освоиться. Всё сразу становится на свои места в течение короткого промежутка времени, и “чистка” идёт сознательно и быстро. А у меня таких возможностей не было.


          Виктор довольно быстро, где-то, через год после своего перехода, выразил желание “работать на благо человечества”. В нём ещё горел огонёк комсомольского энтузиазма. Ему предложили учиться, и выбор самых разнообразных приложений своих сил. Его решение созрело тогда, когда он узнал, что пришёл в своё время на Землю с определённой задачей из другой звёздной цивилизации, всего-то восемь тысяч лет назад. Задача в наше время решается в плане экологии системы Земля. Так что не даром он занимался такой наукой как гидрохимия океана в последнем своём рождении. Это говорит о том, что в этой последней жизни его выбор был сделан правильно. А, ведь, вначале он хотел стать военным моряком. Это тоже было близко к реализации жизненной задачи, но не совсем отвечало некоторым её требованиям. Он почувствовал “подсказку” и вовремя изменил ситуацию на более правильную.

          Это хороший пример, как надо строить свою жизнь. Пусть это даже не осознано. Пусть интуитивно можно выйти на верную дорогу.


* * * * *

          Я был знаком с Виктором уже почти 20 лет. Сближала, по тем понятиям, общность судьбы. Сначала Геофак университета, потом научные суда, многомесячные плавания, работа без выходных и праздников. В те поры многое определялось энтузиазмом; платили “на прокорм” вне зависимости от старания; нам казалось, даже хорошо. У Виктора энтузиазма было на несколько человек, и опыт был огромный, при том ещё и память почти феноменальная.

          Когда он заболел, это коснулось нас всех, давно рядом идущих по жизни. Переживаний было много, как водится, обсуждений - поправится, нет - тоже хватало. Корабельный доктор сказал, что надо ждать девятого дня, он всё решит. Ночью девятых суток он мне снился. Я проснулся и посмотрел на часы, было начало четвёртого. Утром получили радиограмму, что он умер в 3 часа 20 минут. Никто из ребят ничего не почувствовал. Я задавал тогда себе вопрос - почему, именно, я? Видимо я обладал уже тогда особой чувствительностью, и уловил его мысли о нас перед концом.


          Рассказ одиннадцатый (со слов наших корабельных радиооператоров)

          Я недавно встречался с одним из давних обитателей этого мира Геной И. Помнишь, он был у нас радиотехником, занимался судовой трансляцией, всегда будил нас по радио, за что его называли “Гена - петушок”. Он ушёл из той жизни ещё молодым и неожиданно для всех в день своего рождения. Здесь он прошёл нелёгкий путь чистки-адаптации. После неё довольно долго не мог выбрать себе продолжение жизни. Позже он стал принимать приходящих сюда, и сейчас это его работа. Двух своих коллег, недавно пришедших сюда, он встречал и занимается ими и до сих пор.

          Вот пример различного отношения к самому процессу перехода. Он вспоминает “с весёлой усмешкой” как он устраивал дома свой день рождения. Это не часто выпадало нам всем при наших продолжительных рейсах и непродолжительных стоянках на берегу. Всё было готово к приёму гостей, а они задерживались. После “отмечания по рабочему” в предыдущий день он не очень себя комфортно чувствовал. Прилёг, пока гости не пришли. Звонок в дверь. Жена пошла открывать. А дальше всё пошло странно как-то. Он видит, как гости входят в комнату, но несколько не с той стороны, где лежит. Потом соображает, что видит и себя лежащего. Чувствует какое-то замешательство и странное поведение гостей и жены. Потом появляется непреодолимое желание куда-то идти. Помнит даже пришедшую мысль – “Вроде всего хватает, куда бежать-то!” Потом врачи… Что-то ещё совсем не понятное. Темнота, свет, люди.

          В те поры ещё не было книг на темы перехода. Да, и верования были у нас не те. Так что понять, что он перешёл в другую часть жизни, в её продолжение, он долго не мог.

          Теперь уже эти знания всё шире распространяются в обществе, да и многие проходят обряд отпевания, что существенно помогает. Время работает, слава Богу, на пользу людям.

          Имел возможность я поговорить ещё с одним “нашим человеком”. Это Людмила Ивановна, тоже плававшая у нас радиооператором. Она была старше нас, и здесь уже с 73 года. Помнишь?

          Она рассказала, как не просто пришлось ей в первый период. То предвоенное комсомольское воспитание, и ещё болезнь, которая её измучила в последние месяцы жизни в теле, долго держали её в “отработке”, в том чистилище, которое очень помогает потом, но так тяжело для человека в этот период.

          Уже почти двадцать земных лет она принимает приходящих сюда. И многих из наших товарищей она принимала.





В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить