03.05.2012 г.

  На главную раздела "Домашний персонал"


О. Лианозова

          Здравствуйте!

          Я хотела бы поговорить сегодня об отношении детей к игрушкам и к сверстникам. Может показаться странным, что я ставлю рядом людей и вещи, но в том-то и дело, что маленький ребенок не всегда понимает, где кончается одно и начинается другое.

          Очень часто, встречаясь с молодыми родителями, я слышу одну и ту же фразу: “У ребенка слишком много игрушек, у меня в детстве столько не было, да он ими и не играет”. Давайте разберемся, что для ребенка значат игрушки.

          Появляясь в мире, ребенок далеко не сразу понимает, что все окружающее не является его частью, и он сам - не полновластный господин над миром.. В это время игра возможна только как поиск эротического удовольствия и осуществляется либо на теле ребенка, либо с телом матери, причем ребенок явно не делает различия.

          Только к полугоду формируется более или менее твердое понятие об окружающих объектах как о чем-то вне тела самого малыша. Он начинает понимать, что люди, ухаживающие за ним, приходят и уходят, меняются, а главное, не всегда поступают так, как ему хотелось бы. И тогда появляется то, что Винникотт назвал “переходным объектом”. Это может быть мягкая игрушка, кукла, просто кусочек одеяла или тряпочка. Очень важно, чтобы эта вещь оставалась неизменной. Если, стремясь к чистоте, игрушку постирают или даже просто почистят, она поменяет свой вид и запах, то есть в восприятии ребенка станет другой, чужой и ненужной вещью. Ребенок видит переходный объект как отчасти принадлежащий внешнему миру, а отчасти — внутреннему.

          Позже любовь к одному объекту распространяется на мягкие игрушки в целом. Они позволяют делать с собой все что угодно: можно прижать к себе и приласкать, а можно забросить в другой угол комнаты. На этом этапе развития игрушки — это то, что позволяет ребенку выразить свои амбивалентные чувства (типа любовь-ненависть) в отношении к окружающему миру

          В дальнейшем ребенок начинает понимать, что можно получать удовольствие от манипуляции игрушками — благо они это позволяют. Сначала это простые игры типа наполнение-опустошение или открывание-закрывание, что символизирует отверстие тела и его функции. Далее это постройка чего-то из кубиков и разрушение, что дает не только удовлетворение выражения амбивалентных чувств, но и иллюзию своей власти над окружающим. И, наконец, приходит черед ролевой игры, через которую ребенок овладевает внешним миром, справляется с тревогой. Известно, что для преодоления травматичной ситуации взрослым людям необходимо снова и снова рассказывать о ней окружающим — постоянное повторение помогает справиться с тревогой. Ребенок использует игру вместо разговора. Постоянно проигрывая тревожную ситуацию и занимая активную позицию вместо пассивной он овладевает ситуацией, перерабатывает, принимает ее внутренне и перестает тревожиться.

          Для младенца нет разницы между внешним и внутренним миром. Постепенно он выделяет себя из окружающего. В дальнейшем взрослые уделяют огромное влияние познанию внешнего мира. Но внутренний мир не менее богат и важен. Большинство клиентов психоанализа страдают именно от недостаточного внимания к своему внутреннему миру. Ребенок может познать и выразить свой внутренний мир двумя способами — через игру и рисунок.

          Вообще все то, что взрослый выражаем посредством вербализации: мысли, чувства, опасения, надежду, ребенок может выразить только посредством ролевой игры. Слова для детей имеют значительно меньшее значение, чем для взрослых. Кроме того, малышам очень сложно пояснить, что они имеют в виду, если их не поняли с первого раза. Большинство детских психоаналитиков, работая с детьми, предоставляют им большую “игровую комнату”, в которой находится множество всяких игрушек. Общение с игрушками для ребенка проще, нежели общение с окружающими. Это понятно — игрушки не имеют своей воли, не отвечают на агрессию, позволяют делать с собой все, что угодно. Имея большое поле деятельности — много разных игрушек, с которыми можно делать все что угодно, дети начинают проигрывать свои фантазии, травмы, проблемы. Приглядевшись к игре ребенка, можно лучше понять, что его волнует. Известно описание случая девочки, которая постоянно закапывала своих кукол в песок, а затем находила их там. Через несколько дней психоаналитик спросила ее: “Иногда хочется, что бы люди, которых, в общем-то, любишь, на некоторое время исчезли, а потом вернулись опять” “Да” — ответила девочка. Для нее это было огромным облегчением, потому что наконец-то кто-то признал ее право на агрессию.

          Вообще, большинство детей не имеет возможности прямо выражать свою агрессию. Игра — это единственный способ выплеснуть все, что накопилось от общения с родителями, друзьями, воспитателями. Тотальное подавление агрессии, как правило, приводит к невротическим нарушениям.

          Каждый ребенок по определению — творец. Что может создать малыш в реальном мире? Только беспорядок, который родители, как правило, не очень приветствуют. В игре разворачивается способность ребенка к творчеству, он создает собственный мир, в котором возможно все — так малыш самоутверждается в этом, в общем-то враждебном для детей мире.

          Маленьким детям трудно общаться со сверстниками. Многие матери видели “общение” годовалых или двухлетних детей на детских площадках. Зрелище, как правило, не очень утешительное. Дело в том, что отношения детей со сверстниками проходит несколько стадий. Если изначально другие дети либо не воспринимаются вовсе, либо являются досадными нарушителями приятных отношений с матерью, то в дальнейшем малыш начинает относиться к ним, как к живым игрушкам и очень досадует, если они изъявляют свой протест. Значительно позже ребенок начнет воспринимать окружающих детей как партнеров, с которыми можно ставить совместные задачи и добиваться поставленной цели. Сама продолжительность партнерства зависит от совместной деятельности и вторична по отношению к ней. Восприятие окружающих как самостоятельных субъектов, признание их права на собственные желания и мнения приходит уже в более зрелом возрасте.

          Пока ребенок не дошел до идеи того, что окружающие его дети такие же живые, как и он и с ними надо считаться, ему нечего делать в детском саду, но общение ему необходимо — ребенок не может быть один. Да, у него есть родители, бабушки и дедушки, если повезет, старшие братья и сестры, которые понимают его состояние и разрешают обращаться с собой почти как с игрушкой, но этого мало. А игрушки как раз те друзья, которые необходимы ребенку — добрые, понимающие, терпеливые, всепрощающие

          Когда моей дочери было два года, дядюшка приволок ей в подарок огромного зеленого дракончика. “Господи, зачем ей это чудище” — удивилась я. “Ты ничего не понимаешь, - объяснил даритель. — Это же Друг” Прошло время, и я поняла, что дракончик действительно стал ее другом — они вместе гуляли по квартире, шептались, даже играли в какие-то игры.

          Теперь у нее уже есть настоящие друзья, потому что каждому ребенку в какой-то момент становится мало игрушек, и требуются живые люди, другие, не такие, как он. Но когда малышу надо отдохнуть или расслабиться, он обязательно возвращается в детскую.

          “…куда бы они не пошли и что бы не случилось с ними по дороге, — здесь в Зачарованном Месте, на вершине холма в Лесу, маленький мальчик будет всегда, всегда играть со своим медвежонком”.


          P.S. "Компания открытых систем" приглашает всех заинтересованных лиц (родителей, психологов, научных работников и др.) дать свои комментарии по поводу данной  статьи и прислать их на наш email: Sirine@mail.ru. Наиболее интересные статьи, комментарии, высказывания обязательно будут опубликованы.


 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить