22.11.2011 г.

  На главную раздела "Путешествия и приключения"





ПИСАК. Кладбищенские истории


Долина инков, селение Писак. Ворота


          Примерно в 20 километрах к северо-востоку от Куско, в самом начале Священной Долины инков находится селение Писак. Оно расположено в урочище реки Вильканота, как она зовётся на испанский лад, или Уилкамайу — Священная река — как её называют кечуа.

          Автобус останавливается на небольшой площади между рынком и кладбищем. Кто куда, а я выхожу из автобуса и направляюсь к воротам с надписью «CEMENTERIO MONUMENTAL de PISAC». Две каменные совы охраняют покой смиренной обители. Мысленно прошу разрешения войти. Кажется, впускают. Вхожу. Покой и тишина. Светит солнце, впереди и справа за стеной кладбища вздымаются ввысь голубые Анды. Никого, похоже, я единственный посетитель сегодня. Направляюсь вглубь кладбища в поисках старых могил. Прохожу мимо тщательно выбеленных семейных склепов незатейливой архитектуры. Между ними могилы попроще. Никаких излишеств в декоре, все просто и аккуратно. Странно, но, видимо, кладбище открыто недавно, об этом говорят надписи на плитах…

          В окрестностях Куско не было найдено ни одной неповреждённой могилы инкской знати, так что невозможно предположить, каким образом они были устроены. Известны многочисленные могилы обычных людей. Некоторые небольшие захоронения в форме ульев, обычно сложенные из дикого камня, скреплённого глиной, размещались вплотную к скалам. Такие же могилы, круглые или квадратные по форме, со сводчатой ступенчато сложенной крышей, стояли отдельно. Такие могилы назывались чульпами. Каждая могила имела отверстие, которое замуровывали после того, как тело в согнутом сидячем положении помещали внутрь.

          Один из первых хронистов Перу Гуаман Пома описывает, как выглядели захоронения, обычные для разных частей империи Тауантинсуйю. Жителей Чинчайсуйю хоронили в маленьких куполообразных чульпах, в Антисуйю мертвецов помещали в выдолбленный ствол дерева, в Контисуйю и Кольясуйю строили большие красивые чульпы, в прибрежных областях хоронили в основном под землёй.

          Прохожу по пыльным, странно вымощенным, неровным дорожкам. Под ногами сухая трава, камни… Камни… Камни? Становится не по себе, кажется, я нашёл, что искал. Да-а… Стоять на могиле, пусть даже очень старой, пусть даже с давным-давно истлевшим прахом, мне не приходилось и, надеюсь, не придётся никогда. Оказывается, центральная аллея кладбища проложена прямо по старым могилам, и никто не видит в этом ничего предосудительного. Думаю, стоит предположить, что и всё новое кладбище имеет в своём основании крепкий, древний, многослойный фундамент.

          Внимательно смотря под ноги и обходя неровные места, пробираюсь к выходу. Подобный утилитарный подход к могилам я наблюдал на коптском кладбище в Александрии. Там, из-за нехватки места, гробы ставят один на другой, не очень заботясь о сохранности нижнего, а в склепе за церковью смотритель держит двух индюков. Это нельзя назвать неуважением к праху. Нет, это такой философский, очень философский подход к смерти…

          Выхожу за ворота и оказываюсь прямо перед городским моргом, за которым уже слышен шум рынка. Здесь всё рядом.

          Рынок — совсем другой мир. Шумный, как Плаза де Армас в праздничный день; яркий, как радужный флаг империи Тауантинсуйю; блестящий, как доспехи конкистадоров; сверкающий, как всё золото Кахамарки.

Долина инков, селение Писак. РынокДолина инков, селение Писак. Рынок

          От ярких красок накатывает ощущение праздника. Уже хочется покупать и торговаться. Нет, надо держать себя в руках. Прохожу мимо, улыбаясь продавцам ковров, пончо, ярких перуанских шапочек из шерсти ламы или альпаки. Это я успею. Направляюсь к рядам старьёвщиков. О-о-о..! Должно быть, здесь погиб, захлебнувшись слюной, не один коллекционер из Старого Света. Чего здесь только нет! Блошиные рынки Парижа не выдерживают конкуренции. Возможно, многое из представленного — подделки. Я предпочитаю называть их репликами. Но есть вещи, которые сложно, да и нет смысла, подделывать. Как жемчуг на Филиппинах — искусственный гораздо дороже.           

          Недолго, только для проформы, торгуюсь и становлюсь обладателем ритуального бронзового ножа с рукоятью в виде головы ламы. Реплика, видимо, но искусно состаренная. С зелёной патиной, придающей ножу образ артефакта, пролежавшего в земле не одну сотню лет. Как они это делают? Хотя здесь проще покопаться и найти, чем организовать химический процесс. Не знаю… Дома покажу специалистам. Вот шпоры точно оригинальные. Тоже пополнят мою перуанскую коллекцию. Взвешиваю в руке боевую булаву. Представляю, как в аэропорту буду рассказывать, что это деталь моего снаряжения… Не в этот раз…

Долина инков, селение Писак. Рынок          Яркий персонаж в невероятном головном уборе, достойном гоанских хиппи, предлагает амулеты из кожи, керамики и каких-то орехов. Когда-то давно европейцы на стеклянные бусы выменивали у доверчивых индейцев золото и драгоценные камни. Всё меняется…

          Поворачиваю за угол. Под навесами полумрак. Прохладно. Шум рынка здесь как-то глуше. Странное место. На латках изделия, назначение которых известно только перуанским шаманам. Посох, украшенный рогом неизвестного мне животного, бусы из костей и зубов, крысиные, обезьяньи, собачьи черепа, грубо выделанные шкуры, ритуальные маски…
 
          А вот это уже интереснее. Прямо на уровне моего лица висят две человеческие головы. Маленькие, с полтора моих кулака. Неужели это те самые тцанца — произведения шуаров — индейцев из сельвы. Как они оказались здесь, в высокогорьях Анд, вдали от влажных лесов Амазонии? Думаю, так же, как и зубы древних акул, которые до сих пор находят на побережье в долине реки Ика. На рынок в Писаке стекаются товары, вполне вероятно, не только из Перу, но и из пограничных Эквадора и Боливии.

Долина инков, селение Писак. Шуары. Для музеяДолина инков, селение Писак. Шуары. Для музеяДолина инков, селение Писак. Шуары. Для музея

          Шуары — одно из шести племён, входящих в группу Хиварос. Эти вполне мирные индейцы живут в сельве на юго-востоке Эквадора и северо-востоке Перу. Обряд тцанца уходит корнями в далёкое прошлое и основан на верованиях индейцев.

          По их представлениям, человек умирает вследствие порчи, насланной на него врагом. Задачей шамана становится поиск недоброжелателя. Когда враг определён, шаман пускает в него невидимые стрелы и начинается сложный обряд тцанца. Цель его — освободить мающуюся душу убиенного и наказать врага, накрепко заперев его собственную душу в его отчленённой голове.

          Дух мести Муйсак покровительствует родственникам умершего, вышедшим на тропу войны. Они проходят длительный процесс духовного очищения, удаляясь в сельву на несколько недель. После того, как обидчик найден и убит, его голову отчленяют на уровне плеч, дробят кости черепа и вынимают содержимое через ноздри (по другой версии сзади на коже делают надрез). Череп и мозг выбрасывают в реку как дань воплощённому духу воды — анаконде. После этого наступает основной этап тцанца. Скальп вываривают в специальном дубящем отваре из трав и подсушивают на острие копья. Затем голову несколько раз заполняют горячим песком и раскалёнными камнями, чтобы выжечь остатки жировой ткани. Сушат в дыму и раскрашивают древесным углём. Индейцы считают, что тёмный цвет лица не позволит духу мести врага видеть окружающий мир.

          Во время заключительного этапа песком и плоскими камешками шуар придают лицу естественные рельефы. В результате подобной обработки объём головы уменьшается примерно в три раза. Чтобы Муйсак врага оставался запертым в тцанца, ей закалывают веки, а губы сшивают тремя большими шипами. Только после этого воин возвращается в свой дом, принося вместе с тцанца покой своей семье и душе погибшего родственника. Ритуал заканчивается только по прошествии трёх лет. Когда соблюдены все формальности, из губ тцанца вынимают шипы, заменяя их грубыми нитями, а голову украшают перьями тукана.

          До пятидесятых годов прошлого века эквадорские власти бились над запрещением этого ритуала. Сейчас он официально запрещён и шуары (официально) используют голову ленивца, по их представлению, ближайшего родственника людей. Но как и сто лет назад, в сельве продолжают пропадать миссионеры и авантюрные туристы. Многие специалисты утверждают, что хиварос не используют в ритуале головы европейцев. Тем не менее, в музее города Куэнка хранится экспонат с явно европейскими чертами лица…

          В начале прошлого века многие музеи Старого и Нового Света развернули бурную деятельность по поиску трофейных голов для пополнения своих коллекций. В то же время пошли в ход многочисленные подделки (реплики) из голов умерших или погибших людей, не имеющие никакого отношения к настоящим тцанца.

          В Национальном Музее Американских Индейцев хранятся два усушенных человечка из Эквадора. Один из них, пониже, — индеец, другой европейской внешности, пожилой, с бородой и усами. Одни утверждают, что это произведение студента-медика, решившего таким образом поправить своё материальное положение. Он  воспользовался последствиями жёлтой лихорадки начала века, когда в Эквадоре было много невостребованных тел. Возможно, это так и есть. Другие даже называют имя европейца, которое звучит как Вельверде. А может, Вальверде?

          Стою и смотрю на когда-то, возможно, живые головы, покачивающиеся сейчас под лёгким весенним ветерком. Потрогать или сфотографировать желания не возникает. В моей голове картинки — кладбище… морг… Здесь всё рядом. Нет-нет. Конечно же, это искусно выполненная реплика из свиной или козьей кожи. Из-за прилавка мне мило улыбается голова пособника колдунов и шаманов: «Брать будете?»…

          Возвращаюсь к автобусу. Дальнейший мой путь лежит в Ольянтайтамбо — сакральный центр и военный форпост Священной Долины. По дороге не плохо бы плотно подкрепиться. Дорога дальняя, в Куско вернусь только к ночи.

          Молодцы всё-таки эти индейцы — мастера подделок. Ритуальные ножи из бронзы, маленькие сушёные головы… Хотя в этой стране есть вещи, которые сложно, да и нет смысла подделывать…



В начало                               Продолжение
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить