07.01.2010 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





     3. ВДОЛЬ ПО МАГИСТРАЛИ  (Продолжение, начало)

    

    Чтобы свыкнуться с мыслью о том, что я уже не смогу вернуться на Родину, потребовалось несколько недель. Прежде я мечтал о том, что появлюсь там как герой, вернувшийся "Отсюда" с ценными сведениями, которые помогут изменить и улучшить существование "Там". Но все оказалось не так.
    Я не предпринимал попыток снова перенестись на Родину и с горечью сознавал, что уже лишился этой возможности. Память о Родине стала похожей на воспоминания о далеком детстве: милые сердцу события, которые, однако, совсем не тянет переживать заново. Несомненно, большую роль в этом играло эго и его удовлетворение.
    Однако у меня появилась еще одна Истина: теперь я знал, почему оттуда ушел.
    Огромным облегчением стала последующая встреча с моим новым другом Разумником.
    Знакомое яркое пятнышко в бескрайней темноте, он — или, быть может, она — ждал меня на привычном месте.
    
    — Чувство потери пройдет. Это совсем не утрата, ведь ты все помнишь.
    — Теперь я чувствую себя там чужим. Родина ничуть не изменилась, но я уже не стану туда возвращаться. Такое ощущение, будто я попытался надеть пальто или перчатки, из которых давно вырос. Я просто не смогу там остаться — я слишком изменился.
    — И это тебя огорчает.
    — Да. Не просто огорчает. Мне кажется, будто я лишился какой-то частицы самого себя. Я столько думал об этом... о возвращении домой,
            — В том-то и дело, что нет никакого возвращения. Тебе нужно избавиться от иллюзии того, будто ты мог вернуться.
    — Уже избавился. Думаю, я понял, в чем причина: она осталась именно такой, какой я ее помню. Все по-старому. Мне кажется, я надеялся на какое-то развитие...
    Именно повторение заставило меня это понять. Если смотреть и слушать достаточно долго, вдруг замечаешь, что все движется по кругу. Никакого интереса, ничего нового...
    — Эта структура энергии... ведь ты узнал о ней не в человеческом существовании.
    — Да. Вот почему я покинул Родину: из-за ограниченности бесконечных повторений.
    Там не было роста, не было новых источников знаний и опыта. На Земле каждый день узнаешь что-то новое, — все постоянно меняется, есть чему учиться. Но мне нужно привыкнуть к мысли о том, что я не смогу вернуться домой. Это не так уж легко.
    — Привыкнешь. А потом настанет и тот миг, когда ты поймешь, что уже не можешь вернуться в человеческий мир. Впрочем, лучше выразиться по-другому: это будет уже не нужно, ведь когда-нибудь ты перерастешь и человеческие пальто с перчатками.
    — И что будет дальше? Что случится, когда мне уже не захочется быть человеком?
    Как с этим справиться?
    — Когда это случится, все пройдет намного легче, чем кажется тебе сейчас.
    — Что ж... раз вы так говорите, я верю, что так оно и будет.
    — Тогда ты будешь знать, а не просто "верить", как ты сам любишь говорить.
    — Спасибо за помощь... я просто не могу выразить, как я благодарен...
    — Мы понимаем. Пожалуйста.
    Светящаяся фигура поблекла и исчезла. Я вернулся в материальное тело без приключений.
    
    После этой беседы все изменилось. Я начал осознавать еще одну, более общую цель: развиваться, расти до тех пор, пока не станешь таким же возвышенным, но сердечным существом, как Разумник. Сделав такой выбор, я с благодарностью принял полученное мягкое ободрение. Результатом стало странное смешение спокойствия и воодушевления, одновременно простое и сложное чувство, сочетающее в себе не поддающиеся описанию понимание и ощущение родства.
    Это ощущение многократно усилилось, когда по моей просьбе мне устроили краткое посещение окраин мира Разумника. Хотя мне почти не удалось воспринять что-то иное, кроме пронизывающего меня невероятного сопереживания и любви, у меня возникло явственное впечатление того, что там было множество счастливых существ.
    Кроме того, там был даже приток новоприбывших. Они вливались в это сообщество слоистой, порождающей разум энергии, которую я назвал ЖИЗНЬЮ. Самым странным стало то, что это место показалось мне новым домом, как если бы я давным-давно был знаком со всеми его обитателями. Впрочем, это было не просто понимание, а нечто большее; я чувствовал себя так, словно являюсь частью этих существ, а они — частью меня.
    Царящее там сочетание энтузиазма и безмятежности заставило меня задуматься.
    Неужели живущие на Земле люди не могут сосуществовать в такой же гармонии? Я задал этот вопрос своему другу Разумнику во время следующей встречи, когда мы медленно сместились за границу внешнего края колец. Из них складывалось то, что, как я понял позже, является территориями систем представлений. Это участки спектра (М)-Поля, непосредственно прилегающие к Миру Земной Жизни; туда переносятся многие Человеческие Разумы по окончании очередного физического воплощения. Земля располагается в самом центре этих полупрозрачных светящихся сфер. По мере отдаления от Земли кольца становятся все больше и тоньше. Мне потребовались немалые усилия, чтобы осознать, что все это состоит из нефизической энергии, а не обычных электронов и молекул.
    
    — Интересно, что твоя цивилизация даже не подозревает о существовании этих, как ты выражаешься, колец.
    — А мне интересно, догадаются ли люди об этом хоть когда-нибудь.
    — Не во всей полноте. Не так хорошо, как тебе хотелось бы.
    — Если бы они знали о кольцах, это помогло бы избавиться от сумятицы. Слишком многое в земной жизни кажется совершенно бессмысленным. Боль, страдания, жестокость... Трудно смириться с тем, что все это имеет свой смысл, — Возможно, скоро ты перейдешь к тому, что называешь Иным Мировоззрением...
    Когда представится благоприятная возможность.
    — Благоприятная возможность? Вы имеете в виду, что у меня появится шанс что-то изменить?
    — Да... у тебя и твоих друзей. Не исключено, что тебе стоит познакомиться с потенциальными состояниями бытия, очень отличающимися от привычного тебе человеческого существования. Например, с той эпохой, когда человеческое общество успокоено иначе и больше соответствует твоим представлениям о том, каким оно должно быть.
    — Это возможно?
    — Конечно.
    — А вы можете отправиться со мной?
    — С удовольствием. Ты готов?
    — Если вы будете двигаться медленно, я постараюсь запомнить метод.
    — Он тебе уже известен. Тот же способ, с помощью которого ты переносился на Родину. Единственная трудность в том, что сейчас ты не знаешь места назначения.
    — Да, вы правы. Ведите меня.
    
    Светящаяся фигура пришла в движение. Я оставался рядом, пока она не начала уменьшаться. Я откликнулся на это совершенно машинально. Энергетическая структура Земли растворилась во мраке... затем в этой черноте проявился какой-то новый пейзаж. Прямо передо мной неподвижно парила мерцающая фигура Разумника.
    Мы висели в сотнях метров над большой долиной; по моей оценке, ее протяженность составляла километров пятнадцать-двадцать, а ширина — около десяти. С трех сторон долину окружали заснеженные горные вершины, а там, где она открывалась, до самого горизонта тянулись леса и поля. В синем небе, усеянном небольшими пушистыми облаками, сияло яркое солнце.
    Прямо под нами размещалось нечто вроде крупного поселка, почти достигающего самых подножий гор. Он скрывался под сенью деревьев всех форм и размеров с пышной листвой разнообразных оттенков зелени. Пространство между деревьями было покрыто запутанной и густой сетью узких тропинок. Однако я не заметил ни жилых домов, ни других построек, ни даже легкого дыма. Воздух был совершенно прозрачным и чистым.
    Я повернулся к Разумнику.
    
    — А где дома?
    — Спальни находятся под землей, а это место предназначено для творческой деятельности.
    — Где же сами люди?
    — Там, среди деревьев. Каждый занимается своим делом.
    — Сколько их здесь?
    — Насколько нам известно, всего два миллиона.
    — Два миллиона!
    — Да. Может, чуть больше.
    — И сколько на Земле таких городов? Ведь это Земля, верно?
    — Да, но это место единственное. Здесь живет все человечество.
    — Только два миллиона на всей Земле?!
    — Именно так.
    — Мне страшновато спрашивать, почему от нескольких миллиардов осталось так мало... Так вот что ждет нас в будущем?
    — Ты мыслишь в неверном направлении, мой друг.
    — Что вы имеете в виду?
    — По твоему времяисчислению, это прошлое.
    — Прошлое! В нашей истории не было ничего, что хотя бы отдаленно напоминало это место! Должно быть, оно существовало невероятно давно?
    — Да. Почти миллион земных лет назад.
    — А земляне... они обычные люди? Такие же, как я?
    — Немного отличаются, и все же это люди.
    — Мы можем спуститься вниз?
    — Разумеется, Для того мы сюда и пришли.
    — А они смогут нас увидеть? С ними можно вступить в общение?
    — Да, проще простого.
    — Наше появление их не встревожит?
    — Совсем наоборот. Они будут нам рады.
    
    Мы плавно скользнули вниз, к деревьям, и оказались на открытом пространстве размером с футбольное поле. Это был парк или, скорее, огромный сад с аккуратными, рассеянными тут и там клумбами цветов и трав. Я не узнавал ни одного растения. Среди клумб тянулись извилистые, широкие, поросшие травой тропинки. Мне даже показалось, что я ощущаю траву под ногами.
    
    - Так и есть. Ты чувствуешь ее точно так же, как видишь, — физически, хотя сейчас у тебя нет материального тела.
    
    Я обернулся. Позади возвышалась сияющая фигура Разумника. Прямо к нам быстро шли, четыре человека. На вид их рост составлял около полутора метров. У всех четверых был разный цвет волос и кожи. Волосы были примерно одинаковой длины и опускались чуть ниже ушей, Судя по лицам и телам, они были здоровыми и сильными тридцатилетними людьми, атлетически сложенными, хотя и без чрезмерно развитых мышц. Среди встречавших было двое мужчин и две женщины, — я понял это без труда, так как одежды они не носили.
    
    — Одежда им не нужна.
    — А как они сохраняют тепло и защищают тело от погодных изменений?
    — У каждого есть индивидуальная система защиты.
    — Я не вижу никаких приспособлений.
    — Как говорится, все у них в голове.
    — Подозреваю, вам уже доводилось здесь бывать?
    — Да... в определенном смысле.
    
    Четверо встречающих приблизились и остановились перед нами с радостными улыбками. Их тела были прекрасными, в чудесном состоянии. Я задумался о том, каким станет общение, не помешает ли языковой барьер. Интересно, а они вообще видят нас?
    Один из мужчин сделал шаг вперед и кивнул.
    — Да, мы тебя видим, Роберт. С общением проблем не будет. Воспользуемся английским, о'кей?
    "О'кей" — вот что меня поразило! Это слово казалось каким-то неуместным. Откуда они знают разговорный английский язык, который возникнет только в будущем?
    — Не беспокойся. Мы нашли это слово в твоем разуме.
    Только теперь я заметил, что его губы остаются неподвижными. В глазах мужчины мелькнули веселые искорки. Мы оба рассмеялись — мысленно, Я понял, что нашел нового друга, который умеет читать мысли, — возможно, самые мелкие подробности всех моих мыслей и чувств. Итак, вся наша беседа была мысленной. Можно сказать, обменом мыслями.
    — Очень красивое место, — начал я.
    — Да, и погода приятная. Каждый день после обеда мы устраиваем небольшую грозу, чтобы освежить листву, дать воду растениям.
    — С молниями?
    — Да, но мы управляем их силой, и сами указываем, куда они ударят. Электрические разряды очень важны для всей углеродной жизни.
    — А ветер... Ветром вы тоже управляете?
    — Хочешь, чтобы он подул сильнее?
    — Нет, не обязательно... сейчас вполне хорошо...
    — Теперь ты пытаешься понять, чем мы питаемся? — Он широко улыбнулся.
    — Да, вы выглядите сытыми и здоровыми.
    — Здоровыми?
    — Ну, никаких болезней, царапин и так далее.
    — Ты словно пришел из другого мира! Неужели вам настолько сложно следить за своим телом?
    — Собственно, в этом и заключается наша основная трудность.
    — Печально... В нашей истории сохранились сведения о том, что такая проблема возникала... давно, много тысячелетий назад.
    — Неужели тут нет никаких паразитов и вирусов? Никто не гибнет, не получает травм?
    — Теперь я понимаю, что ты имеешь в виду. Роберт, паразиты и вирусы есть, но мы с ними мирно сосуществуем. Нет никаких конфликтов. Что касается гибели... в общем, с нами уже давно не случается того, что ты называешь смертью.
    Меня переполнили мысли и вопросы. Один из них тут же вырвался на поверхность.
    — Выходит, вы должны как-то контролировать... воспроизводство?
    — Да, разумеется. Что касается неявной части вопроса - несмотря на контроль, мы по-прежнему наслаждаемся этим ритуалом!
    — Но дети...
    — У нас много детей. Хочешь их увидеть?
    — Конечно.
    — Сейчас позову.
    В голове у меня зазвучали посвистывания, похожие на пение птиц, мелодичные, почти музыкальные. Из-за деревьев появились звери, большие и малые. Все они поспешили к четверым встречавшим, и те принялись гладить животных. Одни из зверей напоминали кошек, другие пресмыкающихся — нечто вроде небольших крокодилов и крупных змей. Были там обезьянообразные и еще какие-то, похожие на оленей, но с длинными гривами и хвостами, Из кроны деревьев вынырнул рой огромных пчел, которые радостными петлями вились позади наших хозяев. В вышине над нами кружила пара огромных ярко-зеленых птиц. Крошечная синяя пичуга опустилась на плечо моего нового друга и чирикнула ему в ухо. Он посмотрел на меня.
    — Вот наши дети.
    — Мне бы тоже хотелось с такой легкостью подзывать к себе животных.
    — Запомни звуки. Поупражнявшись, ты научишься это делать.
    — Неужели такое повсюду на Земле? Я имею в виду, животные и...
    — Только здесь, в долине. Остальные пространства очень напоминают то, о чем ты читал в книгах по истории. Ты ведь знаешь, что такое пищевая цепочка?
    — Знаю. Итак, животные гибнут?
    — Да, таков естественный порядок вещей. Умирают и эти животные, наши дети. В природе царит равновесие, и мы не хотим его нарушать.
    — Но что вы едите? Растительную пищу?, — Что мы едим? Я просто покажу.
    Мой друг обернулся к одной из женщин. Та подошла к клумбе и набрала горсть почвы, которая казалась мне обычной черной землей. Она сжала ладонь и застыла неподвижно. Я внезапно понял, что сейчас произойдет.
    — Хочешь своей любимой кукурузы — "Снежная Королева", как ты ее называешь?
    Я кивнул. Девушка пристально посмотрела на меня, а затем, не отводя от меня взгляда, прикрыла руку с землей другой ладонью. Я знал, что сейчас она читает мои мысли. Через мгновение она раскрыла ладонь, — и теперь на ней лежали матово-белые мелкие зернышки. Женщина протянула их мне.
    — Он не сможет их взять, — сказал мой друг, — Сейчас у него нет материального тела.
    Я услышал смех девушки. Она обернулась и протянула зерна одному из небольших коричневых оленей. Тот осторожно обнюхал ее ладонь. Я мысленно отметил, что они умеют смеяться и, следовательно, должны испытывать эмоции.
    — Мы испытываем любые чувства, какие ты только в состоянии вспомнить, Роберт.
    Более того, мы дорожим чувствами, хотя они могут овладевать нами только в том случае, если мы сами этого хотим.
    Меня переполнило чувство благодарности: — Спасибо за теплый прием, за то, что позволили с вами встретиться, Это отрадное зрелище: никаких конфликтов, ни злости, ни конкуренции...
    — Соревнования у нас есть, но мы никогда не увлекаемся до такой степени, чтобы забыть, что это просто игра.
    Я не стал задавать вопросов о любви. В этом не было необходимости, — достаточно было почувствовать излучение, исходящее от этих четверых. С другой стороны, я ощутил и еще кое-что: легкую грусть, смешивающуюся с предвкушением.
    Мой друг снова улыбнулся: — Ты пришел вовремя, потому что мы скоро покинем это место. Мы будем скучать без этой долины и наших детей.
    — Покинете? Но почему?
    — Около сотни лет назад мы получили Сигнал. Мы ждали его несколько тысячелетий, и он наконец-то пришел.
    — Не понимаю...
    — Скорее, ты просто забыл. Впрочем, в свое время вспомнишь. Мы уже пережили и испытали все известные формы перемен в нашей части физической вселенной. Мы летали среди звезд, перемещаясь точно так же, как путешествуешь сейчас ты.
    Однако нам не удалось найти ничего такого, чего не было бы здесь, ничего по-настоящему нового.
    — Думаю, я понимаю, о чем вы говорите. Знаете, я уже...
    — Попробую объяснить иначе. Нас подталкивает любопытство... любознательность...
    — Да! Такое случалось и со мной. Но неужели здесь никого не останется?
    — Зачем кого-то оставлять? Разве ты смог бы расстаться со своей рукой, даже с мизинцем?
    — Но куда вы пойдете?
    — Нас поведет Сигнал.
    — Что представляет собой этот Сигнал? Можете его описать?
    — О нем договорились заранее.
    — С кем? Или с чем?
    — Некоторые из нас отправились на разведку. Мы договорились, что при необходимости они подадут нам особый Сигал и тогда мы последуем за ним. Теперь, через много лет, один из разведчиков сделал это.
    — Он... вы... он исследователь, ищущий новые миры, которые предстоит покорить?
    — Нет, Роберт, не покорить... Познать.
    Вопросы возникали один за другим: — Но откуда вам известно, куда идти?
    — Мы просто последуем за Сигналом.
    — Вы и сейчас его получаете?
    — Конечно. Он звучит все время с того самого мгновения, когда мы впервые его восприняли.
    — А я могу его почувствовать?
    — Не знаю. Вероятно, у тебя другая настройка.
    — Вы ждали так долго... Почему же не ушли сразу после Сигнала?
    — Нужно научить наших детей-животных обходиться без нас. Мы уже почти закончили, и теперь начинаем прощаться со всем этим. К сожалению, мы не можем, да и не в состоянии унести это с собой.
    Я почувствовал, что мне пора уходить.
    — Я очень рад познакомиться с вами, Мне почему-то кажется, что мы еще увидимся.
    — Непременно. Скажу тебе больше... впрочем, нет. Это, так сказать, только испортило бы все удовольствие.
    Я попрощался с ними. Как только мы оторвались от земли, все четверо помахали мне рукой. Я не видел своего спутника Разумника, но знал, что он где-то рядом. Мы последовательно сделали несколько фазовых переходов и погрузились в черноту.
    Теперь фигура Разумника отчетливо проявилась.
    
    — Интересно, правда?
    — Они так похожи на людей из будущего, которых я встречал раньше. Разница только в том, что эти живут на Земле, а те населяли ее окрестности.
    — Ты любишь животных, и мы решили, что обстановка позволит тебе ощутить родство с этими людьми.
    — Это верно. Быть может, отправимся еще куда-нибудь?
    — А куда бы ты хотел попасть?
    — Мне хотелось бы познакомиться с нечеловеческими существами. Не людьми, но разумными. И нематериальными.
    — Выбор довольно широк. Проблема лишь в том, позволят ли они.
    — Позволят ли они? Звучит не очень ободряюще...
    — Дело в том, что некоторым ты покажешься просто... вредным насекомым...
    паразитом...
    — Но ведь вы говорили, что меня невозможно уничтожить? Что никто не причинит мне вреда?
    — Совершенно верно.
    — Думаю, мне нужно увидеть что-то менее мирное... более захватывающее. Наверное, это глупо?
    — Нет, если ты действительно этого хочешь.
    — И вы будете рядом?
    — Я всегда рядом. Не отставай.
    
    Яркая фигура быстро уменьшалась. Я следовал позади, используя недавно освоенный способ и настроившись на энергетическое поле Разумника. Это движение во мраке, когда передо мной виднелось лишь крошечное пятнышко света, могло длиться и одно мгновение, и целую вечность. Затем все пространство словно взорвалось мелкой разноцветной рябью. Крошечные точки тут же сложились в несколько пятен неправильной формы... первое было зеленым... возникло желтое... а затем меня втянуло в ярко-оранжевое пятно. Я неподвижно застыл на месте, когда оранжевое свечение окутало меня, будто зажало цепкой хваткой. Я не пытался вырваться и не испытывал страха. Я уже многому научился.
    В мое сознание неожиданно ворвалась последовательность тяжелых ударов, напоминающих электрические разряды. Они не причиняли боли, но были какими-то раздражающими, требовательными. Я мог истолковать их только как некий компьютерный двоичный код, однако не сомневался, что со мной пытается вступить в общение какой-то живой организм.
    Отдававшиеся в голове ритмичные удары продолжались. Я их не понимал и потому решил откликнуться своей собственной слабой версией несловесного общения. Я представил себе устройство нашей Солнечной системы, затем мысленно начертил стрелку, начинающуюся у третьей планеты и заканчивающуюся тем местом, где сейчас находился я. Ответом стала долгая последовательность ударов, — они напомнили мне примитивную азбуку Морзе, хотя я по-прежнему не мог соединить их слова. Однако когда я привык к этому ритму, передо мной начала возникать образная картина...
    пылающее солнце и стрелка — не отходящая от него, а погружающаяся куда-то вглубь. Неужели сейчас мы находимся там?
    Удары прекратились, затем раздалась короткая дробь. Наступила тишина, и сигнал повторился. Что это, подтверждение? Это значит "да"?
    Сигнал снова повторился. Похоже, моя догадка оказалась верной. Я создал мысленный образ себя в материальном теле и закончил его вопросительной интонацией? Ответом стал другой сигнал, — насколько я понял, отрицательный.
    — Это значит "нет"? Ты еще не встречал представителей моего вида? Позволь, я покажу... — Я мысленно нарисовал образ нескольких мужчин и женщин и передал его.
     Отрицательный ответ.
    — Тебе интересно, кто мы?
    Отрицательный ответ.
    — Ты меня понимаешь?
    На этот раз ответ был положительным... если я все правильно понял.
    — Тогда я тебя не понимаю. Я различаю только "да" и "нет".
    Отрицательный ответ.
    — Ты хочешь, чтобы я тебя понял?
    Отрицательный ответ.
    — Тогда отпусти меня, и я покину твою энергию.
    Удары усилились по громкости, ускорились, а затем исчезли вдали. Мне показалось, что я стремительно двигаюсь, — а потом я снова парил в глубокой черноте рядом со своим сверкающим другом Разумником.
    
    — Ты вступил в общение с малой частицей целого.
    — С чем-то вроде пальца?
    — Можно сказать и так.
    — Но палец не очень-то разумен.
    — И все же некоторые способны общаться с подобными существами.
    — Интересно, удастся ли мне когда-нибудь его понять...
    — Думаю, да. Если очень захочется.
    — Причина всех трудностей — мое любопытство. Скажите, а есть ли материальные нечеловеческие существа, с которыми я в состоянии вступить в общение?
    — А меня самого ты считаешь человеком, не состоящим из физической материи?
    — Мне почему-то кажется, что у вас было материальное тело... когда-то, хотя и не сейчас. Вы слишком свободны. Вы никогда не говорили, что были человеком, но я подозреваю, что это так. По одной простой причине: у вас есть чувство юмора.
    Лукавство, сарказм... Очень человеческое чувство юмора.
    
    Наступила тишина. Мне показалось, что свечение Разумника на мгновение стало ярче.
    
    — А мне кажется, что сейчас тебе придется вернуться в материальное тело.
    — Да, похоже на то. Спасибо за экскурсию!
    — Не стоит благодарности.
    
    Я вернулся в материальное тело, чтобы опорожнить мочевой пузырь. Этот сигнал — мой собственный, личный сигнал - был слишком знакомым! Какой суетливой кажется человеческая жизнь, но, сколько в ней интересного!


 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить