12.01.2010 г.

  На главную раздела "Эзотерика"





     12. В САМОЙ СЕРДЦЕВИНЕ  (Продолжение, начало)


     Не так уж легко было привыкнуть к мысли, что в тебе есть нечто такое, о существовании чего ты даже не подозревал. Однако общение с этой частью себя было на удивлением простым. Совсем не удивительно, ведь при разговорах с самим собой не возникает никаких препятствий! Впрочем, "разговор" — не самое подходящее слово, так как это общение протекало намного быстрее, чем устное. Такой обмен мыслями лишь условно можно называть "беседой".
    Ниже я привожу что-то вроде конспекта, сжатого пересказа многочисленных свиданий со своим Я-"Там", которые начались со второго посещения. Для того чтобы погрузиться в него, мне достаточно было плавно выйти из фазы, пройти сквозь разрушенный барьер и оказаться внутри, в пространстве с лучами света, в самом сердце моего Я-"Там".
    
    — Не стоит использовать понятие "сердце". Оно слишком материалистично.
    — Хорошо. Буду говорить: "в центре".
    — Мы представляем собой то, о чем говорят: "целое, которое больше суммы своих частей".
    — Значит, вы — совокупность того, чем был я, независимо от того, когда, где и кем я был?
    — Фокус, вершина пирамиды многих тебя, включая того, кто ты сейчас.
    — Должно быть, это огромная беспорядочная куча!
    — Отнюдь нет. Мы хорошо организованы. Ты ведь ознакомился со слоем памяти, когда погружался сюда?
    — Да.
    — Он аккуратно упорядочен, разделен на категории и последователен. То же относится и ко всем жизням, которые ты прошел. Ты можешь быстро найти все, что захочешь.
    — Это приятно.
    — Поговорим о том, что тебя тревожит: о страхах. От них легко избавляться. Мы обрабатываем их быстрее, чем возникают новые. Вспомни, каким ты был лет тридцать пять назад, или просто посмотри на окружающих. Тогда поймешь, что такое настоящий беспорядок!
    — Да, могу себе представить!
    — Ты уверен? Обычно о том, что не находится прямо перед носом, быстро забываешь.
     — По пути сюда я прошел сквозь бурю чувств, которые продолжают прибывать. Должно быть, я подавляю слишком много эмоций, даже не осознавая их. Думаю, я... у нас есть какой-то способ справиться с этим потоком?
    — Разумеется. Их стало меньше, чем раньше, но зато качество невероятно возросло.
    Так или иначе, теперь ты редко позволяешь чувствам управлять своими поступками, если сам того не хочешь. Ты многому научился.
    — Скажите, есть ли у вас какое-то имя, название? Ведь вы нечто большее, чем я, — У нас есть все, что необходимо. Мы — "мозговой трест", мыслительный центр, старшие братья. Почему бы тебе ни воспользоваться твоими любыми сокращениями?
    Как насчет "СОС", Совета Советников? Или какого-нибудь сокращения от Исполнительного Комитета — это точнее отражает нашу сущность?
    — ИСКОМ... ИСКОМое! Замечательно!
    — Вот и славно. Итак, раз ты смог войти и, как говорится, взглянуть на себя со стороны, мы готовы двигаться вперед.
    — Войти и посмотреть со стороны? Что вы имеете в виду?
    — Спустя все эти годы ты наконец-то проложил себе путь сюда. Мы так часто помогали тебе, но ты никогда не оглядывался. Мы были уверены, что ты появишься, чтобы разобраться, а ты все не приходил. Тогда нам пришлось прибегнуть к прямым методам, например, болям в материальном теле и тем толчкам, которые ты называешь криками о помощи.
    — Вы порождали эти сигналы?
    — Обычно мы сами занимаемся такими случаями, пока ты занят собой — бодрствованием и человеческим существованием. Однако мы подумали, что, если тебе придется самому столкнуться с некоторыми такими случаями, они смогут пробудить твое любопытство. Так и вышло.
    — Минутку, я хочу убедиться, что правильно понял. Так вы помогали мне всю жизнь?
     — Конечно. Иногда тебе это нравилось, иногда не очень.
    — И как давно это началось?
    — Еще до твоего рождения.
    — Расскажите об этом. Я ничего не помню.
    — И не можешь помнить. Тебя еще не было. Мы приняли решение снова стать человеком. Затем выбрали время и место, определили ДИК (видимо, ДНК, ред.), взяв часть элементов из материального мира, а часть — из самих себя. Мы подобрали те частицы себя, которые казались нам наиболее подходящими, соединили их в одно и отправили на землю. Так появился ты — и мы!
    — Что именно вы в меня вложили?
    — Личности, память — что же еще?
    — Да... Мне удалось выявить некоторые из них. Неужели так происходит с каждым, со всеми людьми?
    — Насколько нам известно, да. Правда, не у всех такой большой опыт, как у нас.
    Не у всех такой широкий выбор.


    — А есть такие, у кого вообще нет опыта? Кто-нибудь, кто появляется на свет совершенно... пустым?
    — У многих нет опыта человеческого существования, но зато много переживаний другого рода, как физических, так и нефизических. Некоторым приходится начинать с животного существования.
    — Бывают такие, кто проходит только одну-единственную человеческую жизнь?
    — Мы слышали о таких, но ни разу их не встречали. Возможно, просто не знали, что это они.
    — Зачем нужны повторения, перерождения, многочисленные жизни?
    — Вплоть до настоящего времени человеческое существование оставалось настолько случайным, что за одну жизнь просто невозможно 6ыло накопить достаточный опыт.
    Из-за этого мы продолжали возвращаться до тех пор, пока не получали то, что хотели. Это понятно?
    — Но должен быть способ получше! Такой подход кажется мне не очень упорядоченным и действенным.
    — Тебе виднее.
    — В каком смысле?
    — Помнишь, как тебе показали далекое будущее? С нашей точки зрения, там все намного эффективнее. Ты входишь, выбираешь нужные переживания — и никаких хлопот!
    — Но это будет не так скоро...
    — Не забывай, ты не зависишь от времени! Осталось вернуться всего один раз, в ту жизнь, которую ты видел в будущем. И тогда мы будем свободны.
    — Итак, мой Исполнительный Комитет уже все предвидел...
    — Не сомневайся.
    — Комитет, состоящий из множества членов. Кем из них являешься именно ты?
    — Я был придворным шутом во Франции девятого века. Я умел говорить с людьми, и потому меня выбрали для встречи с тобой. Мы надеемся, что это поможет тебе избежать возможного напряжения.
    — Я и не чувствую никакого напряжения... ну, совсем чуть-чуть. Давай вернемся к тому, о чем мы говорили. Вы помогали мне в детстве?
    — В первые годы мы поддерживали тесную связь с тобой. Так бывает почти со всеми малышами. Наше влияние остается довольно сильным до тех пор, пока верх не берут родители и другие близкие люди, Дети учатся молчать о том, о чем не принято говорить. Позже физический контакт быстро ослабевает.
    — Что было дальше?
    — Не так уж много. Большую часть времени мы просто наблюдали за тобой. Дважды спасли, когда ты мог утонуть. И еще один раз, когда ты был очень болен. Ты даже вернулся сюда, и нам пришлось проводить тебя назад.
    — Должно быть, это случилось, когда я болел скарлатиной... Но что было потом?
    Все эти странные случаи в детстве — например, два доллара под доской. Это ваша работа?
    — Да, это была одна из шуток Тало.
    — Кто такой Тало?
    — Один из нас... он жил в другом энергетическом мире.
    — Было что-нибудь еще?


    — Однажды, когда тебе было семнадцать. Ты ехал ночью по дороге вдоль берега реки. Спускался с пригорка слишком быстро, а впереди на дороге застрял старый грузовик. Ты так и не понял, как тебе удалось объехать его и не разбиться, верно?
    — Вспомнил! Тогда я долго ломал голову над случившимся. Значит, это ты мне помог?
    — Не я. Один из нас.
    — Думаю, я начинаю что-то понимать. Вы — мои ангелы-хранители. Во всяком случае, так вас назвали бы многие люди.
    — Нет, нет! Мы и ты — одно и то же. Все это время ты помогал себе сам. Мы — те, кто помогает тебе вспомнить. Вы с Тало вместе спрятали два доллара под доской.
    На Гавайях вы с Кассом вместе направили доску для серфинга в верном направлении, чтобы тебя смогла подобрать рыбацкая лодка. Ты и мы постоянно возвращаемся назад и пытаемся что-то исправить. Тебе нужны другие примеры?
    — Ох, будь я проклят!
    — Не будешь. Мы этого не допустим. Тот жизненный опыт, который ты собираешь воедино... он слишком важен для нас.
    — Почему?
    — Он ведет к свободе. Это твоя игра, ты сидишь за рулем, а мы — просто прицеп с вопящими пассажирами, которые дают тебе советы в надежде, что ты отыщешь...
    — Отыщу что?
    — Выход. Способ набрать скорость убегания. Достичь не только вечности, но и бесконечности.
    — Я... думаю, я понял. И что я должен для этого сделать?
    — Ты — наша лучшая возможность. Мы всегда будем поддерживать тебя, помогать тебе. Мы не всемогущи, но способны на многое. Мы подтолкнули тебя к тому, что ты называешь "внетелесными переживаниями", и это принесло результаты.
    — Так это тоже ваша работа?
    — Помнишь тот сон, который часто снился тебе перед этим? Сновидение, в котором ты пытался взлететь на самолете, но кругом были провода?
    — Да, очень хорошо помню.
    — Это были подготовительные упражнения. Мы проводили их, когда ты засыпал и приходил сюда.
    — Да... это стало началом возвращения...
    — Ты был так напуган, что даже не замечал нашего влияния... во всяком случае, в то время.
    — Понимаю... Была и другая помощь... Совсем недавно я решил, что сам помогал себе... не вы, не кто-то другой, а я, — Оба понимания верны. Ты получал небольшую помощь. Помни, что мы не ограничены временем — и ты тоже. Мы можем вернуться хоть на десять, хоть на тысячу лет в прошлое, нет никакой разницы. Это значит, что наша помощь всегда своевременна.
    — Ты сказал... Похоже, я — просто смесь нескольких из нас...
    — Так и было, когда ты только начинал эту жизнь. Но твой жизненный опыт увеличивался, и со временем ты превратился в совершенно уникальную личность. Та смесь, которой ты был в начале, постепенно превратилась в неразрывное целое.
    — Боюсь, мне нужно время, чтобы свыкнуться с этим. "Я" помогаю самому "себе"! Я всегда считал, что помощь приходит со стороны... Скажи мне, есть ли что-то такое, чего вы, вернее, мы не можем сделать?
    — Пусть об этом расскажет Аша. Он хорошо разбирается во всяких технических подробностях. Сейчас он с тобой поговорит.
    — Аша?..
    Я ощутил легкое изменение частоты.
    — Я — Аша. Что ты хочешь знать?
    — Я... я спрашивал о пределах возможностей... о том, что мы можем и чего не можем...
    — Я не знаю, на что мы не способны, но хорошо осознаю то, чего мы в состоянии достичь.
    — Ясно... Я часто думал о том, почему не могу делать кое-какие вещи, которые, похоже, по силам другим людям.
    — Что, например?
    — Скажем, видеть человеческую ауру, читать мысли. Я имею в виду любые психические способности. Я умею только одно: выходить из фазы, покидать свое тело.
    — Ты хочешь научиться видеть ауру и читать мысли?
    — В общем-то, не очень... Не вижу большой необходимости.
    — Нам тоже казалось, что в этом нет большой нужды. Но если ты хочешь, чтобы один из нас воспользовался твоим телом и распоряжался им, пока ты занимаешься другими делами, достаточно расслабиться и уснуть.
    — Нет, я не хочу быть просто контактером! Мне кажется, что это не приведет к свободе. Но... как бы мне хотелось узнать, что я должен делать теперь!
    — Мы не в силах дать ответ. Мы можем поддержать тебя, дать все необходимое, снабдить сведениями, но только ты сам знаешь, что делать дальше. Все мы позади тебя. Ты просто еще не осознал собственную силу. Узнать это — вот что тебе нужно делать. Если получится, — а мы уверены, что у тебя все получится, — мы станем свободными.
    — Моя цель... мое стремление помочь человечеству... Как оно согласуется со всем, что вы рассказали?
    — Мы можем кое-что рассказать, но учти, что это вряд ли тебе понравится.
    — Я должен знать.
    — Служение человечеству можно расценить как служение самому себе, но твой случай особый, так как последствия распространяются слишком широко, Чем совершеннее все человечество, тем перспективнее наше собственное будущее. Один большой шаг равен сотне малых.
    — Ты имеешь в виду, что одна высокая гора равна целой гряде пологих холмов?
    — За исключением того, что эта гора ближе к небу.
    — Получается, что это служение... улучшение человечества просто выгодно?
    — Несомненно.
    — Что ты можешь сказать о том чувстве, которое мы называем любовью? Как используется эта энергия?
    — Друг мой, мы накопили столько этой энергии, что она может унести нас в бесконечность и даже дальше. Уходя, мы забираем ее с собой. Это важнейшая энергетическая основа нашей разумности. То, что ты сейчас воспринимаешь как любовь, не затмевает разум, а проясняет его. Она включает в себя и боль, и наслаждение. Это единение противоположностей, в котором рождается целостность. В этой жизни, освободившись от прежних иллюзий, ты нашел очень много любви.
    — Интересно, сколько переживаний сохранено в вас... в нас. Наверное, огромное число жизней? Сколько?
    — Тысяча, даже больше. Мы уже давно перестали подсчитывать. Здесь есть все возможные чувства, самые невероятные случаи. В земной жизни не найти такого, чего не было бы здесь... причем по меньшей мере в пятидесяти копиях.
    — Чем тогда занят я? Зачем я вновь прохожу через все это?
    — Чтобы найти последний фрагмент картины. Ты уже близок к цели. Как только ты найдешь его, мы отправимся в путь. Уйдем.
    — Куда? Как?
    — Мы не знаем. Именно это ты и должен узнать.
    — Ясно... Вы уверены, что сделали правильный выбор? Насколько я понял, на Земле одновременно со мной живет еще один... один из нашего Я-"Там".
    — Верно. Это наш резерв, можно сказать, твой дублер. Запасной вариант. Но ты первый.
    — Этот другой человек... это женщина?
    — Да.
    — Я могу с ней встретиться?
    — Быть может, позже. Ты почувствуешь себя так, словно встретил сестру, с которой разлучился еще в детстве.
    — Хорошо... Теперь я хотел бы убедиться, что правильно понял то, что связано с криками о помощи.
    — В них нет ничего необычного. Многие из нас большую часть времени занимаются такой помощью.
    — Почему эти люди не возвращаются сюда сами, по собственной воле?
    — А ты сам смог бы сделать это лет пятьдесят назад?
    — Не знаю... Пожалуй, нет.
    — Происходит вот что: некоторые настолько замыкаются в своей системе представлений, что уже никогда не возвращаются сюда, даже во сне. Из-за этого мы теряем девять из десяти личностей. Они начисто забывают о нас. Однако мы продолжаем помогать им в надежде, что когда-нибудь они вспомнят... и временами такое случается. Мы всегда рядом, чтобы поймать их, когда они провалятся в подобные щели.
    — Девять из десяти? Это трудно назвать высокими показателями... Но не все из тех, кому я помогал, были частями нас, верно? Мне хочется надеяться, что не все.
     — Было только несколько "наших", а все остальные... кстати, они исчезали, да? Их притягивала соответствующая система представлений.
    — Именно!
    — Система представлений — единственное, чего им приходится держаться. По этой причине они уходят туда, где, по их мнению, будет безопасно. С другой стороны, они никогда не забывают о нашей попытке помочь им, даже если этот случай не отвечает их ожиданиям. Постепенно зреют сомнения, это может тянуться целый десяток жизней, а затем представитель их собственного Я-"Там" помогает им и уводит туда, где они должны быть.
    — Я тоже был замкнут в системах представлений?
    — Да, и ты тоже.
    — Но почему в какой-то миг я откликнулся на вашу помощь?
    — Благоприятное сочетание: изрядное любопытство, довольно мало страхов и отсутствие непробиваемой доктрины.
    — Прошу прощения за такой вопрос, но мне действительно хочется узнать... Сколько жизней я... то есть мы... провели в тисках систем представлений?
    — Кто знает? Достаточно много, это уж точно.
    — Как жаль! Сколько раз я сам... я имею в виду эту личность... сколько раз я сбивался с пути, и исчезал по дороге сюда?
    — Много. Но это была не пустая трата сил. Мы многому научились. Благодаря тем жизням мы очень много узнали и на этот раз не сомневаемся, что сможем достичь своей цели.
    — Какой цели? Чего мы хотим добиться?
    — Набрать то, что ты называешь скоростью убегания. Тогда мы — все мы — станем свободными.
    — Да, я понимаю... Смогу ли я попасть сюда снова, когда потребуется?
    — Отныне мы будем ближе к тебе, чем твоя собственная кожа. А теперь, друг мой, тебе пора сделать то, что нужно сделать. И, прежде всего, делай это с любовью.
    
    Я не в силах описать сколько энергии любви можно собрать за многие тысячи жизней, но знаю, что любое Я-"Там" каждого человека хранит огромные запасы такой энергии. Кроме того, открытие существования "Исполнительного Комитета" в рамках моего Я-"Там", а также понимание структуры самого Я-"Там" полностью изменило мое Иное Мировоззрение. Это открытие заполнило многочисленные белые пятна в списке моих Истин, который долгие годы оставался почти неизменным.
    Итак, теперь я не сомневаюсь, что у каждого человека есть собственное Я-"Там", которым управляет саморазвивающийся Исполнительный Комитет. Когда Иное Мировоззрение укрепляется и приходит в действие, поиск своего Я-"Там" не должен быть очень сложным. Достаточно допустить, что оно может существовать.
    Обращайтесь за ответами к самому себе, а когда найдете, вносите их в собственный список Истин. Быть может, тогда вам удастся понять, почему ваша личность кажется такой сложной и противоречивой.
    "Человек — не только материальное тело?" Кое-что невообразимо большее!

 

 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить