15.04.2010 г.

  На главную раздела "Публицистика"


 

Анатолий Лейрих

 

«10 апреля 2010г. в 10:50 самолет Ту-154 с членами официальной
польской делегации
, следовавшей для участия в траурных мероприятиях
 в Катыньском мемориале, разбился в Смоленской области под г.Печерском.
Жертвами авиакатастрофы стали 97 человек, находившиеся на борту лайнера,
в том числе  президент Польши Лех Качиньский и его супруга Мария».

 

      

       Теперь они связаны навеки: Лех Качиньский и Катынь.

       Катынь, это печальное для слуха каждого поляка слово во многом определило личную судьбу особенного и ни на кого не похожего человека – президента Качиньского, вознеся его на вершину власти и подведя итог его жизни.

       Он не был другом России.

       Более того, на пике его политической славы, когда в результате победы его партии на президентских и парламентских выборах он в 2005 году стал президентом Польши, а место премьера польского правительства занял его брат, антироссийские настроения, бытующие в польском истеблишменте, стали частью государственной внешней и внутренней политики, доходящей временами до откровенной истерии.

       Да, я не оговорился, когда сказал о внутренней политике, в которой образ России играет необыкновенно важную роль! Это трудно понять людям, никогда не жившим в Польше, но это хорошо известно всем живущим там: и полякам, и не только им.

       Откройте любые газеты или интернет-ресурсы, за любой день, за любой час, и вы всегда найдете в них статьи и заметки о нашей стране: почти всегда негативные, редко нейтральные и никогда положительные. Не столько критика, сколько огульное охаивание России, постоянно выражаемое польскими СМИ, есть естественное состояние польского общества. Уберите из него образ России, и оно потеряет точку опоры.

       По прошествии 90 лет Польша не может избавиться от синдрома зависимости от бывшей метрополии. Все эти годы Польша никогда не забывала о России, никогда не забывала о исторической несправедливости, давшей так много ее не очень-то светскому и не очень культурному восточному соседу, и не давшей ничего сравнимого ей самой, обрекая её на постоянное разорение и череду исторических катастроф.

       А что Россия? Владея несметными богатствами и щедро предоставляя лучшим умам Европы свои масштабные возможности, Россия, благодаря мудрости ее правителей, привлекла и ассимилировала в себе миллионы иностранцев: немцев, голландцев, французов, поляков и многих других, без остатка растворяя в себе и лишая их исторической памяти. Сотни тысяч носителей польских фамилий: Островские и Высоцкие, Козловские и Маковские, Вишневские и Малиновские, Василевские и Пиотровские, Стравинские и Чайковские и многие, многие другие, принесшие славу России, сегодня не только не отождествляют себя с польскими корнями, но и справедливо считают свои фамилии исконно русскими.

       Польша же веками упорно пыталась сводить счеты с Россией, при том, что Россия даже не всегда могла заметить или понять смысл этих ее действий. И это было обиднее всего. Обиднее всего ей было оставаться незамеченной, когда твои оскорбления не только не находили ответной реакции объекта, но даже не привлекали его внимания. Но больше всего заводило, доводя до срывов и истерик польских политиков и прессу, отсутствие интереса российских масс-медиа к Польше, как к стране в принципе. И именно это обстоятельство всегда преподносилось польскому обществу, как неоспоримое доказательство какого-то нарочитого имперского пренебрежения или циничного великоросского презрения к своим бывшим подданным.

       Дружба против России всегда была столбовой дорогой польской политики. Так было и в преддверии второй мировой войны, когда польское правительство готово было продать душу фашистскому дьяволу лишь бы нанести нам хоть какой-нибудь вред, за что в результате пришлось поплатиться самой Польше в 1939г. Дьявол не заинтересовался польским предложением за малой его значимостью и предпочел проглотить её целиком, отдав маленький кусочек ненавистной России.

       Так было и в годы социализма, несмотря на то, что Польша в числе первых пользовалась финансовыми и природными ресурсами СССР, потребляя и нередко выгодно перепродавая их. Так было несмотря на щедрые территориальные подарки, которые сделал Польше Иосиф Сталин, зачем-то приписав ей после войны пятую часть исторической территории Германии. Так было и в годы войны, несмотря на немыслимые жертвы, понесенные Красной Армией, оставившей в 638 братских могилах на территории Польши более 600 тысяч погибших в боях солдат и более 870 тысяч военнопленных, убитых и заморенных голодом и болезнями. Просто тогда эта извечная односторонняя борьба с Россией, больше похожая на яростный бой ребенка с подушкой, ушла с видимой поверхности контролируемых польскими коммунистами газет и экранов в глубь общества.

       Эта внутренняя готовность дружить против России позволила использовать именно Польшу как орудие разрушения лагеря социализма, повлекшее за собой распад СССР.

       Пришедший к власти в 2005 году Лех Качиньский, недовольный ослаблением «восточного фронта» своим вялым, как ему казалось, предшественником президентом Александром Квасьневским, резко обострил отношения с Россией, как во внешней политике, так и внутри страны. Мне на собственном опыте довелось прочувствовать эту «зачистку русских», когда после трех с половиной лет успешной работы в качестве инвестора в автомобильную промышленность Польши нам пришлось под давлением польских властей закрыть крупнейший завод города Люблин, выпускавший грузовые автомобили, и которому в течение всех лет своего существования под нашим управлением присуждались высшие призы, как самой динамично развивающейся компании Польши.

       Сегодня Польша – это пустыня для инвесторов из России, которая погубила уже немало попыток россиян организовать свой бизнес на ее территории. Остались только те, с кем невозможно не считаться: «Газпром», «Роснефть» и «Лукойл». При этом тысячи польских инвесторов пришли и продолжают приходить и работать в России, не испытывая серьезных проблем, и не преследуемые «по национальному признаку».

       Градус напряженности, взятый президентом Качиньским, оказался высоким даже для привыкших к конфликтам поляков. Обострив отношения с Россией, Германией, Евросоюзом, разрешив не поддерживаемое населением страны размещение ракет ПРО США на территории Польши, затеяв не одобряемое большинством народа судилище над генералом Ярузельским, Качиньский утратил доверие людей в 2007 году, когда его партия «Право и справедливость» проиграла выборы в сейм. Это стало началом заката его политической карьеры. Серьезно ослабив свое положение, он оставался неизменен в отстаивании своих позиций, несмотря на то, что большинство из них уже утратили былую популярность в польском обществе.

       Но тема Катыни была особым случаем. Катынь, эта незаживающая рана в российско-польских отношениях, оставалась, пожалуй, единственной его темой, безоговорочно поддерживаемой польским общественным мнением. Для Качиньского Катынь была последним рубежом его политической обороны. Катынь он не хотел сдавать никому: ни своим, ни чужим. Катынь стала его личным «Сталинградом». «Ни шагу назад!». Любое отступление означало для него политическую смерть и забвение.

       Встреча российского и польского премьеров 7 апреля в Катыни ломала его оборону. Его обходили. Его игнорировали и русские, справедливо не испытывавшие к нему никаких теплых чувств за его постоянные нападки, и свои, заинтересованные в еще большем падении его популярности в обществе в преддверии предстоящих президентских выборов.

       Его попытались выставить за дверь, устроив памятную церемонию в Катыни без него. Этого перенести он не мог. И он полетел. Сам, один, в другой день, вопреки советам всех. Как будто не он сам, а провидение толкало его в этот путь, в этот туман, чтобы ценой этой катастрофы и его собственной смерти спасти его от смерти политической, сделав бессмертным его имя в истории Польши.

       Теперь он бессмертен. Катынь и Лешек Качиньский навеки слиты воедино, и ни один поляк и множество русских уже никогда не забудут его имя, пока будет жить память о Катыни. Я не знаю его завещания, но мне почему-то кажется, что и похоронен он будет там, в Катыни, вместе с теми, чью память и честь он так долго настойчиво отстаивал при жизни, и кто после его смерти будет готов разделить с ним свое бессмертие, уступив ему немного места в их общей братской могиле, в нелюбимой им русской земле. Но такова его судьба, и так определил ему бог, может для того, чтобы для самих поляков облегчить эти извечные муки, связанные с их сложной историей, излечив навсегда эту не заживавшую польскую рану – Катынь.

       Скорби Польша о своем президенте, искренне любившем тебя и в согласии со своими убеждениями желавшем тебе добра и процветания!

       Плачь Польша о маленьком человеке со смелым сердцем, настойчиво и преданно следовавшем своим убеждениям!

       Скорби и плачь Польша о всех погибших, по собственной воле или из веры в него последовавших за своим президентом!

       Сегодня и мы вместе с вами скорбим о них и плачем о невинных душах погибших людей. И, прощая им по христианскому обычаю все их прегрешения, мы просим прощения у них.

       Да упокоятся души ваши, братья и сестры!

       Пусть земля будет вам пухом!

       Аминь.

 

 Ист.: http://slon.ru/blogs/leirikh/post/353410/

 

 

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить