13.09.2010 г.

  На главную раздела "Экология сознания"



(Нераскрытые тайны Америки)
  
       Этот  материал мы посвящаем Дню Строителя.  Оказывается,  и в этой теме есть свои тайны, если заглянуть вглубь веков.  Сегодня речь пойдет о древних строителях Южной Америки. Мы публикуем фрагменты из глав «Перу»  - «Саксауаман» и «Эквадор» - «Первые впечатления» книги Наталии Черниговской «Приключения в южной Америке» .


       Саксауаман – древняя крепость в Перу. Кто они, те, кто построил это столь  огромное и не менее загадочное сооружение?  Нет ответа даже на такие простые, в общем-то, вопросы, как от кого нужно было прятаться великанам за тройной стеной? Кто мог им угрожать? Может быть, звери типа огромных динозавров? Но в таком случае, о каком времени в жизни планеты повествует  собой  Саксауаман?
картине мира древних строимей  такие города были. 


Когда жили великаны?


       Саксауаман  поражает своими размерами и мощью. Она построена на крутой горе между двумя речными долинами. Три зигзагообразных ряда стен поднимаются одна над другой. Протяженность их — три километра, а толщина каждой — около трех метров. Самая высокая — наружная стена. Она имеет 40 выступов.

       Величина каменных блоков обескураживает. Некоторые достигают в ширину трех, в длину восьми метров, а вес одного такого камешка, думаю, потянет  тонн на двести. Наш блистающий интеллектом проводник, студент антропологического  факультета  столичного Университета  Хавьер говорит, что это серый гранит. Он
был очень доволен тем впечатлением, которое произвел на нас этот доисторический гигант. И чтобы еще его усилить, он процитировал строки испанского хрониста, имя которого Гарсиас де ля Вега. Я записала ее на свой магнитофон.  «Первая стена демонстрирует мощь власти Инков. И хотя две другие не меньше первой, но первая поражает воображение своей грандиозностью и величиной камней. Трудно поверить, что из таких громадин вообще можно строить. Когда смотришь на эти стены, они внушают ужас. Вспоминаются легенды о циклопах». Стены ступенями поднимаются в гору. Вниз и вверх ведут лестницы к огромным каменным проемам для дверей. Я взглянула на дверной проем крепостной стены, у которого мы остановились, высотой в три с лишним метра, невольно подумала,  что и правда такие двери строили для себя великаны. Те, кто строил это сооружение, без сомнения должны были быть значительно крупнее современного человека. Двери в крепостной стене, обычно строится по росту обитателей ее.  Это не ворота.  Это  явно дверь в стене, к которой  вели ступеньки.  И размеры их  тоже   соразмерны «дверке».

       Если посмотреть вниз, то можно увидеть довольно большую и плоскую, как военный плац, площадь, одну сторону которой ограничивает крепостная стена. С другой ее стороны — то ли естественная круглая ступенчатая гора, то ли полуразрушенная пирамида.  Интересно, что пирамиды  присутствуют  во многих древних городах и сооружениях того времени.

Как сложить стену без раствора?


       Кладка стен крепости выполнена без скрепляющего раствора. Огромные многоугольные валуны пригнаны друг к другу с невероятной точностью и искусством, и так плотно, что не пройдет между ними и лезвие ножа, да что там — не просунуть и тонкий лист бумаги. Нет, это не нагромождение камней, это тончайший инженерный расчет, тот же архитектурный почерк, что и в фундаментах Куско. Разница лишь в размерах. Просто назначение этого сооружения имело иное назначение. Оно должно быть устойчивым к землетрясениям и служить людям защитой.  Саксауаман без сомнения представляет собой  произведение древнего  инженерного искусства.

       Помню, с каким интересом я  рассматривала кладку.
       — Стыки настолько плотные, и все углы так точно пригнаны, что кажется, в момент кладки поверхность камня была мягкой, —  поделилась я своим впечатлением с  Хавьером.
       — Не лишено здравого смысла это предположение — улыбается он. Индейцы до сих пор пользуются соком какого-то местного растения, которое размягчает камень. Они натирают его поверхность этим соком и могут рисовать на этой плоскости, как на мягкой глине. Через некоторое время камень снова становится твердым.  Даже местные птицы знают свойства этого растения. Мне  самому приходилось видеть в горах птичку, которая трет камень пучком травы, а потом выклевывает дупло.  Не исключено, что древние строители  применяли  технологии временного размягчения камня.

Зачем города вписывать в контур рисунка?


       Если смотреть сверху на город  Куско, древнюю столицу империи инков, то с удивлением замечаешь, что город вписан в контур рисунка бегущей пумы.  Саксауаман находится в том месте, где располагается ее голова.  И круглое сооружение на самой вершине  как раз является ее глазом. В нашей цивилизации нет городов, которые  бы строители вписывали в контуры животных рептилий или птиц.  А в той цивилизации, к которой принадлежали эти города, или вернее в картине мира архитекторов и строителей того времени – были.

       В Перу много таких древних городов.   Не для красоты же только.  Хотя надо признаться, что это красиво и  не позволяет городу  превращаться в бесформенную  архитектурную кашу на окраинах. Пусть один город будет завершен, то есть совершенен.  Лучше построить рядом другой тоже  в законченной, то есть совершенной форме. Когда мы ездим в отпуск в новые города, т о смотрим и любуемся  только завершенными формами а одинаковые каменные бесформенные джунгли на окраинах мало нас интересуют. И дело не столько ф форме частей, хотя и это важно, сколько   в определенности и завершенности формы целого.

       Говорят, что Саксауаман  переводится как «Соколиное гнездо».  И верно, подобно гнезду, крепость имеет овальною форму, и находится высоко в горах. Она  вершину горы охватила кольцом.  А на самом верху, на этой вершине  в небо смотрит круглый глаз . Это глаз пумы. Это сооружение представляет собой правильный круг, диаметром около 20 метров, разделенный на несколько частей, сходящихся по радиусам к центру, где образуется еще один круг, меньшего диаметра.

       На самой вершине горы мы подошли к «глазу пумы» . Там медитировал индеец. Оказалось, что парень живет в деревне в нескольких километрах отсюда и приходит сюда, впрочем, как и многие другие его односельчане, чтобы зарядиться солнечной энергией. Он предложил нам расслабиться и сознанием настроиться на Солнце. Проделав все, что он посоветовал нам, мы быстро ощутили прилив сил. Потом парень предложил нам встать в самый центр и что-нибудь сказать вслух. Я сделала, как он сказал. И ощутила необычный звуковой эффект: в центре круга как будто работает громкоговоритель. Звук распространяется, как в трубе. Но стоит сделать шаг в сторону — и эффект исчезает. Им были знакомы акустические законы, и они применяли свои знания  для своих нужд.  Но зачем им требовалось такое усиление звука здесь?  Вряд ли мы теперь узнаем.  Впрочем, может быть, кому-то повезет больше нас.

       И вот, что интересно на плато Эль  Ильхеньо  недалеко от Наска, с известными рисунками птиц, животных и рептилий, эти громадные рисунки занимают на всей карте, размер которой более 500 кв, км,  эти  рисунки в сравнении с размерами геометрического чертежа , кажутся мелкими значками.  Некоторые из них прямо повторяют те контуры, к которые вписаны были целые реальные города, дожившие до наших дней.   Видимо в контуре  был вполне утилитарный смысл , правда для нас утерянный. Так что на вопрос,  зачем   нужны были контуры для городов или  городских кварталов  пока  ответа нет.  Это одна из многочисленных тайн, которые оставили нам древние строители Латинской Америки, и которые еще предстоит разгадать.

Дороги инков


       Особого внимания заслуживают, пожалуй, так называемые «дороги инков». Но инков ли?  Как и древние города принадлежат более раннему периоду, чем времена инков, так и знаменитые дороги, всего скорее достались им в наследство от своих предшественников, и не исключено, что это были представители других цивилизаций.  Но искусство инженеров и строителей, значительно превосходят современных нам специалистов  этого профиля. Если эти дороги и можно с чем-то сравнить, то только со взлетной полосой современных аэродромов.  Но протяженность полосы и всей систем

       Во времена расцвета столица Империи Инкив (историки датируют существование Империи Инков с XI по XVI в. нашей эры), Куско (теперь центр из одной провинций Перу), была соединена прекрасными дорогами со многими городами огромной Империи. Они тянулись почти на 20 тысяч километров и во многих отношениях превосходили дороги всего древнего мира — Италии, Франции, Испании, именно поэтому  были причислены испанцами, которые первыми из европейцев их увидели, к одному из чудес света.

       Дороги Инков были выложены многотонными каменными плитами, пригнанными друг к другу так плотно, что и сегодня на сохранившихся участках воды ливневых потоков не просачиваются сквозь стыки. Большая дорога, которая называлась «Царский путь», шириной восемь метров, проходила через Куско и Кито (столица  современного Эквадора) и пересекала  Империю Инков (Инка это прпавитель) с севера на юг без извилин и поворотов на всем протяжении пяти тысяч километров. С остальными крупными центрами она соединялась боковыми дорогами, соединенными с основной довольно длинными туннелями, вырубленными в скалах. Вдоль дорог были поставлены каменные стены и прорыт канал с питьевой водой. Но тогда возникает вопрос: для каких транспортных средств нужно было строить дорогу шириной восемь метров и покрывать ее многотонными каменными блоками. К тому же дороги были огорожены каменными стенами (чтобы не заносило песком?). Известно, что лошадей до прихода испанцев аборигены Америки не видели, и ни о каких сверхмощных машинах, для которых бы эти дороги строились, дотошные испанские хронисты  в своих хрониках не пишут.  Это и наводит на мысль, что  эти дороги могли строить только те, кто владел соответствующим таким дорогам транспортом.  Дороги прекрасно сохранились, а техники испанцы не видели.

       Выходит, дороги строились они не во времена Инков, но в таком случае, когда и кем? Напрашивается и другой вопрос: соединяли ли эти дороги города Империи, или города Империи строились так, чтобы их соединяли уже имеющиеся дороги? Пока ответов на эти вопросы нет, а значит, перед нами одна из многочисленных тайн этого загадочного континента. Несомненно, только одно: эти дороги уникальны, и не зря испанцы причислили их к чудесам света.

       Дороги Инков, конечно же, использовались и в более поздние времена. Может быть, уже  в «испанские времена» вдоль дорог — там, где разрушились каменные стены, — были построены глинобитные заграждения, на которых выросли со временем кактусы,  вдоль каналов и  уже росли  деревья, чтобы дороги  не заносило песком, а воду оберегала от солнца их тень.  Подобная традиция до сих пор сохранилась в Мексике. Дороги и сегодня на всей территории Латинской Америки  защищают от песка и солнца  глинобитные стены с кактусами.  Такие стены с кактусами я сама видела в районе Тиотиауакана (для написания я взяла транскрипцию произношения названия этого города пирамид мексиканскими индейцами, живущими в его окрестностях) недалеко от Мехико. Вдоль всей Большой дороги были оборудованы склады, почтовые станции. Придорожные гостиницы, это говорит о том, что во времена Инков дорогами пользовались. Но если не было лошадей, на чем ездили? Не для осликов же строились столь мощные дороги?  Кто же были их  строители?  Каково первоначальное предназначение столь удивительных дорог?  Для какого транспорта они строились?  К какому времени относится их реальное сооружение?  Пока ответов на эти вопросы не существует.  Но  открыв эти тайны, люди  впишут новые страницы в книгу  истории земных цивилизаций.

Уровень сознания: Наука? Религия? Мистика?



       Однако, ясно уже то, и это сооружение  утверждало меня во мнении, что эти древние строители, знали  значительно больше  нас как о себе самих, так и о мироздании.  Да, мы уже выходим в космос. И все же мы очень  плохо знаем себя, то есть, возможности человека, планету и ничего почти не знаем о мироздании.  Но «штучки» древних  дразнят  нас своими тайнами,  Может быть, это наследство  оставленное нам  древними строителями и архитекторами  инициирует наше любопытство, стремление разобраться, познать. Но пока чаще всего,  мы не понимаем их замысла. Порой  просто игнорируем, не мудрствуя лукаво,  признаем глупостью, недостойной внимания, или  начинаем поклоняться, объявляем места, предметы, сооружения древних строителей и архитекторов, сакральными, овеваем таинственностью, а все, что не понятно   связываем с магией, колдовством, вместо того, чтобы постараться понять смысл того, что видим., ведь непонятное сегодня завтра может обернуться новыми  технологиями или элементами еще новой для нас науки, скажем, о тонких свойствах материи, о свойствах энергии, свойствах гравитации, свойствах нашего мозга  и  законах жизни.  Новое мы принимаем  своим умом или отвергаем – вопрос выбора. Восприятие напрямую связано с нашим сознанием, то есть картиной мира. Поэтому  непознанное  мы познаем,  оставляем догмой и переводим в религию, чтобы покланяться  тайному, или извлекаем из тайны мистические возможности.   Вопрос индивидуального или коллективного выбора есть все,  в том числе и форма нашего будущего. Будущее  мы создаем сегодня, в том числе и архитектурное.
       

       Наша архитектура, наши строения  переживут  нас.  Что они расскажут нашим потомкам о нас?    Задумываемся ли мы об этом,  когда на лице планеты оставляем свои печати в виде «архитектурных памятников», в виде зданий,  парков, дорог, заводов, городов.  Украшаем ли мы ими Землю или уродуем?  Все есть энергия или  информация. Задумываемся ли, чем мы наполняем  форму будущего нашей семьи, рода, города, страны, планеты?   Какую энергию закладываем в форму настоящего нашего ближнего потомства, наших дальних потомков?  А подумать об этом было бы небесполезно.

 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить