14.05.2010 г.

  На главную раздела "Путешествия и приключения"


 
 

 

        Группа Малых Антильских островов, называемых также Вест Индией - это какое-то просто совершенно уникальное место. Понятно, почему пару столетий назад за него бились Англия, Франция, Испания, Португалия и Голландия. Не понятно, кстати, почему Россию всё тянуло к шведам, на Кавказ и в среднюю Азию. Зачем Пётр «великую морскую державу» создавал? Для чего, собственно? ...А, так, глядишь, и наш островок тут бы был. Народ, с креольским акцентом конечно, но по-русски бы лопотал. Матрёшек из кокосов делали, валенки из лиан, водку… да, из всего. Вечно мы не туда… это так – к слову. Вырвалось.

        Пираты тоже не зря обожали эти места. Гряда живописных скалистых островков с уютными бухтами и бурной растительностью, растянувшись с Севера на Юг, как бы заслонила собой акваторию Карибского моря от волн Атлантики. Острова расположены в пределах видимости друг от друга, и поэтому заблудиться здесь крайне сложно. Климат – лучше не придумаешь. Вокруг солнце, горы, пляжи, пальмы… еда растёт сама, причём в неимоверном количестве, всегда и везде. Рыбе в воде тесно – аж выпрыгивает…

        Словом, совершенно пригодные к жизни места. Обитают здесь приветливые негритосы и, иногда, даже очень симпатичные, негритоски. Дневная 35 переноситься абсолютно легко, а почти такая же вода – приятно радует тело. И это круглый год! В такой райской обстановке меньше всего думается о всяких катаклизмах. Кажется, что в этом тихом счастье произойти не может ничего. Так и было какое-то время.

        Началось всё с «Чарли». Так был назван первый сильный ураган, пронёсшийся мимо нас и обрушившийся на Флориду. За ним почти сразу последовал ''Френсис''. Жизнь в марине начала меняться. Беспечно расслаблявшиеся на своих яхтах судовладельцы начали подтягиваться к барам, внимательно следить за телевизионными новостями и обсуждать события последних часов.

        Регулярные, по-американски добротно сделанные репортажи накаляли атмосферу: «Число жертв урагана уже достигло 10 человек», «Без света остались 3 миллиона жителей Флориды», «В ряде районов начались наводнения», «В Джорджии зафиксированы несколько торнадо». Картинка сорванного с якорей корабля, врезающегося в мост, и не сходила с экрана. На доске объявлений появилась и регулярно обновлялась распечатка спутниковой фотосъёмки Атлантики, обработанная NOAA, с последними данными и предварительным прогнозом.

        Не могу сказать, что в этот момент я ощутил какую-то опасность. Всё это казалось мне если и реальным, то очень далёким. Ну, знаете: «Во Флориде ураган», а то, что Флорида тут рядышком, совсем близко в голове как-то не укладывалось.

        Вечерами за пивом народ сбивался в группы. Говорили и вспоминали естественно о штормах и ураганах. Часами обсуждали: «что делать, если…», «где безопаснее, в открытом море или марине», «что лучше, сойти на берег или оставаться на корабле»…Спорили много, ведь, сколько капитанов столько решений.

        С одной стороны, в открытом море яхту ни обо что не разобьёт, но выдержит ли мачта даже штормовой стаксель при таком ветре? Да и шансов спастись, случись чего, немного. С другой, в бухте или марине, если ураган со стороны моря зайдёт, волнами и ветром о камни или док наверняка поломает, как не крепись. Да и кого-нибудь на тебя выбросит обязательно. А если с берега, так как будто под бомбёжкой оказываешься. Крыши, пальмы, брёвна, доски как ракеты летят. Рассказывали, что однажды через яхту перебросило автобус, и стояла она потом больше месяца «пришвартованная» пока его водолазы не вытащили.

        В общем, сходились лишь на нескольких вещах: готовиться надо заранее, в ураган позняк метаться, а лучше всего - держаться от этого места как можно дальше. Радовало одно - уверенность, что мы в безопасности, ведь последний ураган был здесь 50 лет назад и о нём уже все давно забыли.

        Пока народ обмывал кости «Чарли» и «Френсису» мимо незаметно проскочил хиленький шторм «Джулия» и создалось полное впечатление, что на этом сезон закончится. Поэтому к очередному сообщению метеорологов о том, что где-то в двух с половиной тысячах миль к Юго-востоку от Майами зародился новый ураган, поначалу отнеслись не серьёзно. Пошутили перед сном над его русским именем «Иван» и разошлись.

        По предварительным данным американских учёных «Айван», как они это произносят, должен был через неделю подойти к побережью Багамских островов. По своей силе он значительно уступает ''Френсису'', который, в свою очередь, слабее ''Чарли''. Чего тут волноваться?

         И вот, обычным солнечным Карибским утром 5-го сентября, едва проснувшись, я ощутил какую-то странную суету творящуюся вокруг. Ничего вроде особенного, просто какое-то оживление на берегу. Я, как обычно, свистнул моего приятеля англичанина Глена - хозяина соседней яхты, и мы пошли пить кофе, болтая по дороге о всякой ерунде. Вокруг доски объявлений собрался народ. Любопытство мигом заглушило выработанный годами утренний рефлекс, и мы свернули посмотреть на свежий прогноз погоды.

        «Иван» шёл прямо на нас.

        И это был уже не тот безобидный Ваня, о котором пару дней назад объявил Майамский центр по изучению ураганов. Теперь это был настоящий ураган пятой наивысшей категории опасности, окрещённый в связи с этим «Грозным». Учёные ошиблись с прогнозом. Скорость ветра на то время составляла 135 миль в час и продолжала увеличиваться.

        С 1900 года в США было зафиксировано всего три урагана такой силы. Последний из них - «Эндрю» в 1992 году унес жизни 23 человек в Южной Флориде, а ущерб от него оценили в 26 миллиардов долларов. Сообщение было оформлено картой-схемой, из которой следовало, что эпицентр урагана будет прямо здесь послезавтра во вторник 7-го сентября около 16:00. Это было как предсказание конца света. Мы с Гленом тут же закурили, а к утреннему кофе вместо апельсинового сока как-то сама собой подтянулась стопочка коньяка.

        Тем временем марина постепенно начала напоминать предпраздничный вокзал, заполненный, опаздывающими на свои поезда, отъезжающими. Народ затаскивал на борта провизию, набирал в танки воду, одновременно занимая очередь на заправке. На традиционный привет:- «How are you doing?» (как дела?), ответом дня было типа:- «I’m leaving to Grenada. What about you?» (Ухожу на Гренаду. А ты?).

        Я, похоже, вынужден был остаться. Во-первых, с таким большущим катамараном мне в одиночку было не справиться, во-вторых, не был готов шверт…, а впрочем, и первого было вполне достаточно. На самом деле уходить, как выяснилось, собирались не все.

        Часть народа, хотя и небольшая, предпочла остаться. И на это у них были свои доводы: до Гренады около 130 миль, это где-то 30 часов хода под двигателем, если ветра не будет. А ветра не будет, его уже нет, перед ураганом ведь всегда штиль. А «Иван» уже рядом. А что, если он вдруг скакнёт, да и чуть-чуть к Югу при этом? А укрыться-то там не где. Так лучше здесь. Бухта глубокая, закрытая. Марина надёжная, и время хорошенько подготовиться есть. На худой конец - страховка.

        Я оказался в коллективе, и это немного меня взбодрило. Ко второй половине дня марина опустела. «Эмигранты» прощаясь, пожелали нам удачи, посоветовали напрасно не рисковать и отсидеться на берегу, обещали вернуться и, в случае чего, помочь. Мы в свою очередь им - счастливого пути. Глен собрался и, выразив «соболезнования», ушёл тоже. Было видно, что ему как джентльмену не очень удобно оставлять меня, но жена джентльмена, похоже, не очень любила ураганы, да, и рисковать яхтой им явно не хотелось. Обменявшись добрыми пожеланиями, мы как настоящие джентльмены договорились встретиться как-нибудь позже.

        Команду «Спасайся, кто может» два раза не повторяют. Началась подготовка к буре. Каждый, естественно сам занимался своим кораблём, но за то, что требовало дополнительных рук, по-соседски, брались вместе.

        Важным этапом оказалась заготовка провизии. «Бывалые» рассказывали, что сразу после природных катаклизмов обычно наступает голод. Всё разрушено, нет электричества и воды, жизнь на время останавливается и ничего невозможно купить. Казалось бы, очевидная вещь, но в тот момент, если бы мне не подсказали, сам бы ни за что не додумался.

        Так ранним утром 6-го сентября мне пришлось участвовать в штурме супермаркета, который уже к тому времени поражал своей пустотой. Его витрины были заколочены досками, а на дверях висело крупное объявление: «с 7-го сентября закрыто в связи с ураганом».

        К вечеру всё было готово.

        Катамаран стоял в доке обвязанный швартовыми, как паук посреди паутины. Стаксель снят, грот примотан к гику, гик опущен и крепко зафиксирован. Всё, что не удалось снять или оторвать – крепко привязано и замотано. Словом, не осталось ничего, за что смог бы зацепиться ветер. Отдельные концы с кормы, как швартовы по обе стороны, я завёл на электрические лебёдки и, немного отдав якорь, привязал его канатом к пирсу, чтобы при необходимости иметь возможность подтянуться вправо-влево и вперёд. Наступило томительное ожидание. Вечер был потрясающий. Полный штиль и ослепительно-алый закат.

        Первые «последствия урагана» наступили, как это часто бывает, ещё до его прихода. В марине сгорел толи генератор, толи трансформатор, короче, вся бухта осталась без света. Бары и рестораны закрылись, и наступила напряжённая тишина. Оставшегося народа было мало, настроения и повода тусоваться ни у кого не было, и все расползлись по своим яхтам.

        Затишье нарушили докмастеры. Они вдруг заметались по тёмной марине с карманными фонариками, не переставая перекрикиваться между собой и по рациям. В нашу бухту заходили 6 чартерных катамаранов с туристами. Непонятно по каким причинам они оказались в месте, откуда все разбежались и где завтра, вернее уже сегодня, должен будет пройти эпицентр урагана пятой категории. Один докмастер заметил, что я своими швартовыми перегородил соседний док. Он попросил, чтобы я их немедленно убрал для того, чтобы поставить туда одно из прибывающих судов. Я начал объяснять ему, что это значительно ослабит мою швартовку и после стаканчика рома, он сразу же всё понял и согласился с моими доводами. Кстати, минут через пятнадцать он опять подошёл, чтобы уточнить некоторые непонятые детали, и второй стаканчик рома убедительно подтвердил правильность его предыдущего решения. Затем всю ночь копошились вновь прибывшие, а утро наступило пасмурным, ветреным и дождливым.

         После чашки кофе я полез в интернет, чтобы посмотреть сегодняшний прогноз. К этому времени я уже принял решение остаться на корабле и не потому, что такой смелый, а просто некуда было податься на берегу. Естественно теперь, меня интересовало поточнее время «представления» и скорость ветра. Открыв сайт, я просто не поверил своим глазам. Этой ночью «Иван» пошёл круто южнее, даже не задев Барбадоса.

        Приговор «ураган» был смягчён и изменён на «тропический шторм».

        На сердце заметно полегчало, но праздновать было ещё рано. Я не очень представлял себе тропический шторм, а до него оставалось часов 7. Мы созвонились с приятелями и обсудили радостную новость. Радостной она была, конечно, относительно. «Иван» никуда не делся, он только шёл теперь на Гренаду, куда от него пытались уйти много народа, среди них друзья и знакомые.

        Тем временем дождь не прекращался, а ветер усиливался. В природе чувствовалась какая-то напряжённость. Надоедливые мухи, назойливые по своей природе тихо расселись на коврике перед входом и не жужжали. Они степенно расступались, когда я проходил, и вот только «плыз» не говорили.

        Часов около двух после полудня дунуло порывами до 46 узлов, затем стихло. На соседних судах народ зашевелился, повылезал на палубы, начал обедать. Туристы с пришедших ночью катамаранов достали пиво. Затем тихонечко приступили друг-другу наливать. Наконец через пару часов терпение у кого-то лопнуло, и громко заиграла музыка. Это было командой, к которой все были уже готовы. Так начался праздник «День победителей ураганов». Даже если после этого что-нибудь и «дунуло», вряд ли кто-нибудь уже на это обратил бы внимание.

        К утру от веселья не осталось и следа. Телевизионные программы были переполнены новостями с Гренады. Масштабы разрушений поражали воображение. «Как там они?», «что там с ними?» - все с нетерпением ждали новой информации. Спустя несколько дней в интернете были опубликованы списки разбитых судов. Я вдруг понял, что не знаю названия яхты Глена. Я просто никогда не обращал на это внимание, а на всех фотографиях, как назло, оно было закрыто фендером. Различить можно было только первые буквы «АВ...». В списке яхт с таким началом было много.

        Ещё долгое время после урагана Гренада была закрыта для въезда. 3-го октября ко мне приехали друзья, и мы сразу же отправились туда. Не успели мы бросить якорь в бухте «Прикли бэй», как к нам подскочила моторка, на которой сидел Глен. Вечером в ресторанчике он с ещё несколькими потерпевшими наперебой рассказывали, как тогда всё происходило. Как они сняли коттедж на берегу, и как под виски с террасы наблюдали за своей яхтой, которую сорвало с якоря, понесло между рифов и выбросило на пляж.

        К счастью, она практически не пострадала и к моменту нашего приезда уже стояла на воде, готовая к плаванию. Описание самого урагана было скорее высоко эмоциональным, чем литературно-художественным, но я легко представил себе всё это. Тем более что бухта и её берега всё ещё были завалены разбитыми и затопленными судами, а пейзаж наполнен полуразрушенными домами и вырванными с корнем деревьями.

 

 

 

        Я много путешествую.

        И что удивительно, куда бы и в какое время я не приехал - непременно попадаю именно в «неблагоприятный сезон». Я давно подметил эту странную закономерность, но как показывает весь мой предыдущий опыт, ничего «такого» обычно не происходит.

        Может, просто везёт?

 

Константин Кравчук, 2005 г.

Карибы

 

Материал поступил в редакцию 07.05.2010г.
Сайт автора: http://www.k-kravchuk.narod.ru/
Подборка фото автора «Ураган ИВАН / Hurricane "IVAN TERRIBLE", 2004»: http://picasaweb.google.ru/Kosta.Kravchuk/HurricaneIVANTERRIBLE2004?feat=directlink#

 

На начало
 
 
 
 

Добавить комментарий Сообщение модератору


Защитный код
Обновить