ВВЕДЕНИЕ. “ПРЕМУДРОСТЬ ИИСУСА, СЫНА СИРАХОВА” - УЧИТЕЛЬНАЯ КНИГА ВЕТХОГО ЗАВЕТА

Проработано до раздела 2. О Мудрости.

Эта неканоническая книга не включена в еврейскую Библию, хотя была написана на еврейском языке. Ее оригинал был известен не только раввинам, но и блаженному Иерониму. До нас она дошла только в греческом переводе, который и признан Церковью как канонический.

В 1896 г. было найдено около двух третей еврейского текста Сираха среди фрагментов различных средневековых рукописей, находившихся в древней синагоге города Каира. Недавно короткие отрывки ее были обнаружены в одной из Кумранских пещер, а в 1964 г. нашли в Масаде часть книги (39; 27—44; 17), написанную письмом 1-го в. до Р.Х. “Расхождение этих рукописей как между собой, так и с греческим и сирийским переводами свидетельствует о том, что эта книга была уже давно распространена в нескольких рецензиях (редакциях)”.

С 198 г. Палестина находилась под владычеством Селевкидов. Некоторая часть еврейского населения, принадлежавшая главным образом к правящему классу, легко эллинизировалась, перенимая чужие нравы и идеи. Антиох Епифан (175-163 гг.) решил ускорить этот процесс и стал проводить эллинизацию насильственно. Сын Сирахов противопоставляет таким опасным новшествам весь авторитет Ветхозаветного предания. Перед нами книжник, соединивший любовь к Премудрости с любовью к Закону и преисполненный ревности к Храму и уважения к священству. Он вскормлен священными книгами, пророками и в особенности писаниями мудрых Израиля. Цель его — наставлять в Премудрости всех, кто ищет ее: “Поймите, что я трудился не для себя одного, но для всех ищущих наставления” (Сир.33:17).

По своей структуре книга напоминает предшествующие писания мудрых Израиля. Она представляет собою собрание кратких сентенций, афоризмов и небольших картин, довольно беспорядочно сгруппированных и иногда даже повторяющихся. Исключение составляют главы, в которых воспевается слава Божия в природе (42; 15—43; 36) и в истории (44; 1—50; 31), а также добавления: благодарственный гимн (51; 1-17) и молитва о приобретении мудрости (51; 18-38).

Еврейский текст этого последнего отрывка был найден в одной из Кумранских пещер, в рукописи Псалтири. “Эта находка подтверждает предположение, что данный отрывок до включения его в книгу Сираха существовал в виде отдельного произведения”. В книге излагается традиционное учение; подобно его предшественникам, автор рассматривает Премудрость как персонифицированное откровение Бога. Судьба человека и проблема суда вызывает у него такую же тревожную неуверенность, какой охвачены и Иов, и Екклесиаст. Он верит в воздаяние, чувствует трагическую значительность смертного часа, но для него еще не вполне ясно, каким образом Бог воздаст каждому по делам его. Размышляя о сущности Премудрости Божией, он идет дальше прозрений книг Притч и Иова.

Новизна учения сына Сирахова в том, что он отождествляет Премудрость с Законом, провозглашенным Моисеем (24;26-28), как впоследствии — автор поэмы о Премудрости (Вар 3;9—4;4). “Тем самым, в отличие от своих предшественников, он вводит Премудрость в законническое течение”. Более того, он видит соблюдение Закона в точном исполнении богослужебных предписаний (35 1-10). Он — ревностный ритуалист. В отличие от более древних мудрецов Израиля, Сын Сирахов много размышляет над историей (44 1—49 18), в которой особенно подчеркивает роль священства.

Сын Сирахов — последний свидетель учения о мудрости в Палестине, книга которого была принята в канон Писаний. Его можно считать достойным представителем хасидим, т.е. благочестивых (ср. 1 Макк 2 42), которым в скором времени предстояло восстать на защиту своей веры против гонения Антиоха Епифана. Благодаря им, в Израиле сохранились те островки истинной веры, где нашла себе отклик проповедь Иисуса Христа. “Хотя книга Сираха не вошла в еврейский канон, на нее часто ссылаются авторы раввинистических писаний”. У Новозаветных авторов - ев. Матфея и ап. Иакова - содержится немало восходящих к ней реминисценций.

Зачастую неканонические книги мы привыкли откладывать на второй план, забывая о том, что они очень интересны в плане исследования на предмет их происхождения и особо, как раскрываются темы, как божественного характера, так и житейские темы. В настоящем сочинении мы постараемся освятить эти темы.

I. Исагогика книги.

1.Название книги.

В нашей славянской и русской Библии среди учительных книг Beтхого Завета, не содержащихся в каноне, после книги Премудрости Соломоновой помещается книга, носящая название, как и в греческой Библии: “Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова”, “????? ????? ???? ??????”, ?ли сокращенно: ????? ??????. ?о же название находим и в конце вновь открытого еврейского текста книги: “Премудрость Симона, сына Иисуса. сына Елеазара. сына Сира”. Подобным же образом, только короче, названа книга и в сирской Библии: “Премудрость сына Асира”; и в раввинской литературе она носит название: “книга бен-Сира”. В святоотеческих писаниях к имени книги: “Премудрость” прилагалось иногда определение ? ????????? ?????, ?ли просто ? ?????????, “?седоблестная”,—книга Иисуса рассматривалась, как руководство добродетели и премудрости, “сокровищница добродетелей”.

Позднейшее происхождение последнего наименования, не совпадающее со временем составления книги, совершенно очевидно и не требует доказательству но какое из двух названий, коренящихся в еврейском предании, принадлежало книг с первых времен её существования, сказать трудно. Именем “Премудрости” назывались у евреев книги Соломоновы, Притчи и Екклисиаст возможно, что именно книга Иисуса сына Сирахова называется “Книгою Премудрости”. Близкое сродство этой книги с книгами Соломоновыми отразилось и в том обстоятельстве, что все они в христианской литературе часто цитируются с именем Соломона, и в некоторых древних списках священных книг считается прямо пять книг Соломоновых. Но едва ли можно предполагать, чтобы сам автор или даже его внук-переводчик назвал книгу этим высоким именем. Вернее думать, что первоначально она называлась именно так, как свидетельствует блаж. Иероним, — “Притчами”. Это имя также встречается в раввинской литературе, где выдержки из книги Ииcyca приводятся иногда с наименовавшем “притча”, “lfm” или по-армейски “altm”, и вполне соответствует той форме, в которой автор изложить свои мысли и наблюдения. Очень возможно, что он сам так и назвал свою книгу, тvм более, что видел пример для себя в наименовании книги Притчей Соломоновых.

В латинской Библии и в западной науке, особенно в старой, стоявшей в зависимости от римской церкви, книга Иисуса носит название Ecclesiasticus, “церковная”. Это название впервые употребил священномученик Киприан Карфагенский. Такое название, возможно, предназначалось для того, чтобы подчеркнуть использование книги Церковью для наставления оглашенных, несмотря на исключение ее из еврейского канона. Этим именем назывались в древней Церкви все неканонические книги, и оно, очевидно, противополагалось названию “божественных” или “священных” канонических книг: хотя они и не канонические, но все-таки “церковные”. Т. е. такие, которые принимала Церковь в качестве назидательных и полезных, особенно для вновь вступающих в нее членов. Среди таких книг особенным уважением и употреблением пользовалась книга сына Сирахова — вот почему ей, как части вместо целого, и присвоено было имя “Ecclesiasticus”. Правда, такое объяснение не нравится латинским писателям, так как римская церковь объявила догматом полное безразличие между каноническими и неканоническими книгами, но и они обязаны признать, что всякие иные объяснения не могут рассчитывать на какое-либо правдоподобие. В современной вульгате называется “Jesus filio sirah”.

2. Автор.

В 1896 году вновь открытый еврейский текст книги Премудрости Иисуса сына Сирахова даёт полное имя её писателя: “Симон, сын Иисуса, сына Елеозара, сына Сира”. Это полное имя дважды приведено в конце еврейского текста:

“Доселе слова Симона, сына Иисуса, называемаго бен-Сира”.

“Премудрость Симона, сына Иисуса, сына Елеазара, сына Сира”.

“Симон сын Иисуса, сын Елеозара, сын Сира.” или “Симон, сын Иисуса сын Елеозара, названный Бен-Сирой”.

Таким образом в еврейском тексте есть имя, которое указывает на Симона как на автора книги. Соответственно существует два мнения о том кто же автор (Симон или Иисус). Как полагает Рождественский, “указанное внуком в предисловии имя Иисуса как автора книги есть самое достоверное, так как внук был по времени ближе к написанию и не мог ошибиться в имени своего деда”. Также и предание с древности говорило об Иисусе как авторе книги. Так св. Афанасий говорит о внуке и переводчике книги: “Сей Иисус был сын Сираха и внук соименного ему деда Иисуса”.

Как указано в прологе дед много ездил, был ученым, разбирался в светских науках, например в медицине. Также он хорошо знал Писание - его книга построена на Священном писании. Возможно он был учителем, так как его обращения “сын мой” характерны для учителя. В конце книги он прямо призывает войти в его школу “приблизитесь ко мне не наученные, и водворитесь в доме учения” (Сир 51,31).

Tе же самые имена поставлены в еврейском тексте и ранее, в 50, 29, где указывается на принадлежность книги “Симону, сыну Иисуса, сына Елеазара, сына Сира”. В греческом переводе в конце 51-й главы нет такого указания имени автора, как в еврейском тексте, а В 50,29 это имя читается: ?????? ???? ?????? ?????????????, ?ри чем во многих списках после ????? ?рибавлено еще имя ???????, или ?????????, ?ли ?????????. ?аким образом, имя “Елеазар”, принадлежавшее одному из ближайших предков писателя, должно быть признано подлинным, как подтверждаемое греческим переводом. Но является вопрос: на каком месте должно быть поставлено имя “Елеазар”,— перед именем “бен-Сира”, как в еврейском текста, или после него, как в греческом переводе?

Протоирей Рождественский решает это вопрос в пользу еврейского текста: “Этот вопрос должен быть решен в пользу еврейского чтения. Во-первых, в эфиопском переводе сделанном с греческого, имя автора книги читается: “Иисус, сын Елеазара”,—без прибавки: “сын Сира”,—это может свидетельствовать о том, что и в греческом тексте имя Елеазара первоначально следовало непосредственно за именем Иисуса. Во-вторых, полное имя Иисуса сына Сирахова, поставленное в еврейском тексте, подтверждается словами еврейского писателя 10 века Саадии Гаона, который замечает, что составил книгу притчей “Симон, сын Ииcyca, сына Елеазара, бен-Сира”. Саадии, Гаркави, на основании сличения с сирийским переводом, высказывает предположение, что это чтение ошибочно и должно быть исправлено так, чтобы в начале стояло имя “Иисус”: “Иисус, сын Симона, сына Елеазара бен-Сира”.

Итак, писателем книги был “Иисус, сын Елеазара, сын Сира”. “Иисус”—это греческая транскрипция еврейского имени [wvy, или полнее [wvwh.y, одного из очень употребительных еврейских имен; во времена полепленные самым известным из носителей этого имени был первосвященник Иисус, о котором неоднократно говорится в книгах Аггея и Захарии, Езры и Неемии. Столь же обычно было, и имя отца писателя, “Елеазар”, по-еврейски rz,[,la, ; в после пленной истории Елеазаром назывались, напр., один из сыновей священника Маттафии (1 Мак. 2, 5) и благочестивый старец, замученный одновременно с семью братьями-маккавеями (2 Мак. 6, 18). Наконец, последнее имя писателя книги, ar;ys ub является, очевидно, родовым его прозвищем, его фамилией: это видно как из положения имени в конце ряда имен, так и из указания еврейского текста, где в приписке прямо сказано: “который прозывался бен-Сира”.

В греческом тексте 50, 29 обозначено и происхождение Иисуса из Иерусалима: ? ????????????? “?ерусалимлянин”. Это чтение не подтверждается еврейским текстом и составляете, вероятно, прибавку переводчика, тем более, что и в его предисловии содержится намек на происхождение книги из Палестины (в словах: “находящимся вне” Палестины “занимающиеся ими могут приносить пользу словом и писанием”). Видимо, внук автора, переводчик его книги, пожелал отметить происхождение своего деда из священного города евреев, чтобы еще более расположить в его пользу читателей—евреев, живших вне Палестины, для которых и предназначался греческий перевод книги.

Иисус сын Сирахов был, несомненно, “ученым”, т. е. знатоком Священным Писания и опытным наблюдателем жизни Mиpa и людей. Он с полным правом мог приложить к себе название софер, ??????????, “?нижник”,— то имя, которым сам он называет ученого в 38,24, и которое носил и священник Езра, “писец скор в законе Моисееве” (1 Ез. 7, 6,) “Во времена сына Сирахова почтенное название ученого не было еще унижено его недостойными позднейшими носителями, к которым мы привыкли прилагать наименоваше “книжников”, не раз обличаемых в Новом Зaвете”.

3. Место написания.

Как указывается в прологе к греческому тексту дед переводчика был иерусалимлянин, как написано в прологе к данной книге. “Вероятно, здесь и была написана книга”. Время его жизни установить трудно и вопрос этот связан со временем написания книги.

4. Время написания.

В том же прологе греческому тексту сообщается, что в 38 году царя Евергета он прибыл в Египет. Неясно впрочем, имеется ли здесь ввиду год правления царя или возраст внука. Гавриловский считает, что это сообщение “указывает на возраст внука - 38 лет”. Далее в тексте самой книги мы находим восхваление первосвященника Симеона сына Онии. В целом существуют две точки зрения на этот вопрос. Сторонники раннего написания, это в основном российские исследователи считают что “наиболее вероятным временем написания книги Иисуса сына Сирахова можно считать время около 240г. до Р.Х.” Другая группа ученых придерживаются позднего написания. Самая подходящая дата 180г. написания книги и 132 год перевода.

Для суждения о времени написания книги Иисуса бен-Сира имеются определённые на первый взгляд указания. В самой книге последним в числе знаменитых мужей древности прославляется первосвященник Симон,— и как заключает протоирей Рождественский “значит, автор не мог жить раньше его”. В предисловии переводчик сообщает о себе, что он прибыл в Египет в 38-м году “при Евергете царе”,— это может служить для определения времени, позже которого нельзя полагать написание книги. Но при ближайшем рассмотрении, “эти указания являются вовсе не такими, чтобы на основании их можно было бесспорно установить время жизни писателя и время написания его книги”. Рассматривая похвальную песнь отцам, занимающую шесть глав книги Иисуса (44—49), мы видим, что здесь сначала наблюдается строго последовательный хронологически порядок: ряд славных мужей начинается Енохом, Ноем, Авраамом и кончается Зоровавелем, Иисусом, сыном Иоседековым, и Heeмиeй (44, 15,— 49, 15). В конце своей песни автор, как бы оглядываясь назад и восстановляя опущенное, кратко вспоминает об Енохе, Иосифе, Симе, Сифе и Адаме (49, 16—18). Затем, закончив свой гимн древним отцам, сын Сирахов присоединяете к нему подробное, поэтически-восторженное описание деятельности и священнослужения первосвященника Симона, сына Онии или Иоханана (50, 1—23). Здесь описание священнослужения Симона сделано автором столь живо и наглядно, что возникает естественное предположение: автор или сам был очевидцем этого блестящего служения. Или, во всяком случае, он слышал рассказы о нем от непосредственных очевидцев, передавших ему свои живые воспоминания о первосвященнической славе Симона. “В истории известны два первосвященника Симона, имевшие отцов с именем Онии,—это Симон I, бывши первосвященником в начале Ш века до Р. X., и Симон II, сын Онии П, первосвященствовавший в начале ? века до Р. X. 25”.

Который из этих двух первосвященников прославляется в книге Иисуса? О Симоне I в еврейском предании сохранилась светлая память, как о человеке справедливом и благочестивом: за эти качества он получил даже прозвание “Симона Праведного”. О Симоне II в 3-йе книге Маккавейской рассказывается, что когда Птоломей IV Филопатор, вступив в храм Иерусалимский, пожелал войти во святилище, то первосвященник Симон произнёс горячую молитву, и Господь поразил этого царя расслаблением и он не мог сделать своё намерение.

В современной библиистике нет на этот вопрос достоверного ответа, кто этот Симон. Иосиф Флавий, как говорят некоторые западные библеисты, мог ошибаться. Мы же доверимся русскому библеисту протоиерею Рождественскому, который полагает, “что книга Иисуса бен-Сира написана в начале второй половины III века до Р.X., раньше вступления в должность Симона II”. Обратная проверка хронологических отношений покажет нам полную возможность такого предположения. Симон I первосвященствовал в начале III века до Р.X., и, следовательно, “Иисус в раннем возрасте мог сам быть свидетелем его деятельности, при чем в его детской душе особенно запечатлелось великолепие служения Симона, так подробно описанное им в своей книги”. Если в год смерти Симона Иисусу было около 10 лет, а свою книгу он написал лет 60-ти, то её написание падает на время около 240 года до Р. X.

Если тогда же родился отец переводчика книги на греческий язык, а последний родился, когда отцу его было 60 лет, то в год переселения своего в Египет он имел около 50 лет. Конечно, годы эти довольно велики, но наблюдение над действительностью не говорить против данной возможности. Таким образом, наиболее вероятным временем написания книги Ииcyca сына Сирахова можно считать именно время около 240 года до Р. X.

5. Цель написания.

Книга является сборником накопившегося веками опыта премудрости. Премудрости, которая была довольно известна всем. В целом “это притчи для молодого поколения”. С другой стороны, возможно, она имеет цель дать оценку современности с точки зрения Закона.

Как считает Каусто Умберто, “книга превозносила иудаизм над эллинизмом и, возможно, была апологетической работой”. Так, иудеи стремились бороться с влиянием греческой мысли и культуры. Она всегда производила эффект среди евреев как в рассеянии так и в Палестине. Книга - приемник традиции премудрости и продолжает ее.

Она дала затем уже почти в новозаветную эпоху книгу Премудрости Соломона последнюю хохмическую книгу.

6. Оригинальный язык книги.

Издавна уже в библейской науке существовало убеждение, что книга Иисуса сына Сирахова была написана на еврейском языке, хотя до нашего времени она сохранилась только в переводах: греческом, сирийском, древне-латинском и др. Убеждение это покоилось главным образом на предисловии переводчика книги на греческий язык—внука писателя. Язык близок к третьей Маккавейской. Язык оригинала, несомненно, еврейский, что доказывают найденные древние рукописи. В конце 1896 года в английском журнале „The Expositor" был напечатан небольшой отрывок еврейского текста книги Иисуса сына Сирахова (XXXIX. 15 — XL. 7). Это позволило учёным сказать, что книга “Сираха” была написана на еврейском языке. Многие придумывали невероятные истории, для того чтобы подвергнуть сомнению эту находку, но факт остаётся налицо. А теперь перейдём к переводам этой книги и к истории находки на еврейском языке.

а) Еврейский текст книги и переводы.

В конце прошлого века был обнаружен текст книги Сираха на еврейском языке, в каирской синагоге генизе. Этот текст отличался от ветхозаветных книг. Последние ни в чем не разнятся, а этот испещрен примечаниями на полях с массою вариантов текста. Это дало подозрение о не подлинности текста. Было высказано предположение, что, “этот текст есть перевод обратный с греческого на еврейский”. Однако затем при раскопках в Кумране были обнаружены еще несколько отрывков книги Сираха, также обладающие многими разночтениями. И наконец раскопки в еврейской крепости “масаде” случайно был обнаружен отрывок еврейского текста этой книги, который и положил конец спорам об оригинале. Отрывок найденный в “масаде” по мнению исследователей, есть не только самый древний, но и очень близкий к тексту Сираха. “Найденный отрывок доказал что в генизе обнаружен именно оригинальный текст”. А находки в Кумране показали распространение и популярность книги.

Греческий перевод (Перевод сохранился в Септуагинте) более склонен к эллинизации, он сглаживает антропоморфные выражения и антиязыческие высказывания. Перевод Сираха делался для египетских иудеев. Так как Библия семидесяти - это литература мирового рассеяния и прозелитов из язычников. Сирийский перевод более точен и часто дословен, с большим пониманием еврейского текста. Сирийский переводчик пользовался греческим. Они оба следуют еврейскому тексту и переносят на себя большинство разночтений. Как полагает Ропс “книга имеет наслоения, потому можно выделить “основной” текст и расширенный, который имеет дополнения и вставки”.

7. Место в каноне.

В еврейском каноне она никогда не была каноничной. Этому может быть несколько причин. Во-первых, некоторые считают, что канон был уже закрыт: “около 200 г до н.э. канон был заключен настолько прочно, что сам автор не признает свою книгу равноценной в сравнении с кн. святой литературы”. Однако это вопрос спорный, так как современной библиологической наукой считается, что “закрытие канона произошло около 90 г. после рождества Христова”. Во-вторых, вероятнее всего фарисеи не допустили книгу в канон по догматическим соображениям. Они не могли смириться со светским ее характером, отсутствием веры в загробную жизнь.

В латинском переводе (Древней “Latinе”) она называлась “Ecclesiasticus”, что означает “церковная”. Книги церковные противопоставлялись книгам каноническим.

В Септуагинте, а также нашем славянском, книга имеет неканонический статус. В христианстве знали об этом и подчеркивали необходимость ее изучения: “Сверх же сего вам да присовокупится, чтобы юные ваши изучали премудрость многоученого Сираха”.

8. Авторитет книги.

Книга Иисуса сына Сираха пользовалась большим уважением у древних евреев. Это видно из существования в раввинистической литературе множество цитат из этой книги и из того, что эти цитаты сопровождаются ими же выражениями, которые употребляются в книгах канонических. С большим уважением отнеслась к книге Иисуса сына Сираха и христианская церковь. Первые следы употребления книги Сираха в церкви можно находить в послании Апостола Иакова (1, 19; ср. Сир. 5, 13).

Затем мы встречаем много ссылок на нее у учителей, восточных и западных, начиная с мужей апостольских. При этом церковные учители иногда называют книгу Сираха “писанием” (Климент Александрийский.), а слова её диктованными Святым Духом (св. Киприан) и сказанными Христом (Тертуллиан). В греческих и латинских кодексах Библии рассматриваемая книга всегда почиталась наряду с каноническими. “Тем нимением в известных списках канонических книг, составленных Мелитоном, Оригеном, Кириллом Иерусалимским, Григорием Богословом, Амфилохием, отцами Лаодикийского собора, книга Сирираха не называется. Поэтому и в православной восточной церкви она не причисляется к разряду канонических”.

9. Внебиблейские источники в “Сирахе”.

Как утверждает Эрик Раймондом что в книге есть “ частое заимствование из шумерской поэзии”. Самым любимым приемом является синонимический и антетический, а также ступенчатый параллелизм. Также присутствует акростих.

Присутствуют древние легенды и поэмы: Остатки древних языческих легенд таких как “бунт моря”. Так в Сир 43,23 сами евреи видят ее остатки: “Укрощает бездну и насаждает на ней острова” “Tehom” - восходит к “тиомат” древним шумерским мифам. Как пологает Каусто “В Израиле не рассказывали о двух богах, однако рассказывали об одном из созданий великом море которое восстало на своего Создателя”.

10. Деление и содержание книги.

Как это считает Рождественский “весьма сомнительно, чтобы книга была стройно и последовательно спланирована автором и дошла бы до нас таковой”.

Юнгеров делил книгу на семь частей: 1) 1-16,23; 2) 16,.24-23,27 3) 24,1-30,27 4) 30,28-36,22 5) 36,23-39,11 6) 39,12-42,14 7) 42,15-50,26; и заключение 51глава. Однако между третьим и четвертым отделом нет выраженного перехода, также и между пятой и шестой и скорее всего книгу следует делить на пять частей: [1) 1-16,23. 2) 16,24-23,27. 3) 24,1-36,19. 4) 36,20-42,15. 5) 42,15-50]. Каждая из них имеет вступление и окончание и обладает целостностью.

Так, первая часть открывается восхвалением премудрости и содержит практические советы, а заканчивается похвалой премудрости (14глава).

Вторая начинается с прославления Творца мира, почти повторяет практические советы первой части, и заканчивается молитвой премудрого” (конец 23гл.).

Третья часть начинается хвалой премудрости, также содержит советы, и заканчивается “молитвой об Израиле”(36гл.).

Четвертая часть не имеет начала и окончания, но содержит темы отличающиеся от обсуждающихся до этого. Эта часть очень похожа на вне израильскую премудрость - здесь темы о профессиях, о врачах и т.д. Эта часть отличается от предыдущих и может иметь характер инородного вкрапления в книгу.

Пятая часть состоит из “похвалы отцам”. После к книге прибавлена молитва Сираха 51гл.

11. Форма изложения книги.

Умудренный опытом долголетней жизни, на собственном примере убедившийся в высокой ценности своего мировоззрения, автор написал свою книгу с целью внушить его и другим, и их сделать своими последователями и участниками того мира и душевного равновесия, которыми сам он обладает.

“В награду мне Бог дал язык, и им я буду хвалить Его.

Приблизьтесь ко мне, ненаученные, и водворитесь в доме учения,

ибо вы нуждаетесь в этом, и души ваши сильно жаждут.

Я отверзаю уста мои и говорю: приобретайте ее себе без серебра;

подклоните выю вашу под иго ее, и пусть душа ваша принимает учение; его можно найти близко.

Видите своими глазами: я немного потрудился - и нашел себе великое успокоение.

Приобретайте учение и за большое количество серебра, - и вы приобретете много золота.

Да радуется душа ваша о милости Его, и не стыдитесь хвалить Его;

делайте свое дело заблаговременно, и Он в свое время отдаст вашу награду”.

(Сир.51:30-38)

 

Этим училищем мудрости и является книга Иисуса сына Сирахова. Содержанием её служит указание таких правил жизни, основанных на твердом религиозном мировоззрении, который характеризуются именем “мудрости”.

Форма изложения книги, соответственна её содержанию — та же, что и в других книгах еврейской так называемой “хохмической литературы”, т. е. в тех, где излагается учение о мудрости, правила жизни и наставления излагаются здесь краткими изречениями, в роде наших пословиц или поговорок, называемыми “притчи”. Эти краткие изречения почти всегда носят поэтическую форму, состоя из двух параллельных членов, как и обычно в еврейской поэзии даже там, где, речь по своему изложению и содержанию не имеет почти ничего поэтического. В книге Иисуса бен-Сира употребляется строго размеренная, стихообразная форма изложения. В последнее время ученые посвятили много труда, чтобы определить размер и строй еврейской стихотворной речи в поэтических книгах Ветхого Завета; сделаны уже попытки в этом смысле и по отношению к книге Иисуса. Но пока еще не найдено вполне бесспорных законов еврейского стихосложения, кроме давно уже известного закона о параллелизме членов, по которому поэтический строй стиха определяется не столько его внешнею формой, сколько внутренним содержанием. Скорее можно согласиться с тою мыслию, что писатель наблюдал не размер каждого стиха, а количество двухсоставных стихов, при чем каждому ряду мыслей однородного содержания соответствовало определенное, выраженное в круглом числе, количество стихов.

Как полагает протоиерей Рождественский, “вся книга в подлиннике состояла первоначально из 1600 двухсоставных стихов: 700 стихов приходилось на первую часть, до похвалы мудрости (гл. l—23), 400 стихов на среднюю часть, до похвалы учености (24, 1—38, 24), и 500 стихов—на последнюю часть”. То же наблюдение простирают и далее: полагают, что вся книга состояла из строф, объединенных по содержанию и имевших каждая определенное круглое количество стихов: 100, 50 или 10, хотя в настоящее время это однообразие и нарушено позднейшими переменами в тексте. В пользу возможности такого строя книги Иисуса бен-Сира может говорить то обстоятельство, что и в других книгах Ветхого Завета есть нечто подобное: отделы, написанные алфавитным акростихом, при чем каждой букве еврейского алфавита соответствует стих, начинающейся этою буквой, чаще один, а в некоторых отделах два или четыре. “Если существовал обычай располагать поэтическую речь равными по количеству стихов отделами, то, возможно, допустить, что и целая книга была составлена по такому именно арифметически-размеренному плану”. Но число стихов разных отделов и в подлиннике было, по-видимому, различно, как оно различно в сохранившемся до нас тексте книги.

II. Учение Сираха о Божественном.

1. Учение Сираха о Боге.

а) Бог как Творец.

Бог Сираха – Творец. “Все сотворил Господь” (Сир 43,36). Мысль творения мира ни из чего, Сирах не выражает. Указание только на неизменность Бога в творческом процессе, т.е. мир творится не из сущности Бога: “Он не увеличился и не умалился, и не потребовал себе советника” (Сир 42,22). (Хотя возможно, что этот стих говорит о вечности и неизменности Бога, если прочитать в настоящем времени: “Бог не увеличивается и не умаляется и не нужен ему советник”. Бог творит и доброе и не доброе. “противоположность зла – добро; противоположность жизни - смерть; противоположность праведного - нечестивец (Сир 33,14). И как замечает Харт “нельзя видеть в парном устроении мира дуализм”.

б) Бог как Промыслитель.

Бог – всеведущ “Не минует его никакое слово и не утаится слово”.

Бог также Промыслитель. Все факты земной жизни в его ведении “Доброе и худое, жизнь и смерть, бедность и богатство – от Господа.” (Сир 11,14). Каждого человека “ Как глина в руке горшечника …. И все судьбы ее в руке его произвола так люди в руке Сотворившего их.” (Сир 33,13). В этом стихе встречается одно из древних представлений Бога уже на исходе Ветхого Завета - “горшечник”. Но особенно Израиль “Израиль – удел Его” (Сир 17,15) В его истории проявилось промышление особо “Много славного являл Господь, величие Свое от века” (Сир 44,2).

Одно из действий Его Промысла есть воздаяние. “Господь есть Судия” (Сир35,12) и подкупать Его жертвами невозможно, как это делают язычники. Как каждому человеку, “Легко для Господа в день смерти воздать человеку по делам его” (Сир 11,26); так и народам: “Он будет воздавать отмщение народам, доколе не истребит сонма притеснителей и не сокрушит неправедных” (Сир 16,15). Святость Бога проявилась в том, что он наказал Израиль за его грехи. Таким же образом он явит свое величие “карая языческие народы, угнетающие Израиль”. Примечательно, что воздаяние не есть автоматическое следствие греха, Бог всегда стоит между грехом и карой. “Не сам грех приносит бедствие, но воля Божия”.

2. О Мудрости.

Но что же мы находим у нашего автора относительно самой Премудрости? Сирах настаивает на ее недосягаемости и на невозможности обрести ее одними человеческими средствами. “Всякая премудрость - от Господа и с Ним пребывает вовек”.(Сир.1:1) ???? ????? ?оответствует еврейскому выражению HMKH-LK Но тут же он замечает, что Сам Бог излил ее на все дела Свои и на всякую плоть по дару Своему, и особенно наделил ею любящих Его (1:9–10). В книге Сираха премудрость рассматривается с трех сторон. “1) как Бог в своем существе, в чем она не постижима; 2) как посредник между Богом и миром. 3) как всякое доброе начало в нравственных существах”.

С другой стороны, Премудрость в книге Сираха не есть одно только промыслительное действие Божие, умудряющее и наставляющее человека : “это есть персонификация всего действия Божия в истории”.

Здесь, пребывая в линии Притч, автор представляет Премудрость как некий харизматический дар, промыслительно сообщаемый Богом людям. Далее, отожествляя, вместе с Притч 1 и с Иов 28, религиозно-практический аспект Премудрости со страхом Ягве, а вместе с Вар 3–4 — с Торой, сын Сирахов утверждает, что она находит свое конкретное выражение в исполнении традиционных Моисеевых заповедей (24:25). Он следует Втор. 4:6–8, где Израилю обещается особая слава перед другими народами по причине его мудрости, обусловленной исполнением закона. Таким образом все древнее священное наследие Израиля открыто входит у сына Сирахова в обозрение идеи Премудрости. “Он с любовью говорит о храмовых жертвах он сохранил закон Всевышнего и был в завете с Ним” (Сир.44:20). О подати на храм и об очищениях (34:25), восхищается храмовым богослужением (50:5–22) и вдохновляется постановлениями закона в своих советах о социальных взаимоотношениях. Всем этим Сир еще больше, чем Вар 3–4, свидетельствует, что Премудрость составляет особую привилегию Израиля как избранного народа.

а) Плоды премудрости.

Сирах много говорит о плодах, которые подает Премудрость тем, которые ходят ее путями. Она подает счастье (1:11), здоровье (1:18), долгую жизнь (1:12,20), мирную смерть (1:13), силу (4:12), благословение Божие (4:14) и т. д. Особенно интересно отметить, что среди плодов Премудрости сын Сирахов называет знание. Так, ссылаясь в 17:9–11 на Втор 5:22 и прославляя дарование Премудрости через дарование Синайского законодательства, он постоянно употребляет вместо слова мудрость слово знание. Конечно, это слово имеет в библейской письменности прежде всего религиозный оттенок, но последний, особенно в позднюю эпоху, не исключает и других оттенков. Поэтому то обстоятельство, что среди плодов Премудрости Сир упоминает знание, может быть рассматриваемо как важный шаг вперед, проделанный учением о Премудрости. Оно может показывать, что перед хакамим наметилась задача “оцерковления” той чисто мирской культуры, носителями которой были в Израиле, как и у других народов Востока, первые мудрецы.

б) Похвала Премудрости.

Но какой образ самой Божественной Премудрости содержит книга Иисуса сына Сирахова? Ей посвящены главы 1-я и особенно 24-я, составляющая так называемую Похвалу Премудрости, Сирах более определенно, чем Притч 8, представляет Премудрость как творение Божие. Она, правда, вышла из уст Божиих (24:3), но была сотворена прежде всякой вещи (1:4), причем этот же глагол, обозначающий именно творение, повторяется и в 1:9, в 24:8, в 24:10 и т. д. Но вместе с тем Премудрость у Ягве и с Ним пребывает во век. Но, как это было отмечено по поводу Притч 8, вряд ли и словоупотребление Сир относительно происхождения Премудрости и ее соотношений с Богом имеет в виду одну чистую онтологию. Принимая особенно во внимание поэтический характер всей 24-й главы, можно считать, что все сказанное о происхождении Премудрости является в большой мере образной поэтической речью, имеющей своей целью придать еще большую живость ставшему уже традиционным образу Божественной Премудрости. Более интересно то, что Сирах говорит о ее свойствах и о ее откровении в мире. Он отмечает ее несоизмеримость всему сотворенному (1:2–3), ее непознаваемость (1:6).

в) Действие Премудрости в мире.

Относительно ее назначения и ее действий в мире Сирах говорит, что созданная до всякой твари Премудрость созерцала все чудеса мироздания. Может быть, Сирах мыслит и о некоем ее участии в творении мира, но это трудно утверждать по причине отсутствия прямых указаний. Будучи выше мира, она на столпе облачном обошла все народы (24:4–6). Она всюду имела владение, но не нашла себе места успокоения. Будучи излиянной на всякое дело Божие и на всякую плоть (1:9–10), но особенно на смиренных (3:19) и на любящих Бога от утробы матери их (1:10,14), она получает в качестве своего особого местопребывания Израиль. Сам Бог избрал ей жилище и повелел ей водвориться в Израиле и как бы установить в нем свою палатку (24:6–9). Премудрость нашла себе место покоя в Иерусалиме, в Сионской скинии (ст. 11–13). Там она расцвела подобно посаженному в благоприятных условиях растению, причем, описывая в своей речи свой расцвет, Премудрость постоянно уподобляет себя всевозможным благовониям, употребляющимся при храмовом богослужении (ст. 14–20). Таким образом, у сына Сирахова Божественная Премудрость не только подает свои различные дары преимущественно богоизбранному, обладающему Синайским законом Израилю, но, по повелению Божию, связывает с ним и самое свое существование, как бы лично в нем поселяясь. Конечно, во всем этом мы имеем дело с поэтической речью и с поэтическими образами. Но какова та реальность, которая за ними подразумевается?

Подобно книге Притч, Сирах ипостазирует Премудрость. Как это уже было отмечено, в сравнении с Притч Премудрость у Сирах принимает даже более определенные ипостасные черты: порою речь как будто прямо идет о некоей вполне конкретной личности (14:20–15:10; 24:1–37). Тем не менее и это обстоятельство не позволяет еще нам видеть в этом образе некое отличное от Ягве Божественное лицо. “Как и в отношении Притч, образ этот находит свое естественное объяснение в традиционном обычае персонифицировать теофании, тем более распространенном в поздний послепленный период, что он предоставлял удобный способ иносказательно изображать тот или иной аспект действия в мире трансцендентного Бога”. Однако Божественная Премудрость книги Сираха не есть уже одно только промыслительное действие Божие, умудряющее свыше и наставляющее человека: это есть персонификация всего действия Божия в истории, преимущественно в отношении богоизбранного Израиля. Переходя к человеку, премудрый заявляет, что и человек создан из земли и в нее возвращается, прожив на земле определенное ему Богом число дней. Но на земле Господь даровал ему власть над всем, что на ней находится.

III. АНТРОПОЛОГИЯ СИРАХА.

1. Творение человека.

Господь сотворил человека по образу Своему (Быт. 1, 26) и “подобно Себе, Он облек их силою, и вложил страх пред ними во всякую плоть, и повелел властвовать над зверями и птицами”. Подобие Господу в человеке выразилось прежде всего в том, что он стал господином животных земных, подобно тому, как Господь—Владыка всего Mиpa. Премудры хотел выразить здесь мысль о том, “что Господь дал людям силу сообразно с их положением на земле и достоинством”.

Преимущественно перед другими тварями человек наделён телесными способностями, и кроме того ему дарован разум, выделяющий его от земных тварей “Он дал им смысл, язык и глаза, и уши и сердце для рассуждения, исполнил их проницательностью разума и показал им добро и зло. (Сир.17:5,6). И здесь по выражению протоирея Рождественского “Бен-Сира допустил поэтическую вольность: по библейскому представлению познания добра и зла явилось уже последствием падение первых людей”.

2.Цель творение человека.

Целью сотворения человека и наделения его высшими способностями было то, чтобы он мог понять величие Божьих творений и сознательно прославлял Творца: “Он положил око Свое на сердца их, чтобы показать им величие дел Своих, да прославляют они святое имя Его и возвещают о величии дел Его. (Сир.17:7,8). Понимание величия Божия невозможно для человека, если в душе его нет страха Божия. Господь даёт своему народу нравственный закон. Сотворив людей и дав им нравственный закон, а именно: автор неоднократно обращается к теме милосердия. “Сын мой! Не отказывай в пропитании нищему и не утомляй ожиданием очей нуждающегося; не опечаль души алчущей и не огорчай человека в его скудости; не смущай сердца уже огорченного и не откладывай помогать нуждающемуся; не отказывай угнетенному, умоляющему о помощи, и не отвращай лица твоего от нищего; не отвращай очей от просящего и не давай человеку повода проклинать тебя; ибо когда он в горести души своей будет проклинать тебя, Сотворивший его услышит моление его” (Сир. 4, 1-6).

3. Социальные рамки человека.

Вместе с тем, он говорит о том, что в мире царствует социальная несправедливость, что бедные притесняются богатыми. Обращает Бен-Сира внимание и на то, что богатство ценится больше чем способности и душевные качества человека. “Какое общение у волка с ягненком? Так и у грешника - с благочестивым. Какой мир у гиены с собакою? И какой мир у богатого с бедным? Ловля у львов – дикие ослы в пустыне, так пастбища богатых – бедные.

Отвратительно для гордого смирение: так отвратителен для богатого бедный. Когда пошатнется богатый, он поддерживается друзьями; а когда упадет бедный, то отталкивается и друзьями. Когда подвергнется несчастию богатый, у него много помощников; сказал нелепость, и оправдали его. Подвергся несчастью бедняк, и еще бранят его; сказал разумно, и его не слушают. Заговорил богатый, - и все замолчали и превознесли речь его до облаков; заговорил бедный, и говорят: “это кто такой?” И если он споткнется, то совсем низвергнут его” (13, 21 – 29). “Счастлив богач, который оказался безукоризненным и который не гонялся за золотом. Кто он? И мы прославим его; ибо он сделал чудо в народе своем. Кто был искушаем золотом – и остался непорочным? Да будет это в похвалу ему. Кто мог погрешить – и не погрешил, сделать зло – и не сделал? Прочно будет богатство его, и о милостынях его будет возвещать собрание” (Сир. 31, 8-12).

“Не оставляй старого друга, ибо новый не может сравниться с ним; друг новый – то же, что вино новое: когда оно сделается старым, с удовольствием будешь пить его” (Сир. 9, 12-13). “Кто пожалеет об ужаленном заклинателе змей, и обо всех, приближающихся к диким зверям? Так и о сближающимся с грешником и приобщающимся грехам его: на время он останется с тобою, но если ты поколеблешься, он не устоит. Устами своими враг усладит тебя, но в сердце своем замышляет ввергнуть тебя в яму: глазами своими враг будет плакать, а когда найдет случай, не насытится кровью. Если встретится с тобою несчастье, ты найдешь его прежде себя, и он, как будто желая помочь, подставит тебе ногу: будет кивать головою и хлопать руками, многое будет шептать, и изменит лице свое” (Сир. 12, 13-18).

Значительное место уделяет автор наставлениям относительно семейной жизни и воспитании детей. “Счастлив муж доброй жены и число дней его - сугубое. Жена добродетельная радует своего мужа, и лета его исполнит миром; добрая жена – счастливая доля: она дается в удел боящемуся Господа; с нею у богатого и бедного – сердце довольное и лице во всякое время веселое” (Сир. 26, 1-4). “Кто любит сына своего, тот пусть чаще наказывает его, чтобы впоследствии утешаться им. Кто наставляет своего сына, тот будет иметь помощь от него и среди знакомых будет хвалиться им” (Сир. 30, 1-2).

 

 

4. О загробной жизни.

Учение книги Премудрости Иисуса сына Сирахова о загробной жизни “вытекает из антропологических и религизно-нравственных воззрений писателя”.

Согласно чисто-библейскому Ветхозаветному учению, писатель признает, что человек создан из земли: “Он от начала сотворил человека и оставил его в руке произволения его” (Сир.15:14) и Господь создал человека из земли, и опять возвращает его в нее (Сир.17:1), по образу Божию “Пути их всегда пред Ним, не скроются от очей Его” (Сир.17:13). Человеку, в силу последнего, даны смысл, язык, глаза и сердце для рассуждения (17, 5). Он исполнен проницательности и разума, почему и дан ему закон жизни “Величие славы видели глаза их, и славу голоса Его слышало ухо их”. (Сир.17:11), и Господь заключил с ним завет вечный.

а) Смерть человека согласно Сираху.

Смертность человека отчасти есть следствие его материальной природы “Все, что от земли, обращается в землю, и что из воды, возвращается в море”. (Сир.40:11). Но, с другой стороны, смерть внесена в мир женою “От жены начало греха и чрез нее все мы умираем (Сир.25:27): она есть следствие осуждения, а потому, по воли Изрекшего закон смерти, может быть побеждаем. “Принимая во внимание двойственность природы человеческой, писатель смотрит на смерть, как на исход духа”: “С упокоением умершего успокой и память о нем, и утешься о нем по исходе души его” (Сир.38:23), — “смерть есть день удаления “Не медли обратиться к Господу, и не откладывай со дня на день” (Сир.5:8). Куда же уходит дух? в ад “Помни, что смерть не медлит, и завет ада не открыт тебе” (Сир.14:12). Состояние в аду очень печально: там нет желания жизни “Давай и принимай, и утешай душу твою”, “ибо в аде нельзя найти утех”. (Сир.14:16,17) нет сознания и покаяния, нет исповедания Бога “Кто будет восхвалять Всевышнего в аде, вместо живущих и прославляющих Его? (Сир.17:24), “там огонь и червь что наказание нечестивому” (Сир.7:19). Но всем ли грозит такая печальная участь? Нет. Сирах говорит, что боящемуся Господа будет хорошо в день смерти “Боящемуся Господа благо будет напоследок, и в день смерти своей он получит благословение. Страх Господень - дар от Господа и поставляет на стезях любви” (Сир.1:13).

б) Суд на человеком.

Bеpa в Божие промышление о ?ере и всех людях приводить к вере в существование суда в день смерти человека. С этой точки зрения, память о последних судьбах писатель считает самым надежным побуждением к высокой религиозно-нравственной жизни человека “Во всех делах твоих помни о конце твоем, и вовек не согрешишь” (Сир.7:39). Угодно есть пред Богом в день смерти воздать каждому по делам его:

“Во дни счастья бывает забвение о несчастье, и во дни несчастья не вспомнится о счастье.

Легко для Господа - в день смерти воздать человеку по делам его.

Минутное страдание производит забвение утех, и при кончине человека открываются дела его.

Прежде смерти не называй никого блаженным; человек познается в детях своих”.

(Сир.11:25-28).

По определению этого суда: кончина грешников — пламень и ад “Сборище беззаконных - куча пакли, и конец их - пламень огненный. Путь грешников вымощен камнями, но на конце его - пропасть ада. (Сир.21:10-11),а праведником — благодать и Божие благоволение “Даяние Господа предоставлено благочестивым, и благоволение его будет благопоспешно для них вовек (Сир.11:15).

Анализ XVIII главы. “В начале главы писатель исповедует величие и правосудие Бога. Милостивое и любвеобильное отношение Бога к кратковременной жизни человека побуждает и человека быть милостивым к ближним (1—15)”. Но с милостью у Господа соединяется правосудие. В виду последнего, человек, как о своем теле должен заботиться прежде болезни (16—19), так и о душе своей — прежде суда.

Испытывай себя,— т. е. исследуй свое поведение,— прежде суда, и во время посещения (?? ??? ?????????—?редсмертное Божеств, посещение. Чис. 16, 29) найдешь милость.

Прежде, нежели почувствуешь слабость (опасно заболеешь и ослабеешь) смиряйся в покаянии и во время грехов покажи обращение к Богу и Его закону “Испытывай себя прежде суда, и во время посещения найдешь милость (Сир.18:20).

Исполняй обеты свои благовременно и не откладывай оправдания (??????????? - ?олучение прощения в грехах) до смерти (??? ??????? — ?о наступления смерти— twmlu — Пс. 72, 3) “Ничто да не препятствует тебе исполнить обет благовременно, и не откладывай оправдания до смерти” (Сир.18:22).

Припоминай о гневе т. е. Господа во дни смерти и о времени отмщения, когда Господь отвратить лице свое.

Итак, человек должен постоянно помнить о своем настроении, не забывать приносить покаяние ранее смерти, потому что день смерти есть время окончательного воздаяния за дела. Тогда особенно ужасно бывает для человека отвращение Божественного лица.

В чем же будет состоять воздаяние в день смерти?

1-я глава. 13-й стих. Боящемуся Господа благо будет (?? ?'???) ?апоследок, т. е. в конце жизни (Чис. 23, 10. Втор. 4, 30), и в день смерти своей он получит благословение.

IX глава. 15 ст. “Грешники не оправдаются до ада, невозможно получение награды”.

В параллель с такою участью грешников блаженство праведников в день смерти не может ограничиваться славою имени и благоденствием детей.

Но есть упоминание в книге Сирах о святых в Сир 42,17: “И святым своим не дал провозвестить всех дел Его”. Упоминание о демонах отсутствует, хотя в общем учении иудаизма демонология отмечается, и как считает Клаузер “Сирах должен был бы ее признавать”.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ЦЕННОСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ КНИГИ В ДРЕВНОСТИ И СЕГОДНЯ.

Между тем книга Премудрости Иисуса сына Сирахова, хотя и неканоническая, заслуживает нашего особого внимания, не только в виду любопытной судьбы её текста, но и по важности своего содержания Книга Сираха также и ценный культурологический источник. В ней мы можем видеть описание быта евреев, их интересов, популярные течения, богослужение (интересно, что сегодняшнее богослужение на праздник Пурим по описанию проходит так же как он описан в книге Сирах): недаром древние христианские писатели с особой любовью пользовались ей в своих творения, а Церковь предлагала её, вместе с другими неканоническими книгами для чтения и назидания оглашаемых, вновь вступающих в её лоно. Восточная Православная Церковь не отказалась от неканонических книг, несмотря на язык написания, что и подтвердил 1896 год, когда был обретен и доказан оригинальный язык – еврейский книги Премудрости Иисуса сына Сирахова.

И сегодня книга Сираха актуальна для учёных в изучении, как богословского наследия этой книги, так и быта того времени, описываемого Сирахом.

 

Библиография.

Источники

1.Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.,1993.

2.Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Брюссель, 1983.

3.

4.

5.

6. Septuaginta. id. est Vetus Testamentum graece iuxta interpretes editor Alfred R. Stuttgart.1994.

7. Biblia Sacra. Iuxta Vulgatam versionem. Stuttgart 1994г.

8. Полная Симфония на неканонические книги Священного Писания. СПб., 2000.

9. Симфония книг Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Брюссель, 1984.

10. Афанасий Александрийский св. Краткое обозрение Священного Писания Ветхого и нового Завета\\Христианское Чтение. СПб., 1841. Ч.4 С. 436-501.

Пособия.

11. Амусин Д. Тексты кумрана. перевод с древне еврейского М., 1971.

12. Бен-Сира \\ Еврейская энциклопедия. СПб. 1975.

13. Бернардо А. Экзегезис книг Ветхого Завета. М., 1973.

14. Вайнгрин Дж. Введение в текстологию Ветхого Завета. М., 2003

15. Вейсман А. Д. Греческо-русский словарь. СПб., 1899.

16. Гавриловский В. Учительные книги ветхого Завета. Вольск. 1911.

17. Гастер Т. Рукописи мертвого моря Нью-Йорк. 1964.

18. Дагаев Н. История Ветхозаветного канона СПб., 1898.

19. Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. М., 1976.

20. Джоан Комэй Кто есть кто в Ветхом Завете. М.,1998.

21.Зигабен Е. Толковая псалтырь. Изъяснения по святоотеческим толкованиям. Киев. 1883.

22. Кауфман И. Религия древнего Израиля \\ Библейские исследования М., 1997.

23. Каусто Умберто Эпическая поэзия в древнем Израиле \\ Библейские исследования. М., 1997.

24. Клаузер И. Бен-Сира \\ Еврейская энциклопедия. СПб., 1879.

25. Князев А. Историческое и богословское значение Письма Аристея к Филократу \\ Православная мысль. №9. Париж. 1957.

26. Князев А. свящ. Понятие и образ Божественной Премудрости в Ветхом Завете \\ Православная мысль. Вып.10. Париж. 1955.

27. Книга правил святых апостол святых соборов вселенских и поместных и святых отец. М., 1993.

28. Лопухин А. Толковая Библия или комментарий на все книги Священного писания Ветхого и Нового Завета. под ред. А Лопухина. СПб.1904-1907.

29. Левек П. Эллинистический мир. М.,1989.

30. Опыт перевода книги Иисуса сына Сирахова \\ Христианское Чтение. СПб., 1821. № 43.

31. Орехов Г. Идеал религиозно-нравственной жизни еврейского народа по учительным книгам Библии и применении его в жизни евреев Ленинград. 1956.

32. Рождественский П. прот. Книга премудрости Иисуса сына Сирахова. СПб. 1911.

33. Рождественский П.А Вновь открытый еврейский текст книги Иисуса сына Сирахова и его значение для библейской науки // Годичный акт в СПбДА. в 1903 года. СПб.. 1903.

34. Рисьдебир К. История Ветхозаветного канона в свете современной библиологической науки. ЛДА. 1975.

35. Ропс Д. Комментарий. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Брюссель. 1984.

36. Соджин А. Долитературная стадия библейской традиции. Жанры \\ Библейские исследования М., 1997.

37. Тов Э. Текстология Ветхого Завета. М.,2000.

38. Финном К. Еврейско-русско-немецкий словарь. Т. IV. Варшава, 1913.

39. Флавий Иосиф. Иудейские древности. Кн.12, ч.2. М., 1997.

40. Шапиро М. А. Спивака Г. С. Шульман М. Я. Русско-еврейский (Идиш) словарь. М., 1989.

41. Юнгеров П. Учение Ветхого Завета о бессмертии души и загробной жизни. Казань, 1882.

42. Юнгеров П. Частное историко-критическое введение в священные Ветхозаветные книги. Казань. 1907.

Иностранные пособия.

43. Аnderson W. The living world of the Old Testament. London. 1967. Р. 521

Oesterley W. The Wisdom of Jesus The son of Sirach, or Ecclesiasticus/ Cambrige 1912.

44. Reymond E. A structural analysis of Ben Sira 40,11-44,15. Сhicago 1997.

45. Nairne A. Every mans story of the old Testament. London, 1923.

46. Hart J. Ecclesiastikus. Cambridge 1909. Schechter S. and Taylor C. The wisdom of Ben Sira portion of the book Ecclesiasticus from Hebrew manuscripts in Cairo Genizah. Cambridge 1899.

47. Schechter S. and Taylor C. The wisdom of Ben Sira portion of the book Ecclesiasticus from Hebrew manuscripts in Cairo Genizah. Cambridge 1899.